WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 39 |

Вряд ли расширение жизненного ареала русскими могло понравиться ближайшим соседям по Дальнему Востоку. С самого начала процесс распространения влияния русских на Амуре оказался под пристальным вниманием со стороны Цинского правительства Китая. Еще в 1644 г. центральный Китай был завоеван маньчжурами, которые основали свою династию Цин, просуществовавшую до 1911 г. Ее внешняя политика отличалась захватническим характером и появление русских на Амуре они расценили как угрозу своим интересам. И хотя Приамурье никогда не входило в состав Китайской империи, цинское правительство пыталось всячески вытеснить русских с этой территории.

Примером тому служит албазинская эпопея и ряд других нелицеприятных стычек.

Успехи колонизации русскими поселенцами бассейна Амура и неуклонное приближение границ Российского государства к территории маньчжурского домена представляло реальную угрозу Цинам. Проникновение русских в Приамурье, объясачивание местного населения лишали маньчжуров источников живой силы и ценной пушнины. К тому же русская политика в крае была успешной и привлекала к Российскому государству все большее число представителей местного населения. Все это ставило маньчжуров перед лицом серьезной угрозы в этом обширном крае и могло повлиять на положение Цинской династии во всем Китае. Во избежание этого Цины начали готовиться к большой войне против русских и, имея определенный опыт взаимодействия с ними, не надеялись на легкую победу.

Важным компонентом этой подготовки была дипломатическая предпосылка агрессии. По крайней мере, цинское правительство создало целую серию исторических документов, согласно которым земли Приамурья, более 40 лет принадлежавшие России, объявлялись “захваченными”, “воровским образом занятые” и т.п. Словом, формировалось общественное мнение об отторжении этих земель Россией от Цинской империи.

Россия не раз пыталась установить добрососедские отношения с Китаем. Но ни миссия Ф. Байкова (1654–1658 гг.), ни миссия И. Перфильева и С Аблина (1658-гг.) не увенчались успехом. Дипломатическая миссия Байкова предполагала установление дипломатических и торговых отношений с Китаем и попутное изучение обстановки в стране. Байкова встретили в Китае недружелюбно из-за недавнего столкновения русских купцов с маньчжурами на Амуре в сентябре 1656 г. Ему было предложено покинуть Пекин.

Чуть больше везения пришлось на долю следующего посольства И.Перфильева и С. Аблина. К императорскому двору их не допустили, но торговля в Китае была разрешена. После этого постепенно стала выстраиваться система взаимоотношений с цинским правительством на региональном уровне через установление контактов с нерчинским воеводой. Новый император Канси (с 1662 г.) предлагал установить мир в пограничных областях, чтобы “жить в миру и радосте”. Мирная направленность внешней политики Канси оставалась на словах. На деле шли приготовления к военным действиям.

Первые шаги к урегулированию отношений. Для урегулирования положения на Амуре и нормализации русско-китайских отношений в феврале 1675 г. в Китай было направлено новое посольство во главе с Н. Спафарием. Переговоры затянулись на несколько месяцев. На все миролюбивые предложения цинское правительство отвечало отказом, а вскоре и вовсе перешло к враждебным действиям. После второй осады Албазина обеим сторонам было понятно, что требовалось срочное дипломатическое разрешение конфликта. Переговоры решено было проводить по взаимной договоренности в Забайкалье в городе Нерчинске. Проходили они на фоне продолжавшейся агрессии маньчжуро-цинской стороны на Амуре, оправдываемой интересами “защиты” малых народностей.

Наше посольство представляли окольничий Федор Алексеевич Головин, нерчинский воевода Иван Астафьевич Власов и дьяк Семен Корницкий.

В инструкции Посольского приказа Головину содержались рекомендации о том, что граница должна пройти по реке Амур, в случае же непреклонной позиции Цинов по этому вопросу войны с ними не допускать и, идя на уступки, соглашаться на проведение границы в районе Албазина. Что касалось остальной территории, то ее можно было рассматривать в качестве нейтральной для промыслов и торговли с той и другой стороны.

Учитывая важность предстоящего мероприятия и напряженность в отношениях двух держав, Головина сопровождал отряд стрельцов численностью 1400 чел. Русское правительство, таким образом, рассчитывало путем переговоров достигнуть мира на Дальнем Востоке и договорным путем закрепить позиции России в Приамурье.

Цинский двор стремился достигнуть мира с Россией за счет ее уступок в возврате аннексированных и никогда не принадлежавших ему русских владений в Приамурье.

Цинский император Канси в этой связи заявлял: “Эти амурские места являются важным стратегическим пунктом. Если мы не присоединим к себе эти местности, то пограничное население никогда не обретет спокойствие. Я считаю, что Нерчинск и Албазин, верхнее и нижнее течение Амура а также каждая речка и ручеек, впадающие в него, – все принадлежит к моим землям. Нельзя и от малейшей части этого отказываться в пользу русских”. Эта идея содержалась и в инструкции императора Канси цинскому посольству.

Возглавил посольство князь Сонготу, член Государственного совета, крупнейший сановник Цинской империи, командующий личной гвардией императора. Получив сообщение о том, что Федор Головин прибыл в Нерчинск и готов вести переговоры, китайский император отдал распоряжение своему посольству тоже выехать в Нерчинск.

Цинское посольство выступило в путь с пятитысячным войском, вопреки обещанию иметь эскорт только из необходимого охранного конвоя. Кроме того, в районе Албазина уже находились маньчжурские войска, посланные туда, чтобы “разведать положение русских”. В конечном счете на территории России было сосредоточено 15-тысячное войско маньчжур.

Перед началом переговоров Сонготу получил от императора распоряжение, в котором указывалось: “В начале переговоров вы должны по-прежнему настаивать на том, чтобы сделать границей Нерчинск. Если же их посланник будет просить о том, чтобы оставить Русскому государству Нерчинск, то можно согласиться сделать границей Аргунь”. В секретном императорском указе посольству было рекомендовано “действовать в соответствии со сложившейся обстановкой”, т.е. при случае оказывать на русскую сторону военное давление.

Неравноправный договор. 26 июля маньчжурская флотилия на 120 речных судах прибыла к Нерчинску, куда в тот же день подошли остальные войска, двигавшиеся по суше. Таким образом, в нарушение международных норм и обычаев, цинские представители прибыли для переговоров с огромным и хорошо оснащенным войском. Поиному, чем стремление демонстрировать свою силу и оказывать давление на Россию, эту акцию назвать нельзя.

Русские дипломаты внесли предложение установить границу по Амуру, основываясь на приоритете России в освоении этого края и признании этого факта местным населением. С противоположной стороны вначале последовало предложение считать пограничной полосой реку Лену. Неуступчивость русского посла повлекла за собой угрозы о применении военной силы. В окрестных лесах и падях стали маршировать войска под маньчжурскими знаменами. На следующей встрече маньчжурские послы выдвинули предложение “быть границе до Байкаловского моря”, что означало отдать им все земли к востоку от Байкала. Обоснованием для таких требований послужило обращение к истории: Забайкалье когда-то входило в державу Александра Македонского и Чингисхана, чьими наследниками должны считаться маньчжуры. Переговоры проходили почти месяц и 29 августа 1689 г. был подписан исторический документ – Нерчинский договор.

Граница между Россией и Китаем была установлена по реке Аргунь до места слияния ее с рекой Шилкой, а далее по р. Горбице и “от вершины тоя реки каменными горами, которые начинаются от той вершины реки и по самым тех гор вершинам даже до моря протягненных”. Как видно, граница от слияния Шилки с Аргунью до моря определялась договором весьма условно, ибо обе стороны не имели точного представления об этих местах. В соответствии с Нерчинским договором Россия эвакуировала свое население из района бывшего Албазинкого воеводства, Аргунский острог переносился на левый берег Аргуни, а территория Приамурья отныне служила своеобразным буфером между двумя государствами.

Учитывая ситуацию, в которой происходило обсуждение и подписание договора, можно считать его насильственным, т.е. заключенным под угрозой применения силы.

Ф.Головин вынужден был уступить Цинской империи ряд территорий, которые фактически принадлежали русским в 40-80-е гг. ХVII в. Эти обстоятельства затормозили экономическое развитие Приамурья более чем на полтора века.

Заключение Нерчинского договора, вместе с тем, создавало условия для нормализации государственных и торговых отношений между Россией и Китаем и стабилизировало в целом обстановку на Дальнем Востоке. Условность установленной границы, разночтения в текстах договоров на разных языках предполагали в будущем возвращение к проблеме пограничного размежевания.

Таким образом, ХVII век в российской истории ознаменован величайшими открытиями русских людей, коренным образом преобразивших исторические и географические представления о Сибири и Дальнем Востоке. Русская экспансия от Урала доТихого океана заняла довольно короткий исторический период, но дала обширный материал о новых неизведанных ранее краях, их богатствах, климате и обитателях. Вместе с тем заметим, что движение русских землепроходцев в ХVII в. носило в основном инициативный характер с их стороны. Московское правительство поощряло эту инициативу, накапливало сведения, способствовало освоению территорий и приведению под “государеву руку” аборигенных народов. Лишь с конца ХVII – нач. ХVIII вв. царская власть приступает к целенаправленной политике на Дальнем Востоке с точки зрения дальнейшего изучения, освоения региона и укрепления своих позиций на берегах Тихого океана. Вместе с тем к концу ХVII в. назрела серьезная проблема во взаимоотношениях двух великих государств России и Китая. Только перенесение этой проблемы из сферы военной в сферу дипломатическую позволило России закрепить правовую основу стихийно развивавшихся до этого отношений. Нерчинский договор создал предпосылки для их совершенствования в дальнейшем.

Лекция 2. Российская политика в Дальневосточном регионе в ХVIII – I пол. ХIХ вв.

2.1. Русские мореплавания и географические открытия в ХVIII веке на Дальнем Востоке Острова “за переливами”. Известия о Курильских островах и таинственной Японии, открытие Камчатки и неясность того, соединяется Азия с Америкой, или разделена проливом, слухи о каких-то землях к востоку от Азии давно были в поле зрения российского императора Петра Великого. Вместе с тем, международная обстановка на западе мешала своевременно принять меры по изучению крайнего северо-востока страны и закреплению открытых земель, хотя некоторые шаги в этом отношении все-таки были предприняты.

Особый интерес правительства вызвали сообщения Атласова о Курильских островах. Еще в 1697 г. во время похода Атласова на Камчатку его участники зафиксировали, что “за переливами” существуют и другие острова, на которых живут “курилы” - айны. Сибирский приказ по распоряжению императора Петра I организовал несколько походов с целью изучения островов к югу от Камчатки, а заодно и получения сведений о Японии. Первыми в 1711 г отправились на Курильские острова казаки Д.Я.

Анциферов и И.П. Козыревский с командой из 33 чел. Они побывали на северном острове гряды – Шумшу, в результате чего собрали богатый материал о флоре и фауне острова, быте, нравах, хозяйственной деятельности его обитателей. Но самое главное – это сведения о том, что жители его не признавали над собой ничьей власти, а отныне приведены в русское подданство.

В дальнейшем изучение и присоединение Курильских островов связано уже только с именем Козыревского. В течение 1712 и 1713 гг. он дважды побывал на островах, обследовав всю Курильскую гряду и нанеся ее на карту. На этой карте впервые были изображены Курильские острова от мыса Лопатка до острова Хоккайдо. Интересны его сведения о Японии: например, о том, что японцам было запрещено плавать севернее острова Хоккайдо, а жители Итурупа, Урупа и Кунашира самостоятельны и независимы.

Уже в 70-х годах русские часто оставались на Курилах на зимовку, а с 1795 г. на Урупе возникло первое постоянное селение русских. Таким образом, русские не только первыми открыли Курильские острова и нанесли их на карту, но и впервые установили над ними права владения.

В поисках морского пути к новым землям. По мере открытия новых земель на востоке в правительственных кругах все более актуальной становилась идея о необходимости организации больших экспедиций для исследования региона.

Присоединение к России Камчатки и Курил активизировало походы русских людей в эти земли. Однако все они проходили сухопутно вдоль побережья Охотского моря, на что тратилось много времени и усилий. Необходимо было отыскать морской путь на Камчатку. Петр I в 1713 г. распорядился о снаряжении экспедиции “для проведения через Ламское (т.е. Охотское ) море камчатского пути”. В состав экспедиции были включены не только опытные мореходы но и плотники-судостроители из Архангельска. В 1716 г. на построенном судне “Восток” 21 чел. во главе с Козьмой Соколовым и Никитой Треской совершили успешное плавание из Охотска на Камчатку. Камчатка, таким образом, становится основной базой русских на Тихом океане.

Воодушевленный успешным плаванием Петр I направляет в 1719 г. на Дальний Восток двух геодезистов, выпускников Морской академии Ивана Евреинова и Федора Лужина Петр I сам испытал их знания и дал собственноручную инструкцию. Им поручалось “…ехать до Камчатки и далее куды вам указано. И описать тамошние места, где сошлася ли Америка с Азией, что надлежит зело тщательно сделать, …и все на карте исправно поставить…”. Некоторые исследователи считают, что истинная секретная задача, данная Петром I геодезистам, заключалась в исследовании Курил, собирании сведений о Японии и по возможности установления с ней сношений.

Они провели огромную картографическую работу и подготовили карту, на которой довольно верно переданы характерные особенности очертаний Камчатки и показаны почти все Курильские острова. Несмотря на некоторые неточности в начертании Камчатки, ее общая конфигурация намного ближе к реальности, чем на всех предыдущих и даже некоторых более поздних русских картах.

Очертания 14 Курильских островов получились достаточно произвольны, но ценны, поскольку явились первым изображением Курил. По прибытии в 1722 г. в Петербург Евреинов лично вручил карту императору. Ответить на главный императорский вопрос – “сошлась ли Америка с Азией” – им не удалось.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.