WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 39 |

К югу от Анадыря обитали охотники и рыболовы. Рыболовством в основном занимались народы, проживавшие на Камчатке. Главным занятием коряков, ительменов, алеутов было рыболовство и зверобойный промысел. Вместе с тем, часть коряков оседлых имели небольшое количество оленей. Многовековой опыт жизни народов Крайнего Севера Азии породил особое мировоззрение, в основе которого лежал анимизм с одухотворением животных и явлений природы. С появлением русских стали складываться обменные и торговые связи. К середине ХVIII в. практически все ительмены были обращены в христианство.

Самым многочисленным этносом на юге Дальнего Востока являлись нанайцы. Как отмечают исследователи, у народов нижнего течения Амура, в отличие от северных народов, активно развивались межэтнические контакты, которые выражались в обмене сырьем и продукцией местного производства.

Пестрота конгломерата аборигенных народов дополнялась различиями в уровне социально-экономического развития, хозяйственной деятельности и самобытностью духовной культуры, обычаев и традиций. Общие хозяйственные интересы коренных народов и русских содействовали складыванию добрососедских отношений, обмену производственными и культурными навыками. Эвены, например, быстро и правильно усваивали русский язык. Принятие христианства, соседство с русскими служилыми и промысловыми людьми привели к появлению смешанных браков, к сближению культур.

По-разному складывались отношения различных народов со своими соседями. Например, между натками, гиляками и эвенками сложились дружественные отношения, с айнами – враждебные. До прихода русских между ними велись войны.

Наибольший интерес для русских представляли приамурские народы – дауры, дючеры, поскольку они занимались земледелием. Общественные отношения этих народов находились на стадии формирования патриархально-феодального уклада. Верховным собственником земли был князец, власть которого передавалась по наследству. Даурские князцы держали в повиновении тунгусские племена. С появлением землепроходцев дауры вошли в состав России, хотя этот процесс был далеко не гладким, в чем у нас будет возможность убедиться при изучении дальнейших разделов.

В целом социальная организация у большинства народов Дальнего Востока представляла различные ступени разложения родового строя. Общество состояло из родоплеменной знати, рядовых общинников и патриархальных рабов. Рабы выполняли самую тяжелую работу и пополнялись за счет военнопленных, купленных чужеродцев и сородичей, совершивших тяжкие преступления.

1.3. Русские географические открытия в Северо-Восточной Азии и юге Дальнего Востока Кто проложил путь на Северо-Восток Переход казачьего отряда во главе с Ермаком через Уральские горы положил начало активной, целенаправленной колонизации русскими людьми восточных территорий. Преодолев тысячи километров сибирской тайги, русские землепроходцы достигли реки Лены. На ее берегу енисейский казачий сотник Петр Бекетов в 1632 году построил Ленский острог, позже названный Якутском.

Впоследствии Якутск превратился в опорную базу организации русских экспедиций в дальневосточном регионе и центр распространения русского влияния на Северо-Востоке. Сюда стекался ясак с огромных пространств, сюда же потянулись торговцы, бывалые сибирские промышленники, вольные люди. В 1638 г. Якутск стал официальным административным центром Восточно-Сибирского воеводства.

Обосновавшись в Якутске, русские землепроходцы получили возможность продолжить исследование юга и севера Дальнего Востока. В этом было крайне заинтересовано государство. Во-первых, потому что колонизация неизвестных территорий могла пополнить русскую казну за счет использования природных богатств и обложения присоединенных народов ясаком.

Во-вторых, перед Россией открывалась перспектива выхода к морю и превращения в морскую державу. И, в-третьих, возникла острая необходимость обнаружить земли, удобные для землепашества и разведения скота. Завозимое из европейской части России продовольствие было крайне дорого, а обозы с ним проходили огромные пространства.

Именно эта задача приобретала в тех условиях особую актуальность.

Каким же образом решались эти задачи и кто те люди, чьи подвиги и судьбы вписали яркую страницу не только в историю Российского государства, но и мировую Рамки учебного пособия не позволяют представить полную картину великих географических открытий в дальневосточном регионе. Остановимся на главных событиях, раскрывающих процесс открытия и освоения новых земель. Расширить кругозор и углубить знания по изучаемой проблеме можно за счет изучения рекомендуемой литературы.

Итак, мы остановились на событии исторического значения: обосновании русских землепроходцев на реке Лене. Вслед за Ленским острогом стали появляться другие укрепления: в 1635 г. – Олекминский острог, в 1638 г. – Верхне-Ленское зимовье, в 1643 г. – Средне-Колымское. В 30-40-е гг. землепроходцы узнали от местных жителей о существовании Камчатки. В середине ХVII в. продвижение до Якутии осуществлялось двумя путями: сначала по реке Ангаре плыли до оз. Байкал, а затем следовали по р. Илим до Лены и далее. Открытие пути из Восточной Сибири в Якутию позволило землепроходцам выйти на лодках к устью рек, впадающих в Ледовитый океан. Каждую весну из Якутска отправлялись партии промышленных людей, ватаги казаков.

Предводители отрядов и экспедиций получали от якутского воеводы специальные наказы о сборе сведений о местных народах, их численности, хозяйственной деятельности, обычаях. Особое значение придавалось поиску серебряной руды.

В начале мая 1638 г. отряд томских казаков во главе с Дмитрием Копыловым впервые встретился с пришедшими на реку аборигенами – эвенами Охотского побережья.

От них он узнал о наиболее удобном пути с Алдана к Охотскому морю. В конце июля копыловцы в ста километрах от устья реки Мани поставили острог Бутальский. При дальнейшем общении с аборигенами они получили сведения о существовании на юге большой реки “Чиркол” (измененное от “Шилкар”), в низовьях которой в “земле танков” (нанайцев) имеется “серебряная гора”. Это были самые ранние сведения о Приамурье.

Позднее русские узнали, что “Чирколу” называют также “Омур” или “Момур”. Так возникло название реки “Амур”, получившее широкую известность во всем мире в конце ХVII в.

На поиск горы Д. Копылов в 1639 г. послал своего помощника Ивана Москвитина.

Используя эвенов и эвенков в качестве проводников, он должен был дойти до моря, построить там морские суда и на них идти к цели. Небольшой отряд (около 30 чел.) перешел через хребет Джугджур и оказался на реке Улье, по которой спустился к побережью Охотского моря. В устье реки Ульи казаки срубили первое на Дальнем Востоке и берегах Тихого океана Усть-Ильинское зимовье и приступили к сбору ясака с местного населения. Так началось присоединение к России земель и народов этого региона. Москвитинцам пришлось преодолевать множество препятствий и неурядиц.

Суровый климат, не всегда доброжелательное отношение со стороны аборигенов, нехватка продовольствия и др. побуждали их к поиску возможностей для выживания.

Угроза голода вывела отряд к богатой рыбой реке Охоте, куда они попали в октябре 1639 г. и где впоследствии был заложен Охотский острог.

По мере продвижения москвитинцы получали все больше сообщений о богатых землях на юге в долине реки “Момур”. Более того, эвены рассказывали также, что большая река впадала в море, а в ее устье проживали нивхи. Людей, обитавших выше по течению, они называли “конными людьми”. Как выяснилось позже такое название было дано дючерам и даурам, у которых было развито коневодство. Самым важным сведением было то, что эти народы умели выращивать хлеб, имели скот и домашнюю птицу, а также добывали в горах серебряную руду. Именно эти обстоятельства оказались наиболее привлекательными для дальнейшего продвижения землепроходцев, задумавших в 1641 г.

плыть морем на двух построенных ими кочах к устью Амура. Это было крайне опасное путешествие без вожа (проводника), который накануне сбежал. Судя по всему на Амуре Москвитину побывать не удалось. Зато участники морского похода первыми из русских побывали на р. Уде, открыли нынешние Шантарские острова и дошли до “островов Гилятской орды”. Что касается последних островов, то они находились в непосредственной близости от устья Амура. За самым крупным из них в ХVII в.

закрепилось москвитинское название “Гилятский”, или “Гилят”, а с 40-х гг. ХVII в. в России стал употребляться топоним Сахалин. Отечественные исследователи утверждают, что москвитинцы открыли Сахалин за три года до появления у его берегов голландской экспедиции де Фриза (1643 г.).

В 1641 г. Москвитин тем же путем вернулся в Якутск. Должных почестей героямземлепроходцам оказано не было. Якутский воевода П.П. Головин проявил живой интерес к донесению И Москвитина, попутно отобрав у его казаков весь собранный ими ясак. Не остались в долгу и москвитинцы. Вынашивая мысль об организации нового похода, они предпочли скрыть от воеводы часть сведений о морском пути к устью Амура и умолчать об “островах гилятской орды”.

Таким образом, вклад отряда И. Москвитина в открытие и изучение дальневосточного региона имеет неоценимое значение. Они первыми из русских не только оказались на Дальнем Востоке, но и положили начало русскому тихоокеанскому мореходству, способствовав тем самым превращению России в морскую державу. Рискуя жизнью, проявляя героизм, мужество и незаурядные дипломатические способности, москвитинцы по крупицам собирали сведения о неведомом ранее крае, его людях и богатствах.

Положительные стороны подвига И. Москвитина и его отряда не снимали с повестки дня актуальности важнейшей в то время для Якутского воеводства задачи:

поиска удобных для земледелия районов. Решение этой задачи было связано с новыми именами и событиями. В 1643 г. в Якутске было решено организовать экспедицию для обстоятельного изучения далекого края. Возглавил экспедицию письменный голова Василий Данилович Поярков.

Отряд Пояркова был внушительным по численности – 133 человека служилых, вольнонаемных (“охочих”), переводчиков (“толмачей”) и даже кузнец. В наказе Пояркову была поставлена конкретная задача: “Воевода Петр Головин велел идти из Якутского острогу для государевого ясачного сбору и для прииску вновь неясашных людей и для серебряной и свинцовой руды и хлеба”. Задача, как видим, была многогранной.

Предстояло по ходу пути и территории превращать в достояние России, и осуществлять поиск нужных государству ископаемых, а заодно выведать местонахождение хлебной землицы.

Путь В. Пояркова проходил вверх по р. Лене, затем по Алдану до отрогов Станового хребта. Преодолев Становой хребет, землепроходцы попали в бассейн р. Амур.

Тяжелым и сложным был этот путь. Зиму 1643-1644 гг. отряд провел в наспех построенном зимовье в верховьях река Зеи. Отряд Юрия Петрова, посланного Поярковым на юг за продовольствием, попал в засаду и с трудом прорвался к своим.

Люди, таким образом, были обречены на голод. Более 40 чел. не вынесли суровой зимы и испытаний. Летом 1644 г. казаки впервые появились на берегах Амура, но неудачи и здесь преследовали поярковцев. Попытка построить острог и заняться хлебопашеством не удалась из-за нападения дючеров (нанайцев). Было принято решение возвращаться назад в Якутск. Опасаясь новых нападений, Поярков повторил путь Москвитина, т.е. морской.

Плавание на речных судах, неприспособленных к морским переходам, было крайне опасным. Цена этого похода оказалась очень дорогой – из похода вернулись около человек. Даже несмотря на утерю чертежей и описаний пройденного пути (утонули в низовьях р. Майи), сведения, привезенные людьми из отряда Пояркова, давали представление о регионе, климате, жителях и др. Чего стоит только такое заключение:

“…Те землицы людны и хлебны и собольны, и всякого зверя много, и хлеба родится много, а те реки рыбны, и государевым ратным людям в той землице хлебной скудости ни в чем не будет”. По возвращении В. Поярков составил первое, основанное на собственных наблюдениях описание Амура, хозяйства населявших его народов. Самым ценным было сообщение поярковцев о том, что почти все амурское население пользуется независимостью, т.е. никому не подчинено.

К сожалению, как и в случае с Москвитиным, должной оценки заслуг Пояркова и его отряда не последовало. В Якутске к тому времени сменился воевода П. Головин и на Пояркова, как “правую руку” бывшего воеводы, смотрели враждебно. В вину ему поставили как людские потери в отряде, так и попытку припрятать часть привезенной пушнины. Очередному герою-первопроходцу ничего не оставалось как покинуть Лену (1648 г.).

Земля сибирская быстро стала пополняться слухами о богатых краях на востоке. И пока царские чиновники решали вопрос об их использовании, сюда потянулись удачливые люди в погоне за прибылью и везением. Одним из таких оказался выходец из сольвычегодских крестьян Ерофей Хабаров. Он промышлял торговлей, ростовщичеством, завел в Усть-Куте соляную варницу, ведал извозными делами, проявляя при этом напористость, энергию, работоспособность, крестьянскую смекалку и целеустремленность. Оказавшись в Якутске, он собрал на личные деньги отряд добровольцев из 70 человек и весной 1649 г. отправился на Амур. В отправке такой экспедиции был материально заинтересован воевода Якутска Дмитрий Францбеков. И Ерофей бил челом воеводе, чтобы он позволил “ему, Ярофею, идти на реку Амур на своем коште, с охочими людьми, и государевым счастьем тамошние народы покорять, и ясаки с них брать…”.

Хабаров пытался закрепиться мирными средствами, “без всякой драки”, но, встретив сопротивление, вынужден был применить силой. Ему удалось привести под “высокую руку” московского царя пять даурских селений и заложить в 1650 г. русское селение Албазин. Впервые Албазин упоминается в 1650 г., когда отряд Е.Хабарова занял на Верхнем Амуре городок даурского князя Албазы, откуда и появилось название острога.

Новый, подлинно русский этап в истории Албазина начался в 1665-1666 гг. когда туда переселилась группа из 84 казаков и крестьян во главе с Никифором Черниговским. Но в 1650 г. справиться с задачей исследования огромного региона малочисленному отряду Хабарова вряд оказалось под силу и ему пришлось вернуться в Якутск за людскими и материальными ресурсами.

Осенью 1651 г. отряд Е. Хабарова, спустившись вниз по течению Амура, остановился ниже устья Уссури и стал строить укрепленное зимовье, получившее название “Ачанский городок”. Весной 1652 г. его осадили маньчжурские войска. После первого столкновения с маньчжурами (русские отстояли свои владения) Е. Хабаров поднялся вверх по Амуру и построил в устье р. Кумары (правый приток Амура) Кумарский острог.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.