WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |

Администрация каждого княжества имела своеобразную двойственную природу: с одной стороны, некоторые должностные лица получали свои полномочия исключительно от князя; с другой стороны, другие лица избирались народом на вече, а в последствии к концу киевского периода и особенно во Владимиро – Суздальском княжестве они стали назначаться князем.

В киевский период в каждой столице был тысяцкий как глава города.

Первоначально эта должность была везде выборной, причем кандидатуру выдвигали сами горожане. Но со временем князья везде, кроме Новгорода, получили право выдвигать кандидатуру тысяцкого. Как правило, чтобы вече утвердило эту кандидатуру, она была из влиятельных бояр, у которых была самая мощная поддержка в городе, мощный клан, поэтому постепенно возникала тенденция сделать эту должность передающейся по наследству, когда отец какого – либо боярского клана передавал старшему сыну (в Киеве при Ярославе Мудром). В общее правило этот наследственный порядок не стал, и только в отдельных городах (и в отдельные периоды времени) некоторым боярским родам удавалось удержать данную должность у себя из поколения в поколение.

Хотя тысяцкий и получал должность от князя, т. к. он ее выдвигал, тысяцкий считался командующим городским ополчением, т. е. армией по призыву. Данная армия могла быть противоположной профессиональной армии князя, поэтому должность тысяцкого была очень значимой. В некоторых случаях он выступал на стороне населения против князя и мог склонить чашу весов на сторону городских властей.

Если тысяцкий в своей деятельности пренебрегал общественным мнением, то горожане призывали его к ответственности за действия, направленных против их интересов, а иногда в очень резкой форме. Так, в 1113 году народ разгромил дом тысяцкого и всех сотских, и сместил его с должности, избрал другого.

В городах присутствовали сотские. Они были своеобразными доверенными лицами тысяцкого и в большинстве случаев назначались им, а в сельской местности сотские всегда избирались.

Своеобразным подразделением княжеской администрации являлся княжеский двор, в котором главными должностями были следующие: тиун – управляющий княжеским имуществом (в современности это заведующий делами Президента), со временем появилась должность тиун дворский – глава финансового ведомства (министр финансов). Кроме того, была еще одна должность – тиун, но при этом данная должность имела дополнительные возможности – судебные.

В сельской администрации князь был представлен своим заместителем – посадником. Термин “посадник” означает городской глава, его должность назначаема, был заместителем князя в городской или местной администрации. В обязанности посадников входило собирать налоги с населения для князя. Они имели право на долю с собранных налогов для своего существования – кормление. Кроме этого, никакими властными полномочиями посадник не обладал, а являлся, по сути, просто наблюдателем.

Боярский совет (дума) как аристократическое начало.

Еще в русских летописях существовала традиция называть княжеский боярский совет – боярской думой: “Боярской думой называется постоянный совет лучших людей (бояр) каждой земли, решающий (вместе с князем) основные земские вопросы. Такой совет мог быть только в одном старшем городе земли”. С древнерусского языка “думать” означает совещаться, обсуждать государственные дела или какие-либо другие серьезные и важные проблемы внутренней и внешней политики.

Вполне естественно, что такой орган, как боярская дума, был, в сущности, традиционно обязательным институтом совещательного характера, действовавшим исключительно в том старшем волостном городе, который являлся столицей-резиденцией соответствующего князя. В любом другом городе или пригороде существовали советы старейшин (“старцы градские”), не обладавшие политическими прерогативами, а лишь административной и судебной властью.

Одной из функций князя было совещаться (сначала со своей старшей дружиной, а позднее со своими боярами – “княжими мужами”), и “думающий” стал своего рода обычным эпитетом для того из бояр, который являлся членом княжеского совета.

Древнерусское боярство на протяжении нескольких веков составляло особый социальный слой общества – служилую и земскую аристократию, по своему происхождению принадлежавшую к знаменитым фамилиям и родам и составлявшую “коренное, старшее население городов; они же были главными землевладельцами-собственниками”. Обширные земельные владения, наряду с концентрацией значительных властных полномочий, послужили тому, что бояре довольно рано выделились из общей массы посадских и волостных общинников, продолжая вместе с тем сохранять весьма тесные взаимоотношения с ними.

Вопрос о том, кого считать членом высшего княжеского совещательного органа на протяжении многих лет представляет собой одну из дискуссионных проблем. “Происхождение слова “боярин” доселе остается в некотором роде загадкой, - отмечает по этому поводу И.Я. Фроянов, - хотя многие поколения историков пытались проникнуть в его тайну”.

Например, одни ученые указывают на неопределенность и, по существу, случайный характер состава боярской думы. “Особого звания советников князя, в которое возводились бы служилые люди, входившие в состав думы, - писал наиболее последовательный сторонник этой концепции В.И. Сергеевич, - не было: дума составлялась всякий раз вновь по особому приглашению”. Не менее категоричен в своем анализе и, например, С.А. Петровский, констатирующий, что “эта дума по такому-то вопросу, по такому-то предложению князя, потому, что может быть в тот же день, по другому вопросу, князь будет совещаться с совершенно другими лицами, и будет совершенно вправе”.

Другие авторы дифференцированно подходят к определению того древнего института, который принято называть “боярством”. В состав совета (Боярской Думы) в XI – XII вв. входили дружинники, местная знать, представители городов, иногда духовенство – высшие духовные иерархи:

епископы и игумены важнейших православных центров соответствующей земли.

И хотя Дума как совещательный орган не имела постоянного состава, юридически не была оформлена и созывалась по мере надобности, ее влияние на политику князя было весьма ощутимым. Боярский совет был весьма существенным дополнением княжеской власти, так как она принимала участие в решение важнейших государственных вопросов: избрание князя, объявление войны и мира, заключение договоров, издание законов, рассмотрение ряда судебных и финансовых дел.

Хотя боярская дума со временем стала постоянным властно-публичным институтом, ее функции и компетенция определялись в большей мере обычаем, а не законом. Однако если князя выбирало вечевое собрание соответствующего города-государства, именно бояре были той стороной, обычно выражавшей согласие. Более того, когда подписывался “ряд” (договор) между князем и народным собранием - вечем, бояре также давали присягу и “целовали крест”. Правда, нельзя не отметить, что до сих пор достоверно не установлено, подписывался ли в таких случаях какой-либо отдельный договор между князем и его боярами.

Состав боярской думы был столь же неопределенным, как и ее компетенция, хотя обычай требовал, чтобы князь держал совет только со старыми и опытными людьми. Причем, если князь нарушал это правило, он подвергался суровой критике со стороны, так сказать, общественного мнения.

В функционировании боярской думы можно различить внутренний круг и более широкое собрание. В деятельности внутреннего круга принимали участие только ведущие члены княжеской старшей дружины (“мужи передние”). Как правило, этот внутренний совет включал в себя от 3 до членов, в его состав входил и тысяцкий. Названный состав был постоянно действующим.

Хотя внутренний княжеский совет считался компетентным для рассмотрения большинства текущих вопросов в области законодательства и управления, тем не менее при обсуждении основных государственных дел необходимо было созывать заседание боярской думы, так сказать, в широком составе, с привлечением не только членов княжеской дружины, но и бояр со стороны. Последние были выходцами, как правило, из семей бывших вождей местных или автохтонно-туземных родовых кланов и племен, а также из новой городской торговой аристократии. В тех городах, которые сохраняли вечевое посадское самоуправление, выборные старшины также приглашались на общие заседания, и в X - XI веках эта группа в думе была известна под названием старцы градские.

В XII веке эти две группы смешались под общим названием “бояре”. Повидимому, каждому боярину, связанному со старшим волостным городом соответствующей земли-княжения, предоставлялось право участвовать в расширенном заседании думы, однако неизвестно, всегда ли и всех ли их приглашали. Кроме того, нет достоверных исторических свидетельств, что определенное количество членов боярской думы было ограничено действующими правовыми предписаниями. Поэтому, возможно, что количество бояр определялось чаще всего именно обычаем и традициями.

Говоря о характере взаимодействия древнерусского боярства и боярской думы с князем и институтами вечевой демократии нельзя не отметить, что вообще тесная связь думы с князем сохранялась лишь до тех пор, пока дума состояла главным образом из дружинников (“дворян”) князя, переезжавших с ним из одной земли-волости в другую. С усилением в думе общинно-земского элемента “совет бояр получает все большую самостоятельность и становится ближе к вечу, чем к князю”.

В заключение нельзя не отметить одно важное обстоятельство, характерное для общественных отношений в течение всего исследуемого периода: у боярина не было обязанности служить князю, и он в любое время мог свободно оставить одного князя и перейти на службу к другому. Слово “боярин” в “Русской Правде” означало привилегированный землевладелец, дружинник. И если ему за службу даровали земли, то земельный надел, который он получал (за исключением Галицкой земли в XIII веке), становился его личной собственностью и не влек за собой жестких обязательств исполнять княжескую службу. Таким образом, боярин, являлся ли он членом княжеского совета или просто нес службу у князя, не был в исследуемый период русской истории его вассалом. В этом мы видим важнейший элемент различия в социальном укладе Древней Руси и Западной Европы в XI - XII веках.

Вече как демократическое начало.

“По старым русским понятиям, - пишет Н.И. Костомаров, - вече, в обширном значении, не было чем-нибудь определенным, юридическим; под этим названием вообще разумелось народное сходбище, которое, с нашей точки зрения, может назваться законным, то есть правосознательное собрание народа, рассуждающего о своих делах, и такое, которое выделяется из прочей массы народа, кружок, иногда и в противоречии с общею волею народа - мятежный скоп. Созвать вече – значило представить дело на обсуждение народа, и потому всякий, кто считал себя вправе говорить пред народом, мог и созвать вече”.

С другой стороны, В. В. Мавродин отмечает, что на вечевых сходках главную роль играют “нарочитые мужи”, “лучшие мужи”, “старцы”, то есть узкокорпоративный слой знати.

Однако дошедшие до нас письменные памятники свидетельствуют о том, что вече старших городов – это верховный орган государственной власти одной из земель-волостей Древней Руси, участвовать в котором и принимать важнейшие коллективные решения могли все свободные, иными словами, полноправные жители (“все” кияне, новгородцы и прочие “люди”). Об этом писал один из крупнейших отечественных историков государства и права М.Ф. Владимирский-Буданов: “Вече состоит из всех граждан города.

Главную массу участников веча составляют простые граждане, “люди”. Вече, состоящее главным образом из простых граждан и выделившееся из совета старейшин, есть демократическая форма власти, т.е. главная роль при решении дат принадлежит народу. Однако при нормальном порядке с вечем сливается и боярская дума; бояре присутствуют на вече наравне с простыми гражданами. В вече участвуют также и лица духовные. В обычной обстановке, т.е. если вече составилось не для борьбы с князем, на нем присутствует также князь. Таким образом, вече, несмотря на свой главный (простонародный) состав, не есть орган власти одного (низшего) класса, а сочетает в себе и оба других элемента власти и есть власть общеземская. Эта форма государственной власти создана не во имя борьбы с двумя остальными (понятие борьбы чуждо русскому государственному праву), а для единения (“одиначества”), т.е. для решения земских дел общей волей князя, бояр и народа”.

Городские собрания были всеобщими и в больших городах, и в сельской местности. В крупных городах население каждой общины встречалось, чтобы обсудить общинные дела. Существовали также и собрания населения всего города, которое было в каждом городе. Но только собрание в столице земликняжения – столичное вече – было вече в государственном смысле – развитым политическим институтом (аналогом современного парламента, т.к.

с французского языка понятие “парламент” означает место, где народ говорит о государственных делах).

Право на участие в голосовании принадлежало лишь и непосредственно тому, кто состоял членом городской самоуправляющейся общины, то есть только домохозяевам. Голоса неженатых сыновей не подсчитывались, но если холост жил отдельным хозяйством, его голос учитывался. Обычай требовал, чтобы решение было единогласным. Но на практике было следующим образом: меньшинство (до 25%) спокойно подчинялось большинству. Когда четкого большинства не было, то разошедшиеся в вопросах “партии” развертывали споры и драки, вследствие чего не приходили ни к какому решению или кто был сильнее, тот (те) навязывали свое решение. Обычно на этом собрании председательствовал избранный городской глава, но иногда возглавить собрание “просили” или митрополита (в Киеве), или местного епископа (в остальных). Это происходило в тех случаях, когда влиятельная группа горожан находилась в оппозиции городскому главе. Князь присутствовал на вече тогда, когда он сам созывал его. Если же собрание созывалось группой бояр, недовольных князем, то он обычно там не появлялся.

Вече имело свой голос в решение вопроса о престолонаследии, поддерживая или выступая против кандидата с точки зрения города, а в некоторых случаях требовало отречение князя уже находившегося у власти. В обычные времена вече сходилось во многом с князем и Боярской Думой по всем главным вопросам законодательства и общего управления. Очень редко вече могло действовать как Верховный Суд. В тех городах, где управление не было во власти князя, вече избирало главу (голову) и всех других представителей городского управления, глав пригородов и меньших городов, а также руководителей волостей (волостелей), т. е. сельских районов.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.