WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 79 |

Концептуальные представления Ключевский родился 16 января 1841 г. в селе Воскресенское Пензенского уезда (существует версия о рождении историка в г. Пензе). В честь деда по отцовской линии был назван Василием. Отец и оба деда (по отцовской и материнской линиям), как и прадед, были священниками в приходах Пензенской губернии. Отец служил священником в селе Воскресенское Пензенского уезда, там прошли первые четыре года жизни будущего историка. Меняя не раз место службы, отец, видимо, как считала М.В. Нечкина, энергично искал чего-то лучшего в жизни. Это стремление отец передал сыну. Но сын пошел дальше:

Ключевский не захотел пройти свой жизненный путь по колее, проложенной предыдущими поколениями.

На формирование мировоззрения, основ общественных воззрений и эстетических представлений особое влияние оказала пензенская юность, приобщившая Ключевского к корневой народной культуре. Еще ребенком он узнал цену борьбе человека с природой, увидел тяжесть земледельческого труда и крестьянский быт эпохи позднего крепостничества; приобрел привычку к подвижническому труду. Ключевский впитал любовь к сказкам и русским пословицам, которыми позднее обогатил свой курс русской истории.

Богатство понятий, запечатленных в фольклоре о взаимосвязи природы и общества, обычаях общежития органично вошли в мировоззрение Ключевского.

Пробуждение интереса к истории было подготовлено отцом. Он научил сына читать «Жития святых» по старославянскому тексту Четьих миней. Именно житиям, став историком, Ключевский посвятил свою первую диссертацию. Мальчик знал Священную историю и катехизис, умел писать. В 1850 г., когда в возрасте 34 лет отец трагически погиб, потрясенный 9-летний ребенок стал заикаться. Позднее лектор Ключевский превратил свой недостаток в прием ораторского мастерства, тщательно отрабатывая совмещение вынужденных и смысловых пауз.

Несомненное влияние на будущее творчество оказало церковное образование.

Ключевский учился: в 1851—1852 гг. в Пензенском духовном приходском училище, в 1852—1856 гг. -в Пензенском уездном училище, а в 1856—1860 гг. в Пензенской духовной семинарии. В возрасте 15—19 лет семинарист Ключевский целеустремленно осваивал гуманитарные науки небогословского характера — всеобщую и русскую историю, изучал латинский, древнегреческий и древнееврейский языки. Помимо истории «по Карамзину», в семинарии давались такие темы, как «Разин» и «Пугачев». Перед темой о Василии II преподаватели обычно знакомили учеников с проблемой «Связь с Европой». В семинарии у Ключевского сформировалась строгость логического мышления. По признанию самого историка, он оттачивал свое научное мышление о камень схоластики. В дальнейшем традиционно церковные источники Ключевский разрабатывал по разряду гражданской истории, как было, в частности, с русскими агиографическими сочинениями.

Когда указ 1869 г. избавил детей священно- и церковнослужителей от необходимости заниматься отцовским ремеслом, для Ключевского это было уже не актуально. К тому времени он уже вышел из своего сословия. Чтобы стать историком, ему пришлось выдержать борьбу: уйти из семинарии, не завершив курса и, избежав тем самым необходимости поступать в Духовную академию. Мечтой Ключевского был историко-филологический факультет Московского университета. И она осуществилась в 1861 г. В годы учебы в университете (1861—1865) были заложены основания для научного роста. Большое влияние оказал на историка Ф. Буслаев, который обратил его научный интерес на народную массу, научил сравнительной филологии. Ключевский слушал лекции С.В. Ешевского, П.М.

Леонтьева, К.Н. Победоносцева, Н.А. Сергиевского, С.М. Соловьева, Н.С. Тихонравова, П.Д.

Юркевича и др. По окончании курса он слушал Б.Н. Чичерина.

Как установила Нечкина, будучи студентом, Василий Осипович общался с деятелями ишутинской организации, основное ядро которой сложилось из его знакомых — пензенских земляков. Нити тянулись из семинарских лет, когда он был репетитором латинского языка у брата Д.В. Каракозова. Н.А. Ишутин — двоюродный брат Каракозова, учился в Пензенской гимназии (курса не кончил), по приезде в Москву стал вольнослушателем Московского университета и поселился в Москве вместе с Д.В. Каракозовым. Основанная в 1863 г.

ищутинская организация усиленно вербовала новых участников в 1864—1865 гг. Рассказ о том, как Ишутин, возможно, «отпустил в науку» В.О. Ключевского весьма колоритен:

«Ишутин, волосатый силач в красной рубахе, ходивший как истый студент-нигилист 60-х годов с огромной палкой-дубинкой, положил мощную длань на жиденькое плечо Василия Осиповича и твердо заявил: «Вы его оставьте. У него другая дорога. Он будет ученым», чем показал свою прозорливость».

Первая диссертация По окончании университета (1865) в течение шести лет Ключевский работал над книгой «Древнерусские жития святых как исторический источник». В 1871 г. она была опубликована в Москве К.Т. Солдатенковым тиражом 3 тысячи экземпляров, а в 1872 г.

книга была с блеском защищена Ключевским на магистерском диспуте. «Читая жития, — писал Ключевский, — мы присутствуем при двух основных процессах нашей древней истории: мы встречаемся лицом к лицу с древнерусским человеком, который вечно двигаясь с крестом, топором и сохой, в зипуне и в монашеской рясе, делал одно немалое дело — расчищал место для истории от берегов Днепра до берегов Северного океана и в то же время, несмотря на такую растяжимость, умел собрать силы на создание государства, сдержавшего и вторжения с Востока, и пропаганду с Запада».

Наблюдения над житиями укрепили Ключевского во мнении о вторичности монастырской колонизации, которой предшествовала колонизация крестьянская.

Ключевский видел в монастырской колонизации важный фактор освоения новых территорий, т. е. приписывал ей государственно созидающую роль. Тем самым труд Ключевского, заняв место в ряду традиционной синодальной и народной оценки монашеской аскезы, разошелся с новейшей историографией (А.С. Павлов, опираясь на замечания В.А.

Милютина, писал о монастырском землевладении как о факторе, сокращающем поместный фонд и тем самым ослабляющем дворянство, основную опору государства). Вывод Ключевского о слиянии монастырской колонизации и колонизации крестьянской имел принципиальное значение для науки.

В книге упоминаются 670 списков агиографических памятников из 321 рукописного сборника. Проанализировав эволюцию русского житийного жанра, автор предложил их классификацию. Опубликованный текст «Житий святых» представляет собой исследование, не доведенное до конца. В.Л. Янин высказал предположение, что «Жития...» должны были стать книгой об истории «умственного развития», но выстрел Каракозова (1866) и общее изменение тона журнальных статей представили многие вещи в ином свете и, видимо, побудили ученого оставить свое намерение.

Фундаментальные понятия. Основные «слагающие» исторического процесса Свои методологические и методические соображения Ключевский выразил в специальном курсе «Методология русской истории», а в сжатом виде в первых четырех лекциях «Курса русской истории».

«Итак, в истории наших древних учреждений остаются в тени общественные классы и интересы, которые за ними скрывались и через них действовали», — считал Ключевский.

Между тем интересы и требования социальности проявлялись в исторических типах и особенностях личности, в обществе с его «союзами».

Ключевский старался показать значение различных факторов в историческом процессе и в отдельные периоды русской истории (днепровский, верхневолжский, великорусский, всероссийский). При характеристике этих периодов, помимо географических условий (Русь Днепровская, Русь Верхневолжская, Русь Великая, Московская), в которых жила основная масса населения, Ключевский одновременно выделял политический (удельнокняжеский, царско-боярский, императорско-дворянский), социальный и хозяйственноэкономический (городовая, торговая; вольно-земледельческая, военно-земледельческая, крепостная) критерии. Политический фактор усиливает свое влияние, начиная со второго периода. В течение всех четырех периодов происходит усложнение хозяйственной жизни.

Роль городов, по Ключевскому, была наиболее влиятельной в днепровский и всероссийский периоды, но социально-экономическая основа этих периодов не была одинаковой (в первом случае — торговая, во втором — фабрично-заводская). Значение земледелия сохраняется и в Верхневолжский, и в Московский, и во Всероссийский периоды. Экономические последствия, как считал Ключевский, подготовляют последствия политические, которые становятся заметны несколько позднее: «Экономические интересы последовательно превращались в общественные связи, из которых вырастали политические союзы».

Ключевский был ярким представителем национальной психолого-экономической школы, формировавшейся в России в последней четверти XIX в. Он стал предшественником историков, разрабатывавших психологические методики исследования в первой четверти XX в., когда особую популярность получил психоанализ. Историк писал, что «человек далеко не все постигает логическим мышлением и, может быть, даже постигает им наименьшую долю постижимого». Всякий обряд и; текст с практическим, житейским действием, кроме специально богословского, по мнению Ключевского, также имеет общее психологическое значение и с этой стороны, как и всякое житейское, т. е. историческое, явление, может подлежать историческому изучению. С такой народно-психологической стороны историк подошел, например, к проблеме происхождения раскола. Он считал, что «можно придумать тексты и обряды лучше, совершеннее тех, которые воспитали в нас религиозное чувство; но они не заменят нам наших худших». «Так религиозное миросозерцание и настроение каждого общества неразрывно связаны с текстами и обрядами, их воспитавшими», — продолжал эту мысль Ключевский.

О процессе передачи исторического опыта он писал: «Я не знаю, каков будет человек через тысячу лет; но отнимите у современного человека этот нажитой и доставшийся ему по наследству скарб обрядов, обычаев и всяких условностей, и он все забудет, всему разучится и должен будет начинать сызнова». Человечество ведет «великую жизненную борьбу», «стремясь к целям, им себе поставленным». Приемы и характер этой борьбы меняются, но от этой борьбы «отлагается нечто более твердое и устойчивое: это известный житейский порядок, строй людских отношений, интересов, понятий, чувств, нравов».

«... Сменялись народы и поколения, перемещались сцены исторической жизни, изменялись порядки общежития, но нить исторического развития не прерывалась, народы и поколения звеньями смыкались в непрерывную цепь, цивилизации чередовались последовательно, как народы и поколения, рождаясь одна из другой и порождая третью, постепенно накоплялся известный культурный запас и то, что отложилось и уцелело от этого многовекового запаса, — это дошло до нас и вошло в состав нашего существования, а через нас перейдет к тем, кто придет нам на смену», — писал он. Для Ключевского понятия:

«культура» и «цивилизация»; «культурный запас» и «культурные завоевания» — были синонимами.

Ключевский признавал действие в истории закона психологической ассоциации. Он исследовал разнообразные мотивы поведения, которыми «служат как психологические и нравственные побуждения, так и практические цели, житейские расчеты»; выявлял умолчания и анализировал причины и следствия этого, одновременно показывая значение данного фактора.

Одним из методологических понятий, заявленных историком, были «исторические тела» или людские союзы. Они растут, размножаются, переходят один в другой, наконец, разрушаются. При этом подчеркивалась долговременность воздействия их жизни на • исторический процесс.

Внутренне присущий историческому процессу драматизм, Ключевский характеризовал, как «непрерывное движение исторической драмы», время от времени меняющее сложившийся порядок, «которого держатся люди». Историю он рассматривал как поступательный процесс, и понятие развития ассоциировалось в сознании историка с накоплением опытов, знаний, потребностей, привычек, житейских удобств, улучшающих, с одной стороны, частную личную жизнь отдельного человека, а с другой — устанавливающих и совершенствующих общественные отношения между людьми.

Ключевский видел задачей историка познание причинных связей явлений, т. е.

свойств и действий сил, строящих общежитие. Он выделил два предмета изучения истории:

историю культуры (или историю цивилизации), которая изучает «...выработку человека и человеческого общежития», и историческую социологию. Последняя, в свою очередь, изучает «...исторические силы, строящие человеческие общества, свойства тех многообразных нитей, материальных и духовных с помощью которых случайные и разнохарактерные людские единицы с мимолетным существованием складываются в стройные и плотные общества, живущие целые века».

Историк размышлял над особенностями истории вообще и русской в частности. Он писал о разнообразном местном и временном подборе сил и условий, нигде более не повторявшемся, «вечно изменяющемся подборе исторических сил и условий», о человеческой природе, которая как в отдельных лицах, так и в целых народах раскрывается «не вся вдруг, целиком, а частично и прерывисто, подчиняясь обстоятельствам места и времени». «По этим условиям отдельные народы, принимавшие наиболее видное участие в историческом процессе, особенно ярко проявили ту или другую силу человеческой природы» — к такому выводу пришел Ключевский. Размышления об исторических закономерностях и возможности их познания рождали у историка новые мысли и вопросы.

«На что может пригодиться изучение исторических сочетаний и положений, когда-то и для чего-то сложившихся в той или иной стране, нигде более неповторимых и непредвидимых» «Мы хотим знать по этим сочетаниям и положениям, как раскрывалась внутренняя природа человека... как в явлениях составляющих содержание исторического процесса, человечество развертывало свои скрытые силы...» «Познать самих себя, свои внутренние свойства и силы, чтобы по ним устроить свою земную жизнь».

Каждому порядку было присуще внутреннее противоречие: следствия, вытекавшие из его же оснований и служившие средствами его поддержания, вместе с тем разрушали самые эти основания: «То значит, что очередной порядок разрушал сам себя, не выдерживал действия собственных последствий. Кроме того, эти условия разрушения, вытекавшие из самого порядка, вызывали к действию сторонние силы, также его расстраивавшие».

«... Действие очередного порядка было процессом его саморазрушения, состояло в его борьбе с собственными последствиями, его расстраивавшими».

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.