WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |

Нельзя не видеть и другой стороны освоения сурового дальневосточного края. Темпы форсированной индустриализации существенно превышали темпы роста свободных трудовых резервов края. В этой связи для восполнения рабочей силы стали широко использовать принудительный труд. В 1931 г. по решению СТО СССР был создан Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районе верхней Колымы (Дальстрой), которому суждено было вписать в историю страны трагические страницы. Его директором был назначен Э. Берзин. Дальстрой учреждался как единая система управления всеми видами деятельности: производственной, советскоадминистративной, культурно-воспитательной и др. За этими функциями скрывалось главное – форсированное освоение нового дальневосточного района с привлечением труда заключенных.

В первые два года в центре внимания Дальстроя было строительство дорог к золотоносным богатствам в верховьях р. Колымы. С 1934 г. Дальстрой был передан в ведение НКВД. По Дальнему Востоку раскинулась около 100 концентрационных лагерей.

Своеобразным транзитным пунктом для переправки узников пароходами на Колыму служил лагерь «Вторая речка» во Владивостоке. Их труд использовался и в пределах Приморского края – погрузочно-разгрузочные работы, добыча золота на острове Аскольд, угля в Сучане и Артеме, заготовка леса и др. Большая часть заключенных все-таки находилась в Магаданской и Амурской областях, а также в Хабаровском крае. Основная масса заключенных, работавших в этих районах, были политическими заключенными, т.е.

осужденными по ст. 58. Многие из них не выдерживали испытаний и умирали от тяжелого труда, недоедания, болезней, тягот морского перехода от Владивостока до бухты Нагаево, где со временем вырос город Магадан. Ценой исковерканных судеб и загубленных жизней государственная казна пополнялась крайне необходимым в то время золотом. Уже в г. трест Дальстрой добыл золота в 70 раз больше, чем в 1932 г. К этому времени трест имел 17 пароходов, 12 самолетов, 717 грузовых автомашин и др. технику. Тысячи заключенных тяжелым трудом создавали промышленный облик края. Благодаря их труду государство обрело на Дальнем Востоке мощную индустриальную базу, способную противостоять постоянной угрозе со стороны недружелюбных соседей. Как бы там ни было, но и за добровольным, и за принудительным человеческим трудом, преобразившим этот некогда заброшенный край, стоят люди, достойные уважения, восхищения и памяти.

Важнейшим итогом индустриализации ДВК было рациональное размещение промышленности в пределах самого края. Возникновение новых промышленных центров изменило экономическую географию края, рассредоточило индустрию, ликвидировав уродливую концентрацию промышленного производства в немногих южных районах Дальнего Востока. Особенно быстрыми темпами развивались Северный Сахалин, Камчатка, Колыма, Чукотка, Хабаровский край. Произошли изменения в размещении центров машиностроения и металлообработки.

1.3. Дальневосточная деревня Дальневосточный крестьянин в преддверии «великого перелома». В годы гражданской войны и иностранной интервенции сельское хозяйство Дальнего Востока было основательно подорвано разорением и грабежами. Истощились поля, эксплуатируемые без правильного севооборота и удобрений, снизилась урожайность всех культур, сократились посевные площади. Имевшаяся у крестьян техника нуждалась в замене.

Новая экономическая политика, введенная в 1921 г., принеся облегчение крестьянам центральных районов страны, вызвала некоторую долю недовольства в дальневосточной деревне. Проблема заключалась в том, что в центре замена продразверстки продналогом выглядела прогрессивным явлением. На Дальнем Востоке, где не прибегали к продразверстке, система налогообложения в соответствии с НЭПом оказалась довольно высокой и повлекла справедливые нарекания крестьян. Сельское хозяйство достаточно долго выходило из кризиса.

После выхода сельскохозяйственной отрасли на уровень 1917 г. и слома новой экономической политики предстояло решить задачу социалистического переустройства дальневосточной деревни. В масштабах государства к концу 20-х годов был взят курс на коллективизацию, для чего были определены ряд задач для реализации курса. По крайней мере, Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» были определены сроки коллективизации, основная форма кооперации – сельскохозяйственная артель и политика по отношению к кулачеству – ликвидация его как класса на основе сплошной коллективизации. Вместе с тем, реальную политику в деревне определяла конкретная ситуация, главной особенностью которой на рубеже 20-30-х гг. был кризис хлебозаготовок. Резкое снижение товарного хлеба представляло угрозу планам индустриализации: с одной стороны – как дефицит продовольствия для промышленных городов, а с другой – как средство поступления валюты за счет экспорта хлеба. Перевод сельского хозяйства на путь крупного обобществленного производства стал рассматриваться как единственное средство решения хлебной проблемы в возможно короткие сроки. Учитывая это, бюро Далькрайкома ВКП(б) 11 января приняло постановление о работе крайколхозсоюза и ближайших задачах колхозного строительства.

Дальневосточная деревня подошла к коллективизации с заметными отличительными особенностями по сравнению с европейской частью страны. Во-первых, она отличалась сравнительно высоким процентом зажиточных хозяйств. Для объяснения этого феномена достаточно вспомнить льготные условия переселения крестьян на Дальний Восток. Вовторых, за время освоения территории сформировалась прослойка крестьян, использовавших наемный труд в хозяйстве, что свидетельствовало о переходе аграрного сектора на капиталистический путь развития. В-третьих, часть крестьян незримыми нитями были связаны с белогвардейцами, находящимися в сопредельных странах. И, наконец, казачество, приверженное к вольнице. Социальная база для предстоящей коллективизации, таким образом, существенно отличалась. В европейской части СССР ставка был сделана на беднейшее крестьянство, составлявшее большинство, на Дальнем Востоке предстояло коренным образом изменить психологию средних и зажиточных крестьян. К тому же, несмотря на то, что упомянутым выше постановлением Дальний Восток был отнесен к третьей группе незерновых районов и срок завершения коллективизации отодвигался к весне 1933 г., местные власти предпочли ускорить этот процесс.

Тернистый путь к коллективному труду. Уже с конца 20-х годов на Дальнем Востоке стали создаваться первые колхозы. Напомним, что этот термин возник в процессе коллективизации как синоним одной из форм кооперации – сельскохозяйственной артели.

В ней обобществлялись орудия труда, непосредственный труд крестьян, но оставлялась возможность владения приусадебным участком и подсобным хозяйством. Отметим, что основными владельцами сельскохозяйственного инвентаря и машин в регионе были зажиточные крестьяне. Так, доля состоятельных крестьян в различных районах края колебалась от 9 до 12%, а с учетом среднего крестьянства – до 40 и даже 50%. В силу этих обстоятельств недовольство и даже сопротивление со стороны крестьян было неизбежным.

Центральная и местная власти, следуя идеологии «наступления социализма по всему фронту» и стремясь радикальным способом решить хлебную проблему, развернули повсеместную борьбу за социализацию деревни. По итогам января 1930 г. на Дальнем Востоке в колхозы вошли 20,8 тыс. крестьянских хозяйств, а в феврале их количество увеличилось до 90,8 тыс. Соответственным было увеличение числа колхозов. Если в январе 1930 г. их насчитывалось 936, то в марте – более полутора тысяч. Во Владивостокском округе, например, коллективизацией были охвачены 45% хозяйств.

Буквально по итогам января 1930 г. были объявлены зонами сплошной коллективизации Михайловский, Гродековский, Черниговский районы в Приморье, организованы первые 17 колхозов на Нижнем Амуре. В 1930-31гг. в районах Приморья и Хабаровского Приамурья началось создание машинно-тракторных станций (МТС): Астраханская – в Приморье, Аргунская, Новотроицкая, Матвеевская – в Хабаровском Приамурье. В них сосредоточивалась сельскохозяйственная техника, поставляемая государством для укрепления материально-технической базы создаваемых коллективных хозяйств.

С 1929 г. с целью ускорения коллективизации центральные власти приступили к переселению на Дальний Восток демобилизованных красноармейцев с семьями. Из их числа стали создаваться красноармейские колхозы, явившиеся опорой местных партийносоветских органов в проведении коллективизации. В 1932 г. на Дальнем Востоке действовало 42 таких колхоза.

Вполне естественно, что основные принципы коллективизации – добровольность, постепенность, наглядность, личная заинтересованность крестьян – просто пренебрегались. Диктат, нажим, угроза стали основными методами коллективизации. За всем этим крылось, помимо других причин, стремление местной власти различного уровня выслужиться перед вышестоящей инстанцией, не «ударить в грязь лицом» в решении важной государственной задачи. Дело доходило до объявления ударных «месячников» по коллективизации и соревнования между сельскими районами по количеству обобществленных хозяйств. В ответ крестьяне сопротивлялись. Предвидя такой поворот событий, правящая партия в постановлении от 5 января 1930 г. определила ряд мер по борьбе с кулачеством, а также задачи, порядок и характер раскулачивания.

Они-то и легли в основу жестокого противостояния между государственной машиной и крестьянством в 30-е годы.

Кампания по ликвидации кулачества началась в феврале 1930 г. и сопровождалась быстрыми решениями сельских советов и судов о конфискации имущества, лишении избирательных прав или выселении. В отношении организаторов заговоров против советской власти, террористических актов предусматривалось тюремное заключение. В ходе компании допускались грубейшие нарушения и по отношению к тем крестьянам, которые изъявляли желание идти в колхозы, зачастую обобществляя домашний скот, птицу, а то и домашнюю утварь при образовании, например, коммун.

Самым страшным нарушением было включение в разряд кулацких хозяйств семей середняков и бедняков, пытавшихся отстоять свою хозяйственную автономию. Только за февраль 1930 г. на Дальнем Востоке было зарегистрировано двенадцать антиколхозных выступлений, в ходе которых крестьяне даже прибегали к оружию. Такие примеры имели место в Шкотовском, Черниговском и др. районах, где крестьяне уходили в лес, создавая вооруженные отряды. Наиболее активное сопротивление оказывали крестьяне Амурского округа. В ответ усиливались репрессивные меры. Только в 1930 г. было раскулачено и выселено из Амурского округа 1175 семей, из Владивостокского – 2114 семей.

Крестьяне Дальнего Востока сильно пострадали в период проведения паспортизации края (конец 1933 – начало 1934 гг.). В пограничных районах региона, где проживала значительная часть качества и старожильческого зажиточного населения, в большинстве своем отрицательно относившихся к советской власти, была проведена чистка.

Выявленные «неблагонадежные» крестьяне по решению административных органов подвергались выселению. В выдаче паспортов им было отказано. К примеру, из Гродековского района было выселено 16% населения, из приграничного села Сальское Иманского района – треть жителей.

Самоуправство и разгул репрессий, растущее недовольство крестьян и возможность его перерастания в крестьянскую войну заставили Сталина и его сторонников принять смягчающие меры. После его известной статьи «Головокружение от успехов» (март г.), в которой вина за перегибы была возложена на местные партийные и советские органы, накал борьбы несколько ослабился, начался отток крестьян из колхозов, а их число стало катастрофически падать. Если в апреле 1930 г. насчитывалось 45% кооперированных хозяйств, то в апреле их осталось 26%. В Гродековском районе 46% хозяйств, из ранее коллективизированных, распались. В Михайловском районе при рассмотрении жалоб незаконно раскулаченных крестьян были удовлетворены 365 из 437.

Заметно уменьшилась численность сельского населения. Деревня на некоторое время замерла, присматриваясь к новой политике, но ненадолго.

Усугубление международного положения и ускорение темпов индустриализации торопили. Перед дальневосточной деревней стояли архиответственные проблемы:

выполнение планов государственных поставок и решение такой задачи как обеспечение продовольствием растущего промышленного населения края, сокращая дорогостоящий завоз его из других регионов страны. С осени 1930 г. началось новое наступление на крестьян, но с учетом некоторых элементов стимулирования. Дальневосточной деревне оказывалась помощь техникой, льготами, кадрами специалистов. С 1925 года началось организованное переселение крестьян из центральных областей. В 1933 г. по решению партии и правительства дальневосточные колхозы освобождались от обязательных хлебопоставок на 10 лет, единоличники – на 5 лет. Ассигнования на развитие сельского хозяйства ДВК в годы первых пятилеток составили 343,5 млн руб. Эти меры создавали более благоприятные условия для наращивания экономического потенциала в аграрном секторе Дальнего Востока.

Помимо экономических стимулов, значительное место уделялось внедрению административно-командных методов управления сельским хозяйством. С этой задачей были призваны справиться политотделы МТС (1934 г.). По направлению ЦК ВКП(б) возглавить их в край приехали 300 коммунистов – В. Моргулис, И. Шашков, А. Зубков и др. Примечательно, что в политотделах вводилась должность заместителя начальника по ОГПУ (орган по охране государственной безопасности в 1923-1924 гг.). Дальнейший ход коллективизации, приобретал, таким образом, по-прежнему насильственные, репрессивные черты.

Итоги коллективизации на Дальнем Востоке. К концу первой пятилетки на Дальнем Востоке было коллективизировано 60% хозяйств, объединенных в 1681 колхоз.

Завершение преобразований в сельском хозяйстве края приходится на вторую пятилетку, в результате чего на Дальнем Востоке коллективизацией было охвачено почти 91% крестьян, 95,5% посевных площадей, работало 104 МТС. Задача перевода единоличного крестьянского хозяйства на рельсы коллективного земледелия считалась завершенной. За видимым успехом скрывались трудности процесса и трагизм содеянного.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.