WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 38 |

«Возникает вопрос: как мог человек с такими убеждениями стать коммунистом, борцом за победу социалистической революции Он и сам неоднократно задавался этим вопросом. И ответ его был честным и искренним. К коммунистам его привело стремление к достижению справедливости, искоренению угнетения одних людей и народов другими. Он пришел к коммунистам и к социалистической революции, потому, что хотел ЦГА ИПД РТ. Ф.109. Оп.1. Д.45. Л.2.

Всемирный доклад по социальным наукам. М., 2002. С.53.

верить, что это путь к свободе родного татарского народа. И не только его, но и к освобождению всего угнетенного человечества от ига капитализма.

Султангалиев считал, что «социализм является основным условием радикального разрешения национально-колониального вопроса»1. Эта его позиция нашла отражение в одной из статей, опубликованной в первом номере газеты «Известия Бакинских мусульманских общественных организаций» в марте 1917 года.

Она начала создаваться в годы революции, находила отражение в ряде публикаций, относящихся к 1917 –1923 году. В наиболее полном виде она нашла отражение в его «Тезисах об основах социально-политического, экономического и культурного развития тюркских народов Азии и Африки».

«У меня, - говорил он, - постепенно созрело решение создания самостоятельной партии на основе ревизии марксизма и ленинизма по колониальному и национальному вопросам. Этому способствовала также та чрезвычайная обстановка, которая была создана тогда вокруг так называемых «правых» татарских и отчасти башкирских коммунистов». Именно тогда и при таких обстоятельствах он начал составлять свои тезисы. Суть их, по его свидетельству, заключалась в обосновании противопоставления коммунистическому лозунгу о национальном самоопределении – лозунга колониального радикализма, «освобождение колоний через диктатуру колоний над метрополиями». При таком подходе коммунизм представлялся ему прогрессивным лишь «на первое время», как «форма европейского национализма», направленная на консолидацию и объединение материальных и культурных сил народов метрополий под эгидой пролетариата». В дальнейшем эта форма перерастает в новую форму европейского империализма.

В ходе составления тезисов Султангалиев зачитывал их отдельные выдержки перед своими соратниками, М.Будайли, К.Мухтаровым, и Енбаевым, обозначенных в партийных документах как татарские правые, а также показал их Председателю Совета Народных Комиссаров Крымской республики Дерен-Айерлы. При этом он говорил им, что это лишь черновой набросок его взглядов на развитие революционного движения в тюркских районах Европы и Азии. При их обсуждении возникали вопросы, связанные с взаимоотношением классов. Ставился и вопрос о создании федеративной тюркской республики в составе СССР, которая в случае поражения социалистической революции в стране должна превратиться в самостоятельное государство, в котором принцип диктатуры пролетариата должен был быть заменен «блоком классов» с преобладанием в нем ЦГА ИПД РТ. Ф.109. Оп.5. Д.55. Л.276.

крестьянства и не исключающего привлечения буржуазии, в том числе и крупной1.

Разумеется, Султангалиев к такой постановке вопроса шел долго, обобщая опыт российской революции и мирового освободительного движения. И не просто как посторонний наблюдатель, но как активный участник всей бурных свершений 1917- 1925 годов. Он сравнивал и сопоставлял объективные факторы революционного развития с его субъективными факторами. Хорошо знал многих деятелей революции и более всего общался и наблюдал за деятельностью и ходом мысли вождей революции В.И.Ленина, И.В. Сталина, Л.Д.Троцкого и многих других. В отличие от многих своих соратников, он, высоко оценивая их роль в революции, не был склонен их идеализировать.

Уже в начале своего революционного пути он своим приоритетом определил не социализм, а достижение национальной справедливости. Не прав Заки Валиди в утверждении о том, что «Султангалиев вступил в партию, веря в нее и искренне порвав с религией» и что это для него «не было вынужденной необходимостью»2. Факты свидетельствуют, что именно для него и таких, как он, вступление в партию было вынужденной необходимостью. Его приоритетом во все периоды жизни была судьба родного народа, возрождение его государственности. Он оставался коммунистом и социалистом до тех пор, пока идеалы социализма соответствовали справедливому решению национального вопроса. И внутренне переставал быть таковым по мере отхода руководителей Советского государства от принципов национальной справедливости. По мере того, как на жесткой централизации и диктате выстраивалось Советское государство. По мере того, как интересы народов российского Востока становились игрушкой в руках его руководителей. Поскольку процесс видоизменения национальной политики Советского государства был постепенным, постольку был постепенным и отход Султангалиева от учения Маркса и Ленина. По мере того, как росло недоверие к нему. А это недоверие к нему со стороны руководителей Советского государства присутствовало изначально. И, прежде всего, потому что он по всем вопросам имел свое собственное мнение, и не боялся говорить об этом открыто. Об этом свидетельствует хотя бы статья «Социальная революция и Восток» в журнале «Жизнь национальностей», на которую ссылался Джефри Хоскинг. Вряд ли остался незамеченной его оценка в ней действий большевистских руководителей по «подталкиванию» революции на запад. «Этот процесс Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 219-220.

Заки Валиди Тоган. Воспоминания. Борьба мусульман Туркестана и других восточных тюрок за национальное существование и культуру. М., 1997. С.227.

развития революции, - писал он в ней, - был направлен по неправильному пути. Казавшийся правильным внешне в отдельных своих проявлениях (спартаковское движение в Германии, Венгерская революция и т.д.) в общей своей совокупности он /процесс развития революции – И.Т./ носил односторонний характер». Эту односторонность он видел в том, что «почти все внимание руководителей революции было обращено на Запад» и что они «осуществление задачи развертывания Октябрьской революции в международном масштабе» видели «в механической передаче» туда «энергии российской революции»1. Недоверие к Султангалиеву проявлялось и тогда, когда он, минуя Сталина, через Л.Д.Троцкого добивался создания мусульманских воинских формирований, и тогда, когда, используя свои собственные каналы, вступил в переговоры с Заки Валидовым и Илъясом Алкиным по обеспечению перехода башкирских войск на сторону Красной Армии. Однако в наиболее яркой форме проявилось оно в процессе создания Союзного государства, когда Султангалиев в категорической форме выступил против ранжирования республик по сортам. За ним была установлена слежка, перехватывалась его переписка и, наконец, он был подвержен публичному осуждению, исключен из партии и освобожден от всех занимаемых должностей. «Я чувствовал себя свободным лишь во время Октября и в первые годы революции. Но с того дня, когда мне сказали: ты раб, мы тебе не доверяем, - а это было на третьем году революции Октября, - я опять почувствовал себя рабом»2. И он начал постепенно открещиваться от политики Советской власти. На вопрос: почему он оказался в оппозиции к официальному курсу партии, он отвечал: «Неправильной позицией ЦКа в национальном вопросе»,3 «несогласием с некоторыми крупными, а также мелкими проявлениями советской политики в отношении восточных республик и государств».

Еще не совсем открестившись от проводимой большевиками политики развертывания мирового революционного процесса, он в меру своих сил и возможностей, пытался повернуть руководителей Советского государства на Восток. С тем, чтобы Запад и Восток в советской политике были равнозначными.

С этим была связана его инициатива по созданию специализированного Народного Комиссариата иностранных дел во главе с И.В. Сталиным. В заявлении членов Центрального Бюро Коммунистических организаций народов Востока /ЦБКОНВ/ в ЦК РКП(б), с обоснованием необходимости создания специального Народного Комиссариата по иностранным делам для Мирсаид Султангалиев. Статьи, выступления, документы. Казань, 1992. С.91-92.

Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 447.

Там же. С. 445.

ведения дел на Востоке, написанном им, говорилось: «Восточная политика Советского правительства страдает недостатком рельефно выраженной определенностью и полнотой». Предлагалось поставить во главе этого Комиссариата такого «авторитетного человека», как Сталин, который «правильно оценивал значение национального вопроса». «Своей открытой и честной, прямой и решительной политикой в национальном вопросе, - писали они, - он сразу привлек к себе внимание широких слоев населения всех национальных меньшинств Советской России, … громадный авторитет»1. В этой характеристике Сталина содержался расчет на то, что Сталин с его болезненной самооценкой своей значимости клюнет на предложение татар и станет их союзником в осуществлении восточной политики. Однако этого не случилось. Ибо Сталин, как его оценивал Заки Валиди, лишь внешне поддерживал националов и лишь представлялся критиком великодержавного шовинизма. На самом деле, он фактически являлся их врагом.2 Татарские активисты видели, что «Сталин, чем дальше, тем все более сходит с правильного пути на путь великодержавного шовинизма»3. В этом отношении был прав В.И.Ленин, писавший, что «обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения»4. Речь, конечно же, шла не только о Сталине. Сталин же вооружился этим «истинно русским настроением», равно как истинно вырванными из общего контекста ленинскими цитатами для борьбы со своими политическими оппонентами и укрепления своего положения в партии и государстве.

Султангалиев предлагал центр тяжести революционной работы перенести на Восток. Дав подробную характеристику социальноэкономического развития основных стран зарубежного Востока, он предвосхитил возникновение в них мощного освободительного движения, во главе которого должен стоять не пролетариат, а революционная демократия.

В.И.Ленин еще до 1917 года неоднократно говорил о том, что революции в Европе и российская революция 1905 года пробудили Восток. Однако он ничего не писал и не говорил о характере и движущих силах этого пробуждения. Султангалиев же в качестве движущих сил освободительного движения колоний и полуколоний определил крестьянство, национальную интеллигенцию, мелкую буржуазию и пролетариат. Целью движения обозначил национально-государственную независимость. И впервые употребил понятие «народная республика». И это понятие после второй мировой войны для многих стран из слов превратилось в реалии.

ЦГА ИПД РТ. Ф.583. Оп.1. Д.26. Л.23.

Заки Валиди Тоган. Башкуртларин тарихи. на турецком и башкирском языках. Анкара, 2003. С. 404.

Неизвестный Султангалиев. Рассекреченные документы и материалы. Казань, 2002. С. 266.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1964. Т.45. С. 358.

Чтобы написать такое в условиях насаждаемого культа Ленина и обожествлении Маркса и Энгельса, требовались не просто смелость, но и обширные знания и основанная на них твердая убежденность в том, что марксизм-ленинизм не может быть знаменем борьбы за справедливые идеалы. Для доказательства этого тезиса он провел блестящий анализ перспектив развития колоний и полуколоний, сделав вывод о том, что движущей силой в борьбе против западных монополий будет не классовая борьба, а национальное единство.

Султангалиев смог гениально предвосхитить нарождение третьего мира, движущегося не по социалистическому пути, а по пути национальноосвободительных революций. Он отошел от той характеристики современного ему капитализма, которую дал В.И.Ленин в работе «Империализм как высшая стадия капитализма» и вывел свою собственную теорию империализма. В показаниях, данных им на следствии в 1928 году, он сказал, что эта работа Ленина испещрена им и что в результате его изучения он пришел к выводу, что у Ленина в этом вопросе «нет ясности» и, что империализм свойственен не каким то определенным, а ко всем стадиям капитализма. «Из моей постановки вытекала возможность в теории и практике существования социалистического или коммунистического империализма»1. Более того, он пришел к убеждению о том, что коммунизм есть ни что иное «как прогрессивная на первое время форма европейского национализма». Мировое хозяйство того времени он определил как колониально-рабовладельческий, паразитический и сугубо реакционный.

Если бы сущность материальной культуры народов Запада заключалась в одном лишь монополистическом характере, - писал он, - то это «составляло бы лишь полбеды». Вспомним, что по Ленину – это не полбеды, а беда в целом. Беда в полном объеме, по Султангалиеву в том, что «истинное содержание всех этих «монополистических капитализмов», «империализмов» и прочих официальных категорий общественности Запада» «не в этой форме, а в ее динамике, в специфической тенденции ее развития». В чем же заключается эта динамика Султангалиев отвечает, что она заключается в том, материальная культура Запада базируется не просто на сохранении кабальных, рабовладельческих отношений у народов Востока и на эксплуатации естественно-производственных сил и ресурсов колоний, но и главное, на задержке процесса развития их внутренних производительных сил, на подавлении роста их материальной культуры. Это, на его взгляд, приводит к хищнической и непродуктивной эксплуатации естественных богатств земного шара. «Доказательств истина эта едва ли требует, - указывал Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1964. Т.45. С. 545.

он, - т.к. достаточно понаблюдать за хозяйничанием метрополий у себя «на дому» и в колониях, чтобы сразу убедиться в этом». А последствия этого – нерациональная организация мирового производственного процесса и, следовательно, непроизводительная затрата массовой человеческой энергии.

Вот в чем видел Султангалиев гниение современного ему капиталистического хозяйства.

Султангалиев не ограничился общим анализом состояния мирового хозяйства, но и дал характеристику состояния социально-экономического развития главных стран Востока и тем самым смог показать процесс нарождения в них противовеса хищническим устремлениям западного капитализма. О Японии он писал так: «Полвека тому назад Япония представляла из себя небольшую полуколониальную страну, которая и думать не могла об участии в международной политике. Но стоило лишь ей прийти в пробуждение, как он разбила в пух и прах грозу народов Азии и жандарма Европы – закоренелого феодального империалиста – царскую Россию». Что же предвосхищал Султангалиев для этой страны А вот что:

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.