WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |

Политика экономии коснулась и армии: на 1/3 сократилось количество иностранных офицеров и полков нового строя, также было урезано жалование стрельцов, а многие офицеры вместо заработной платы деньгами получали земельные наделы и права и обязанности дворян, тем самым были включены в состав правящего дворянского класса.

Правительство начало реформирование налоговой системы и решило ввести государственную монополию на соль и табак, что значительно увеличило доход казны. Были ликвидированы многие косвенные налоги и понижены многие прямые, особенно там, где городские общины являлись должниками. Тщательно пытались растолковать причины введения государственной монополии на соль, говоря о том, что это даст возможность сдержать рост цен на соль и за счет дополнительных доходов от нее снизить или отменить некоторые прямые налоги (на содержание стрельцов и почтовых ямщиков). Но оказалось, что монополия не в состоянии сдерживать рост цен на соль, в подтверждение чему можно привести следующие цифры:

до введения монополии соль стоила 5 коп/пуд, после введения монополии – 20 коп/пуд.

В результате возник Соляной бунт в Москве и Пскове, и правительству пришлось пойти на отмену своего решения.

А вот уже со второй половины 1654 года монополия была утверждена без последствий, зато возникла серьезная оппозиция среди бояр, снятых с ключевых постов, чиновников, потерявших места, стрельцов, провинциальных служащих.

Недовольство было решено направить против Морозова (первого министра Правительства). Произошла череда выступлений, стычек.

Стрельцы отказались стрелять в восставших, и Правительству пришлось подать в отставку. Обстановка все более накалялась. В Москву стали прибывать дворяне и вместе с горожанами потребовали созвать новый Земский Собор и всерьез заняться реформированием нового законодательства.

Этот Собор был открыт в 1648 году и главным результатом его деятельности явился новый свод законов – Соборное Уложение 1649 года.

Самый ранний свод, судебник царя Ивана Грозного 1550 г., был, главным образом, посвящен придворной процедуре. Кроме того, ему было почти сто лет, а с тех пор было выпущено большое количество важных законов и указов. Их выпускала не только Боярская Дума, но также и некоторые административные и судебные органы, и они не были согласованы, становясь источником путаницы в часто противоречивых правилах и уложениях.

Земский Собор заседал около полугода с небольшими перерывами.

Первый период – с мая по август 1648 года можно назвать подготовительным. Деятельность Собора была сведена к работе в комиссиях, каждая из которых занималась подготовкой законодательства по отдельным направлениям:

1. Городская комиссия – законодательство муниципалитетов 2. Финансовая комиссия – занималась реформированием налогового законодательства и финансовой системы 3. Поместная комиссия – поземельное законодательство 4. Общая государственная комиссия – законодательство относительно прав и полномочий высших органов власти и положения православной церкви.

На Соборе возникло несколько группировок:

1. Возглавлялась князем Черкасским дворянская группировка. Они настаивали на ликвидации Юрьего дня, на бессрочном сыске беглых крестьян и на уравнении в правах вотчинников и помещиков.

2. Стрелецкая группировка возглавлялась Мстиславским, к ней примыкали чиновники. Требования: увеличение количества стрелецкого войска, повышение жалования и отвергала дворянские претензии на возвращение прав помещиков.

3. Горожане, купцы, ремесленники требовали снижения налогов, прекращения чиновнического произвола и закрепления городских земель за городскими местными общинами всех без изъятия с ликвидацией в черте города земель, которые принадлежали бы боярам и монастырям и были свободны от налогообложения.

4. Церковная группировка была самой слабой и почти не выдвигала требований, кроме сохранности земельных владений, которые у нее были. А вот дворяне потребовали, чтобы все земельные угодья, которые патриарх, епископы и монастыри приобрели во время Смуты, были конфискованы и распределены между дворянами. Требования эти были удовлетворены лишь частично:

все земли не были конфискованы, а только половина и далеко не все из этих конфискованных земель были розданы в виде поместий.

В результате сложной межпартийной борьбы был найден компромиссный вариант нового свода законов, который был утвержден на заседании Земского Собора 13 ноября под председательством князя Долгорукого. Документ был подписан 25 ноября, а из печати вышел января 1649 года. Под оригиналом рукописи поставлено 315 подписей.

Уложение сразу же было отпечатано тиражом в 1200 экземпляров. Его многократно переиздавали после 1649 г., и оно было включено в качестве исторического документа в Том I (№1) Полного Собрания Законов Российской Империи 1832 г. и продолжалось переиздаваться вплоть до первой революции 1905 года.

Основными источниками свода законов 1649 г. являются следующие:

1. "Кормчая Книга" (славянский перевод византийской "Nomocanon") — доступная в то время лишь в рукописных списках (первый раз напечатана в Москве на год позже, чем "Уложение").

Из "Кормчей книги" были взяты в употребление отдельные библейские предписания, выдержки из законов Моисея и Ветхого Завета, а также многие нормы византийского права, выбранные, главным образом, из учебников восьмого и девятого веков — "Ecloga" и "Procheiron", из кодекса Юстиниана.

2. "Судебник" 1550 г. и последующие московские законы, статуты и уложения вплоть до 1648 г.

3. Петиции дворянства, купечества и горожан 1648 г.

4. Западнорусский (так называемый Литовский) Статут в его третьей редакции (1588 г.). из этого статута были заимствованы как отдельные статьи, так и сам план Уложения, поэтому новое Соборное Уложение выступало не полноценным иностранным источником, а новым национальным сводом законов, в котором смешались некоторые иностранные элементы со старой московской законодательной основой.

Согласно предисловию, главной целью свода 1649 г. было "сделать отправление правосудия во всех тяжбах равным для людей всех чинов от высших до низших", то есть равенство всех граждан перед законом.

Свод состоял из двадцати пяти глав, каждая из которых была разделена на статьи, общим числом 967. В первых девяти главах велась речь о том, что можно назвать государственным правом Царства московского; в главах с X по XV — о судебной процедуре; в главах с XVI по XX — о земельной собственности, землевладении, крестьянах, горожанах и холопах. Главы XXI и XXII содержали уголовное уложение. В главах с XXIII по XXV речь велась о стрельцах, казаках и трактирах, и эти главы составляли своего рода приложение.

Глава I посвящалась защите святости православной веры и правильному проведению церковной службы; богохульство наказывалось смертной казнью; за дурное поведение в церкви полагалось избиение кнутом.

В главе II речь шла об охране царского здоровья, власти и величия государя; в главе III — о предотвращении каких-либо неверных действий при царском дворе. Наказанием за государственную измену и другие серьезные преступления была смерть; за меньшие преступления — тюрьма или избиение кнутом. Взятые вместе, главы II и III составляли основное право царства Московского.

"Уложение" 1649 г. было первым московским государственным сводом, содержащим законодательные нормы, касающиеся религии и церкви.

В "Судебнике" 1550 г. речь о них не шла. Эти нормы вошли в особый свод церковного права — "Стоглав", выпущенный в 1551 г.

Следует вспомнить, что при рукоположении патриарха Филарета в 1619 г. патриарх Иерусалимский Феофан провозгласил византийскую заповедь "симфонии" церкви и государства и "диархии" патриарха и царя. В соответствии с этими идеями, Филарет получил тот же титул, что и царь — Великий Государь. Общему одобрению этого шага способствовало то, что он был отцом царя Михаила.

Если бы "Уложение" было выпущено во времена правления Филарета, вероятно, глава I утверждала бы святость патриаршего престола примерно в том же духе, что и глава II — величие царской верховной власти.

Однако после смерти патриарха Филарета бояре, уставшие от его диктаторства в государственных делах, действовали так, чтобы урезать власть патриарха и не допустить, чтобы новый патриарх вмешивался в государственную политику. И более того, некоторые из бояр склонялись к тому, чтобы установить государственный контроль над церковной администрацией, особенно в управлении населением на церковных и монастырских землях.

К этой боярской группе принадлежал, наряду с другими, и князь Никита Одоевский, председатель комиссии по составлению "Уложения".

Такой образ мысли объясняется отсутствием общего определения власти патриарха (в главе I) в сравнении с властью царя (в главе II).

В главе X, которая касалась отправления правосудия, статьи, где речь шла о наказаниях за оскорбление чести (главным образом — словесные оскорбления), предопределяли личности патриарха достойное уважение, так как в списке лиц, оскорбление которых каралось особенно сурово, патриарх занимал верхнюю строчку. Честь царя ценилась выше, чем честь патриарха и всех прочих, и находилась под защитой специальных уложений в главе I.

Если боярин или какой-либо член Боярской Думы оскорблял патриарха, его следовало лично выдать последнему (глава X, статья 27). Такая "выдача головою" давала право оскорбленному наказывать оскорбившего по своему усмотрению. Психологически это было наиболее унизительно для последнего.

С другой стороны, если священнослужитель (патриарх в этой связи не упоминался), настоятель монастыря или черный монах оскорблял боярина или человека какого-либо иного социального статуса, то он должен был заплатить штраф оскорбленному в соответствии с рангом последнего (статья 83). Если у архимандрита или черного монаха (митрополиты и епископы в этой связи не упоминались) не было денег, чтобы заплатить штраф, то он приговаривался к телесному публичному наказанию, производимому официально назначенными лицами каждый день, до тех пор, пока оскорбленный человек не согласится на какое-либо примирение с оскорбителем и на его освобождение (статья 84).

Две эти статьи применялись не только по отношению к случайным оскорблениям, высказанным священнослужителем боярину или какому-либо другому государственному служащему, но и к критике в адрес боярина (или другого чиновника) в проповеди ex cathedra во время церковной службы. Это было равнозначно установлению правительственного контроля над заявлениями священников в церквах и, таким образом, являлось нарушением свободы церковных проповедей.

Тенденция к усилению правительственного контроля над церковной администрацией явственно проступает в главах XII и XIII "Уложения". Глава XII подтверждает исключительное право патриарха (либо непосредственно, либо через его представителей) вершить суд во всех тяжбах между людьми, живущими под его юрисдикцией в его владениях. Это право было установлено во время правления патриарха Филарета. Однако новый пункт (статья 2) добавлял, что в случае неправого суда со стороны доверенных лиц патриарха обвиненный мог обращаться к царю и боярам.

В главе XIII велась речь о подсудности церковных священников епископов и настоятелей, а также крестьян, находящихся в подчинении церкви и монастырских владений, и всех, кто был под церковной юрисдикцией (за исключением тех, кто находился под непосредственной властью патриарха, о чем шла речь в главе XII).

Во время правления царя Михаила миряне могли возбуждать дело против служителей церкви и церковных людей в Приказе большого дворца.

Главным назначением этого Приказа было содержание царского дворца. По всей видимости, его служащие не уделяли достаточно внимания претензиям против церковных чиновников и церковных людей.

Во всяком случае, дворяне, купцы и горожане писали в петициях во время составления "Уложения" о необходимости организации особого приказа для разбора претензий и тяжб с церковью и церковными людьми.

Такой приказ был создан под названием Монастырский приказ. Через него светский правительственный контроль над церковной администрацией и населением церковных и монастырских владений стал значительно более эффективным. Вполне понятно, что большинство церковных и монастырских иерархов было против этой реформы.

Еще одной причиной их неудовлетворенности этим сводом было установление в главе XIX о том, что все поселения (слободы), основанные церковью и монастырями в самой Москве и вокруг нее, так же, как и в провинциальных городах, должны быть отданы государству, а их жители получат статус горожан, уплачивающих налоги (посадских).

Несмотря на все это патриарх, два митрополита, три архиепископа, один епископ, пять архимандритов и один настоятель подписали оригинальный экземпляр "Уложения". Одним из архимандритов был Никон из Новоспасского монастыря в Москве, который через некоторое время, будучи патриархом, станет главным противником "Уложения".

В "Уложении" речь о царе велась не как о человеке, а как о государе.

Глава II, посвященная наказаниям за наиболее серьезные государственные преступления, носила название: "О государевой чести и как охранять государево здоровье [безопасность]".

Царь олицетворял собой государство. Он царствовал "Божьей милостью" (этими словами начинались царские грамоты); он защищал церковь (глава I "Уложения"). Для того чтобы царствовать, ему нужно было Господнее благословение. Тем не менее, заповедь Иосифа Санина, что "пребывая во власти, он [царь] подобен Богу", не была включена в Свод.

Олицетворяя государство, царь обладал верховными правами, распространявшимися на все земли государства. Этот принцип в самой ясной форме применялся по отношению к Сибири. Все земельные богатства Сибири принадлежали государю. Юридически частные лица, имели право только пользоваться участками земли, которые они фактически обрабатывали (заимки, пользование которыми основано на праве труженика), или на которые они получали особые разрешения. В Сибири не существовало частной собственности на землю.

На старых землях царства московского цари вынуждены были принимать и одобрять существование находящихся в частной собственности наследственных земельных угодий, или вотчин, принадлежавших боярам и прочим, но, начиная с Ивана Грозного, с них могли требовать исполнения воинской службы. С другой стороны, что касается поместий, то эти земли раздавались в пользование держателям только при условии обязательности воинской службы с их стороны и только на то время, в течение которого они несли эту службу. Такими землями владело государство.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.