WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 79 |

Покровский считал: «Павлов-Сильванский, немарксист по убеждениям и кадет по своей партийной принадлежности, сделал из вопроса о русском феодализме один из аргументов в пользу марксистского объяснения истории». В этом Покровский видел «огромное методологическое значение работ Павлова-Сильванского». В отечественной историографии высказывалось и другое мнение, характеризующее иную последовательность идейных воздействий. Павлову-Сильванскому была прекрасно известна марксистская концепция. Это давало основание советским историографам утверждать в 1960—1970-е гг., что в появлении и развитии идеи о тождестве социальных порядков в России и на Западе на его мировоззрение оказали влияние произведения К. Маркса и Ф. Энгельса. Несомненным является одно: труды Н.П. Павлова-Сильванского подготовили почву для дальнейшего движения исторической мысли.

Источники Павлов-Сильванский Н.П. Феодализм в России. (Феодализм в Древней Руси. Феодализм в удельной Руси). М., 1988.

Павлов-Сильванский Н.П. Проекты реформ в записках современников Петра Великого. Опыт изучения русских проектов и неизданные тексты. М., 2000.

Литература Горелова. Шмурло//Историки России XVIII—XX веков. Вып.4. Архивно-информационный бюллетень. Приложение к журналу «Исторический архив». М., 1997.

Две лекции Н.П. Павлова-Сильванского («История и современность», «Революция и русская историография»). Публ. В.А. Муравьева//История и историки. 1972. М., 1973.

Демина Л. Т. Евгений Францевич Шмурло//Евгений Шмурло. История России (IX—XX вв.).

М., 1997.

Чирков С.В. Николай Павлович Павлов-Сильванский//Историки России. XVIII — начало XX века. М., 1996.

Шмидт С.О. Сочинения Н.П. Павлова-Сильванского как памятник истории и культуры//Н.П.

Павлов-Сильванский. Феодализм в России. М., 1988.

Чирков С.В. Н.П. Павлов-Сильванский и его книги о феодализме//Н.П. Павлов-Сильванский.

Феодализм в России. М., 1988.

4.4. А.С. Лаппо-Данилевский «Методология истории» Спустя три года после смерти А.С. Лаппо-Данилевского в Петрограде о нем вышла небольшая книжка. Ее написал А.Е. Пресняков. Анализируя содержательные стороны жизни и творчества учителя, давая им оценки, не всегда согласные с позицией Лаппо-Данилевского, автор тем самым невольно характеризовал собственную систему представлений.

Столкновение разных идеологических и историософских позиций, характерное для русских историков рубежа XIX— XX вв., полифоническое многоголосие, наличие нескольких независимых точек зрения являлись важным фактором, который содействовал развитию исторической науки. В работе Преснякова прозвучала мысль о типичности ученых при всей индивидуальности таких людей, как Лаппо-Данилевский. Типичность придавали условия научной деятельности и состояние науки.

Лаппо-Данилевский трудился в условиях, когда в умах ученых крепло сознание — один в поле не воин. Такое понимание, по словам Преснякова, вызывало попытки «соорганизовать» научное «воинство» «для коллективной научной работы», «столь слабой у нас на Руси в области общественных наук». Основным средством в этой работе виделось систематическое воспитание «молодых сил в методах исследовательского труда и выработка форм ученого академического сотрудничества на русской почве, а также шире — в международном на; ном общении и международной академической союзности» Отмеченная тенденция нашла разносторонние формы проявления, и в них самое непосредственное участие принимал Лаппо-Данилевский.

Историографическим событием в науке стал «Сборник статей, посвященный Василию Осиповичу Ключевскому его учениками, друзьями и почитателями ко дню 30-летия его профессорской деятельности в Московском университете (5 декабря 1879 — 5 декабря года)». 42 ученых сочли за честь представить свои статьи. Одну из них — «Служилые кабалы позднейшего типа» об истории малоизученной «крепости» — кабального холопства написал Лаппо-Данилевский. Выбор темы не был случайным: проблема основных разрядов крестьян являлась для историка принципиальной, о чем свидетельствует его «Очерк истории образования главнейших разрядов крестьянского населения в России» (1905).

Энергичное участие ученого в налаживании международных контактов проявилось в его инициативе сделать Петербург местом проведения 4-го съезда историков в 1918 г. С таким предложением Лаппо-Данилевский выступил на Лондонском 3-м конгрессе историков в 1913 г. и был назначен председателем оргкомитета. К сожалению, Первая мировая война и революция не позволили осуществить задуманное. Лаппо-Данилевский считал непосредственное научное общение с зарубежными коллегами необходимым для современной науки. Сам он неоднократно представлял русскую историческую науку на международных исторических съездах, и в 1903 и в 1908 гг., а также на собраниях Международного союза Академий в 1910 и 1913 гг.

Научная роль А.С. Лаппо-Данилевского виделась в том, что в его научной жизни главными событиями были не только (как говорил В.О. Ключевский) «книги» и «мысли», но не менее важными событиями являлись «организационные достижения в служении научной культуре на путях университетского преподавания и академической деятельности». В этом отношении Пресняков продолжал линию научного поведения Лаппо-Данилевского.

До настоящего времени не опубликован основной труд Лаппо-Данилевского «История политических идей в России в XVIII в. в связи с развитием ее культуры и ходом ее политики», без которого, по словам А.Е. Преснякова, нельзя правильно оценить вклад Лаппо-Данилевского в историческую науку. Опубликованная в 1990 г. «История русской общественной мысли и культуры XVII—XVIII вв.» рассматривается специалистами как своеобразное введение к «главной книге» Лаппо-Данилевского. Его вдова сдала рукописи историка в архив Академии наук СССР в надежде, «что, может быть, это не смерть, а только временный плен его мысли». Творческое наследие академика Лаппо-Данилевского, а в г. в 36-летнем возрасте Александра Сергеевича избрали в действительные члены Императорской Академии наук, в течение полувека с середины 1920-х и до 1970-х гг.

оказалось невостребованным. Именно Преснякову принадлежат слова о жизненной драме А.С. Лаппо-Данилевского как мыслителя и ученого.

Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский (1863—1919) А.С. Лаппо-Данилевский родился 15 (27) января 1863 г. в селе Удачное Верхнеднепровского уезда Екатеринославской губернии в дворянской семье. Мать — Наталья Федоровна, урожденная Чуйкевич, была из дворян той же губернии. Отец историка — Сергей Александрович несколько трехлетий служил уездным и губернским предводителем дворянства, в 1872—1886 гг. был губернатором в Симферополе. Блестящее домашнее образование было получено будущим историком в дворянской усадьбе. Там же был выработан «ряд типичных духовных и бытовых навыков» (воспитанность, благообразность, знание языков, блестящая игра на фортепиано), которые отмечали современники. В домашней усадьбе оформились и «основные стихии» личности ЛаппоДанилевского: постоянный научный интерес, любовь к природе и музыке. «Впечатление повышенной родовой и органической культурности, углубленной и утонченной в личном складе его духовной жизни и бытовой обстановки, давалось сразу при первых встречах с ним и только нарастало при дальнейшем общении» — так понимал внимательно наблюдавший личность Лаппо-Данилевского Пресняков, настойчиво подчеркивавший связь среды, традиций и мировоззрения историка. Именно Преснякову принадлежат слова об учителе:

«Глубоко и неустранимо заложены были в его настроении начала религиозности, не внешней, поверхностной, основанной на привычке к формам традиционной церковности, а глубокой и личной, соединенной с неослабным стремлением озарить повседневность образом высшего, вечного, стать под покровительство абсолютного начала».

Область философского образования открыла Лаппо-Данилевскому «История философии» Льюиса, ставшая исходной точкой в знакомстве с философскими системами и проблемами для многих молодых сверстников. В гимназии и университете ЛаппоДанилевский вдумчиво изучал древнегреческую философию, труды Платона и Аристотеля, французских мыслителей XVIII в., И. Канта. Большое влияние на Лаппо-Данилевского оказал Н.К. Михайловский. Его настольными книгами были «История Греции» Дж. Грота, «Первобытная культура» Э. Тейлора. Он прекрасно знал труды Н.М. Карамзина, С.М.

Соловьева, В.О. Ключевского.

Лаппо-Данилевский, пережив увлечение позитивизмом (трудами Конта и Милля) и выйдя за его теоретические и идеологические рамки (большое влияние в 1890-е гг. оказали на него работы немецких философов-неокантианцев В. Виндельбанда (1848-1915) и Г.

Риккерта (1863-1936), написал статью в сборник «Проблемы идеализма» «Основные принципы социологической доктрины О. Конта» (1902). Лаппо-Данилевский становится признанным авторитетом в среде русских неокантианцев. В литературе можно встретить и иное мнение, о том, что историк придерживался позитивистских принципов теории исторического исследования вплоть до революции 1905 г., высказанное А.Н. Нечухриным и С. П. Рамазановым. Представляется все же, что к этому времени Лаппо-Данилевский перерос наследие позитивизма, вобрав в себя то созидательное, что он давал в понимании источника.

Несомненно, что философские взгляды историка претерпевают серьезную эволюцию.

Внешне жизнь Лаппо-Данилевского шла спокойно. В 1882 г. он окончил Симферопольскую гимназию с золотой медалью и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета (1882—1886), с которым была связана его дальнейшая судьба. Но среди наставников, а ими были: К.Н. Бестужев-Рюмин, В.Г.

Васильевский, А.Н. Веселовский, Е.Е. Замысловский, В.И. Сергеевич — он не нашел своего единственного Учителя.

А.С. Лаппо-Данилевского отличала «ученость», серьезность, трудолюбие. В совокупности с особенностями характера и присущей ему сдержанностью все это вело к тому, что Лаппо-Данилевский держался отдельно и занимал в Петербургском университете особое место. Тем не менее историки проследили принципиальные историографические влияния на формирование концепции Лаппо-Данилевского, выделили труды историкоюридической школы (А.Д. Градовского, Б.Н. Чичерина).

Трагичной и символичной была кончина Лаппо-Данилевского 7 февраля 1919г. Он умер от заражения, возникшего в результате огромного нарыва на ноге. Современники восприняли его смерть как трагедию, соответствующую историческому моменту. Сам Лаппо-Данилевский в течение последнего года жизни мучительно переживал распад культуры и беды, обрушившиеся на науку, которой и только для которой он и жил.

Философия истории и методология Важнейшую часть научного наследия ученого состовляли методологические поиски.

Во второй половине 1890-х гг. Лапно-Данилевский пытается найти ответы на методологические вопросы в работах ученых неокантианского направления, прежде всего Баденской школы, основатель которой В. Виндельбанд призвал «назад к Канту». ЛаппоДанилевский внимательно изучил работы Генриха Риккерта 1892—1899 гг.: «Предмет познания», «Границы естественно-научного образования понятий», «Науки о природе и науки о культуре». В 1904 г. вышла книга Риккерта «Философия истории». Немецкого философа в первую очередь интересовали взаимоотношения между действительностью и ценностями, составляющими так называемую мировую проблему, их специфика и поиски возможного единства с помощью посредника — смысла. По мнению Риккерта, ценность проявляет себя в мире как объективный смысл, который связан с реальным психическим актом — суждением. Но с ним он, в отличие от оценки, не совпадает. В оценке же смысл обязательно проявляется; кроме того, оценка представляет собой реальный психический акт.

Цель гносеологии, а ей придавалось важнейшее значение, ученый видел в ответе на вопрос о возможности появления трансцендентных ценностей в имманентном мире и возможности перехода от имманентного к трансцендентному.

Русское неокантианство, появившись позднее немецкого, представляло особый этап в развитии этого течения в целом. Идеи немецких неокантианцев были творчески переработаны. В рамках неокантианского течения историзм получил дальнейшее развитие в форме логического учения о методах исторического познания и учения об историческом индивидуальном. Продолжая традиции немецкого неокантианства, а также идеи о коллективном индивидуальном (Горье) русские историки-неокантианцы понимали индивидуальное как определенное неповторимое единство независимо от того, имеется в виду отдельное событие, личность или всемирная история. Изучение этой неповторимой целостности и необходимости исторического процесса и вменялось в обязанность исторической науке. Осуществление этой задачи, с точки зрения самих неокантианцев, не означало изучения законов общественного развития. В русскую историческую науку неокантианцы привнесли отрицание прогресса, рассматривая историю как «науку о духе».

В отличие от немецкого неокантианства, в котором под номотетической наукой, т. е.

изучающей законы, в основном понималось естествознание, а под идиографической, чьим предметом считалось индивидуальное, история, — Лаппо-Данилевский понимал под номотетической наукой социологию. Речь шла не о признании или отрицании законов общественного развития, а о том, какая из общественных дисциплин эти законы изучает.

Предметом социологии русским неокантианством признавалось общее, повторяющееся, законы общественного развития; предметом истории — индивидуальное.

Лаппо-Данилевский признавал правомерность применения в исторической науке как идиографического, так и номотетического метода познания. Он поставил вопрос об исторических законах (т. е. законах, изучаемых исторической наукой) и их отличии от законов социологии, заложив фундамент для их разработки в будущем.

По своему научному уровню источниковедческое учение Лаппо-Данилевского (изложенное в труде «Методология истории», 1910) явилось теоретической вершиной дореволюционной русской историографии. Все осмысление источников рассматривалось в аспекте движения историка к объективной истине, что придавало его учению целостный характер.

Не принимая стремления Лаппо-Данилевского понять и обосновать, как безусловные, «абсолютные», независящие в содержании и значимости от каких-либо частных и временных социальных и культурно-исторических обстоятельств истины, Пресняков упрекал ученого в идеализме. Сам Пресняков проделал духовно-философскую эволюцию в ином, чем ЛаппоДанилевский направлении: от неокантианства к позитивизму. В своей духовной работе Лаппо-Данилевский стремился к строго обоснованному рациональному мировоззрению.

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.