WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 38 |

И сама она называется объединенным королевством. Здесь присутствует шотландский, ирландский и ряд других этносов. Какой бы могущественной не была Англия, она не смогла избавиться от национального вопроса. Что это за вопрос для Англии Это вопрос полного поглощения, ассимиляции этих этносов. Он, показывает история, присутствует в течение многих веков и, видимо, будет присутствовать до окончания веков. Это для Англии вечный вопрос.

Голландия, Бельгия – государства с несколькими национальными компонентами. В них национальный вопрос – не вопрос взаимопоглощения и ассимиляции, а вопрос о взаимоотношениях. Скажем, вопрос о взаимоотношениях языков. Здесь не вопроса о сохранении французского или немецкого языков. Их сохранность гарантируется наличием по соседству государств, говорящих на этих языках.

По иному обстоят дела в Швейцарии. Здесь в едином государстве живут немцы, французы и итальянцы. История возникновения этого государства определила роль и место этих этносов как равноправных во всех отношениях субъектов этого государства. Особенность возникновения этого государства заключается в том, что оно возникло не в результате чьего-то завоевания, а, наоборот, с целью защиты от поработителей. С целью защиты от АвстроВенгерской монархии. История сама продиктовала этой стране равноправие языков и этносов. Здесь нет национального вопроса как такового. Итак, мы можем сказать, что национальный вопрос – это вопрос выживания и сохранения самих этносов, их языков, традиций и обычаев. Разумеется, и вопрос самочувствия.

Национальный вопрос в России.

1.Когда Россия становится многонациональной империей Вопрос этот дискуссионный. И, прежде всего, потому, что Россия формально империей была провозглашена лишь при Петре I. Во-вторых, потому, что четкой грани между мононациональным государством и империей не существует. Между тем, экспансия Москвы на территории угрофинских народов началась задолго до превращения Руси в централизованное государство. И в этом отношении она уже в 9-10 веках сталкивалась с Волжской Булгарией, которая также имела там серьезные экономические интересы и не желала допускать кого-либо к источникам мехов диких животных.

Однако можно сказать со всей очевидностью, что Российская империя берет начало с момента взятия Казани в 1552 году. Этим для России открылась возможность для покорения остальных татарских ханств и тем самым для быстрого продвижения на Восток и Юг. Тем самым произошло не только территориальное расширение Русского государства, но был открыт путь к колониальной эксплуатации покоренных народов.

Одновременно с этими качественными и количественными изменениями происходит постепенное становление национальной политики, которая не всегда преследовала одинаковые цели и была однозначной.

Период покорения татарских государств некоторые исследователи оценивают как время собирания Золотой орды. Поскольку Золотая Орда была империей, постольку речь шла и о восстановлении этой империи. Существует точка зрения, согласно которой Золотая орда сохранилась, и изменились только династии, и столица государства была перенесена из Сарая в Москву.

Разумеется, согласиться с этой точкой зрения в полном объеме вряд ли представляется возможным. Ибо речь шла не столько о таких, казалось бы, не значительных изменениях. Происходило становление новой империи, во многом унаследовавшей от Золотой Орды формы и способы правления, а также многие традиции и обычаи. Произошли существенные изменения этнического и религиозного характера. Если в Золотой Орде правила татарская элита, в новом государстве господствовала русская элита. Хотя в Золотой Орде на первом месте находился Ислам, она отличалась своей веротерпимостью. В то же время новую Россию лишь с определенными оговорками можно считать государством, где царила веротерпимость. Ибо веротерпимость была характерна лишь для определенных этапов развития государства Российского. Война против Казани была начата как война с неверными агарянами, безбожными татарами. Она шла под лозунгом борьбы против Ислама.

Разумеется, Москва претендовала на наследство Золотой Орды.

Летописи, хотя и называют Казань «окаянной дщерью Золотой Орды», Московское государство само являлось таким же детищем этой могущественной империи. Правильно писали дореволюционные русские историки Карамзин, Соловьев и Ключевский, что именно татарские ханы взрастили Москву, обеспечили ее возвышение над другими русскими княжествами. Поэтому нельзя не согласиться с точкой зрения о том, что территориальное расширение Московского государства со времени правления Ивана IV является «собиранием земель Золотой Орды». Московская Русь также как и татарские государства, вышла из одного и того же гнезда. Вовсе не случайно, что Н. Бердяев культуру этого периода называет культурой христианизированного татарского царства1.

В средние века вопросы, связанные с национальной политикой, решались, главным образом, как взаимоотношения верхов или же по-другому национальных элит. Ибо и тогда мало кто тогда считался с простым людом.

Правда, только до тех пор, пока народные низы не начинали проявлять себя в виде крупных восстаний и бунтов. Эти восстания и бунты, хотя и имели определенную национально-религиозную окраску, тем не менее, по своей сути и направленности были интернациональными. Таковы восстания под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачева, в которых, наряду с русскими крестьянами, активное участие приняли татары, башкиры и другие народы страны.

Поэтому Россия, которая с момента покорения Казанского ханства начинает имперский период своего развития, вынуждалась вырабатывать свою национальную политику. Каждому периоду российской истории была свойственна своя национальная политика. Отличие заключалось в степени, формах и методах ее реализации. Однако во все периоды она была направлена на русификацию и христианизацию нерусских народов. Иван IV и Петр I в своей национальной политике главный упор делали на грубые и жестокие методы.

Екатерина II увлекалась идей так называемого «просвещенного абсолютизма», что нашло определенное отражение в привлечении к сотрудничеству с государственной властью представителей «просвещенного» духовенства различных конфессий. Такими были члены Святейшего синода греко-российской Церкви Георгий (Конисский), митрополит Гавриил (П.

Петров), католический архиепископ Иосиф Аргутинский (Овсеп Аргутян), Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М.,1991. С. 3.

муфтий Оренбургского магометанского духовного собрания Мухамеджан Хусейнов и глава бурятской буддийской иерархии бандидо-хамба-лама Дамба-Даржа Заяев1.

Ее именным указом от 22 сентября 1788 года предписывалось открыть в уфимском наместничестве коллегиальный общегосударственный орган – Духовное магометанского закона собрание, главой которого – муфтием был назначен татарин М. Хусейнов2. Такие же, направленные на привлечение к сотрудничеству с самодержавной властью акции были осуществлены по отношению к религиозным деятелям другим конфессий. И таким образом национальная политика императорской России обогатилась очень важным инструментом духовного проникновения в среду нерусского населения.

Значительный опыт в реализации национальной политики был накоплен при Александре I и, особенно в результате реформаторской деятельности М.М. Сперанского. Примечателен опыт управления Финляндией, которая была присоединена к России в ходе русско-шведской войны 1808-1809 гг. Во главе Финляндского комитета был поставлен именно этот талантливый администратор, руководствовавшийся тезисом «Финляндия – государство, а не губерния» и потому полагавший, что она должна иметь в Российской империи внутреннюю автономию. Русский император отныне именовался великим князем финляндским. От его имени краем управлял наместник.

Сохранялись конституция и выборный законодательный орган – сейм.

Финляндскому дворянству гарантировались все прежние права и привилегии3.

Однако с уходом из политической арены Сперанского национальная политика России ожесточилась. Правительство оказалось не состояние 5 адекватно ответить на восстания 30-х годов, 1848 и1861 года4. Министр внутренних дел граф П.А.Валуев, будучи принципиальным сторонником сохранения Польши в составе России, полагал, что нужен некий Ряжев А.С. Просвещенное духовенств при Екатерине II // Вопросы истории. 2004. № 9. С. 43.

Это был офицер русской армии, полиглот, человек широких умственных интересов, ставший впоследствии членом Вольного экономического общества. Хусейнов получил образование сначала в Каргалинском посаде под Оренбургом, затем в Бухаре и Кабуле. Как пишет об этом А.С. Ряжев, он там выполнял секретное поручение Коллегии иностранных. Хусейнов некоторое время служил в Оренбурге, затем был назначен казахским ахуном. На этом посту снискал доверие уфимского губернатора О.А. Игельстрома. Именно ему во многом был обязан Хусейнов своим назначением. И он оправдал оказанное ему доверие. Он, будучи зятем хана Нурали и тестем хана Джангира, сделал немало для умиротворения казахской степи. Внес он свой вклад и в привлечении на сторону императорского трона шейха Мансура на Кавказе, что было расценено, как крупный успех и вменено лично в заслугу Хусейнова.

Российские реформаторы. Начало XIX - начало XX в. М.: Международные отношения, 1995. С.45.

Там же. С.86.

Царь Александр II в отличие от своего предшественника Александра I, считавшегося сторонником конституционных реформ, считал, что России нельзя давать конституцию, иначе она распадется.

В результате польское национально-освободительное движение распространилось на западные губернии России – Белоруссию, Литву и Правобережную Украину. Лозунгом восставших теперь уже было не просто восстановление конституции, а достижение полной независимости. На это власти отвечали лишь силой. Их позиция была четко компромиссный вариант, предусматривающий предоставление Польше культурной автономии и проведение конституционных реформ. В записке на имя царя он писал, что польский вопрос неразрешим без развития центростремительных сил в отношении России, что исключительное употребление мер строгости только развивает центробежные силы, и что без каких бы то ни было представительных учреждений тяготение окраин к России невозможно»1. Он предлагал противопоставить идее независимости другую идею, а не силу. Однако такой идеи в арсенале национальной политики России не было.

К началу 1865 года восстание в Польше, в котором участвовало 50 тысяч человек, было подавлено. В ходе восстания было убито 20 тысяч человек. По отношению к уцелевшим повстанцам начались массовые репрессии. Было сослано 18 тысяч человек. Жандармами был сделан вывод: «удержать в покое Польшу хотя бы в условном, покое может только железная рука»2.

Как видно из взаимоотношений России и Польши, сводить вопрос межнациональных отношений лишь к взаимоотношениям верхов, элит общества нельзя. На определенном этапе на первое место выступают народные низы, которые только и придают национальному движению устойчивый характер, что со всей четкостью проявилось в ходе русских революций. Тогда же столкнулись друг с другом подходы политических партий к решению национального вопроса.

Манифест 17 октября 1905 года отменил многие национальные ограничения и открыл путь для религиозно-конфессионального равноправия людей. Состоявшиеся выборы в I, затем во II и III Государственные думы показали, что в народе нет великодержавного синдрома. Однако националисты и, особенно из партии «Союза русского народа» пробуждали ненависть к нерусским народам. Эта партия была, так или иначе, причастна к организации еврейских погромов3. При обсуждении вопроса о еврейских погромах в Думе 13 июня 1906 года правые заявляли, что Дума находится на службе у евреев. «Наш парламентаризм, - говорили они, - становится простой игрушкой в руках этого народа». В распространяемых листовках думу называли «жидовской», хотя в ее составе из приблизительно 500 депутатов только 12 были евреями.

выражена в словах царя своему наместнику: «надо твердо идти по предназначенному пути главным основанием, которого должна быть неразрывная связь Царства с Россией».

Российские реформаторы. Начало XIX - начало XX в. М.: Международные отношения, 1995. С.35.

Там же. С.44.

Особенно жутким был погром Белостоке, где из 100 тысяч жителей 70 процентов составляли евреи. Во время этого погрома было убито 80 и ранено свыше 80 евреев, разграблено 169 домов и магазинов. Имущественный ущерб оценивался в 200 тысяч рублей. Царь и правительство открыто поддерживали октябристов, на которых лежала главная вина в организации еврейских погромов. Примечательно, что главным организатором еврейских погромов был дворцовый комендант Д.Ф. Трепов.

Кадеты гораздо более позитивно настроенные в этом вопросе, рассматривали еврейский вопрос частью общей проблемы «основных прав» граждан. Однако и они считали, что в обществе есть «народный антисемитизм». Они заявляли в Думе, что именно за него прятались власти в организации еврейских погромов1. Разумеется, это мягко сказано, ибо правительственные чиновники не только не прятались за правыми националистическими силами, но сами подогревали низменные страсти наиболее отсталых слоев населения и всеми своими действиями подводили их к участию в погромах.

Несколько отличными были подходы к национальному вопросу у социалистических партий страны. Их объединяло признание за нерусскими народами на национальное самоопределение. А разъединяли разные подходы к государственному устройству страны. Эсеры считали, что Россия должна превратиться в федеративное государство. Однако полагали, что федерация должна создаваться путем выделения в составе России областных, а не национальных республик.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.