WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 79 |

Пришло время сбросить с социализма его немецкое платье и одеть в народную сермягу». Все это публиковалось на страницах периодического издания «Земля и воля». Изучив источники, современные исследователи пришли к выводу, что, «видя бесполезность борьбы за улучшение государственных форм, «восьмидесятники» заявили о своем отказе от наследства 1860—70-х гг., о замене пропаганды социализма его агитацией на основе практических интересов и потребностей народа... «Культурники»... пытались «выжать из наследства великих русских демократов политическую тенденцию, интерпретировать его, прежде всего, как этическое наследство».

В новейшей литературе «культурничество» определяется как правое крыло реформаторского народничества. Само направление получило развернутое выражение в «теории малых дел». Ее отличали демократизм, глубокая вера в культуру и убеждение в том, что России нужна армия мирных работников, умеющая привить блага цивилизации в самых глухих ее уголках. Подобный подход открывал возможности для иной постановки вопроса о перспективах развития страны.

Наиболее полно разработал «теорию малых дел» Я.В. Абрамов, однако термин этой концепции дали его оппоненты. Затем пропаганду «теории малых дел» продолжил С.Н.

Кривенко (1847—1906). По времени интерес к этой теории не случайно совпадал со «вторым хождением в народ», которым демократическая интеллигенция отреагировала на голод 1891—1892 гг. Кривенко подошел к действительности по принципу долженствования, с точки зрения рационально сконструированного идеала. Он сделал упор на нравственные мотивы человеческой деятельности, увидев в них критерий общественного прогресса. С.Н.

Кривенко сумел переложить идеи В.В. Берви-Флеровского, П.Л. Лаврова, Н.К.

Михайловского на язык практических формул, сделав их исходной точкой народнической программы общественных преобразований. В полемике с Владимиром Соловьевым в 1892 г.

Кривенко отстаивал стремление народников к слиянию интеллигенции и народа. Он выступал в защиту деятельности в деревне «культурных одиночек», которые, с его точки зрения, способствовали пробуждению гражданского самосознания русского общества. В споре с П.Б. Струве в 1893—1894 гг., не отрицая экономических преимуществ капиталистического способа производства, Кривенко выступал против «хищнического капитализма», ухудшавшего положение «непосредственного производителя». Резерв для смягчения этого тяжелого процесса он видел в изучении истории тех стран, которые к тому времени уже выработали механизм нейтрализации хищничества и законодательно урегулировали на государственном уровне отношения между рабочими и работодателями.

Сравнительно-исторический метод в глазах Кривенко в этом случае приобретал особое значение.

Социологические основания «теории малых дел» проанализировал И.И. Каблиц (псевдоним Юзов) (1848—1893) в работе «Основы народничества» (1882). Опираясь на воззрения британского философа и социолога Г. Спенсера (1820—1903), он обосновал преимущества постепенной общественной трансформации, при которой совершенствование социально-политических форм идет в соответствии с меняющимися запросами личности, народными настроениями и понятиями. Однако Каблиц (Юзов) оценивал возможности интеллигенции в ее позитивной работе с народом достаточно скептически.

В отличие от И.И. Каблица и В.П. Воронцова Я.В. Абрамов считал интеллигенцию непосредственным, практическим помощником, «другом народа» в деревне. Отметим общее:

при всех отличиях и с той и с другой стороны все громче звучали требования полного отстранения интеллигенции от «социальных опытов» над народными массами. Таким образом, направление мировоззренческой эволюции народничества 1870 — 1890-х гг.

очевидно. При наличии постоянной составляющей террора на разных этапах народнического движения, тем не менее, общая тенденция выражалась в том, что в целом народническое направление общественного движения сначала шло от просвещения к террору, а затем после тяжелых потерь возвращалось к социокультурной деятельности, и возрастающий интерес к эволюционным представлениям в этом контексте понятен.

У отдельных представителей народничества отношение к террору было разным, причем некоторые мыслители в течение жизни меняли свое представление о роли террора в истории. Концептуальные результаты мировоззренческой эволюции являлись очевидным фактором, корректирующим концепцию.

Однако, обретая новое мировоззрение и во многих случаях эволюционируя «вправо», немногие покидали идейное русло народничества. Большинство находило себе место под сенью одного из его берегов. Среди тех, кто преодолел народнические убеждения и, открыто заявив о мировоззренческих причинах, порвал с народничеством, был Л.А. Тихомиров.

Народники относились к марксизму отрицательно, но они размышляли над целым рядом научных положений марксизма, и в этом смысле учение Маркса оказывало на них безусловное влияние. Несомненно, существовало также и взаимовлияние народничества и марксизма.

«Русскую версию» марксизма народники воспринимали как доктрину, полную жестокости и «направленную против всего мира». Причины устойчивого неприятия марксизма лежали в этическом императиве, который являлся основополагающим как при оценке фактов, исторических явлений, так и в анализе исторического процесса. Убежденные, что субъективизм — неизбежный спутник человеческого познания, П.Л. Лавров и Н.К.

Михайловский писали о теории классовой борьбы как вульгарно-социологической крайности. Против известного положения «Манифеста коммунистической партии» «об идиотизме деревенской жизни» высказывался Михайловский: «Горе тому поколению, которое воспитывается на презрительном отношении к «идиотизму деревенской жизни».

Имеем ли мы основания, не взирая на многосоставность и многообразие позиций внутри народничества, говорить о нем в целом К числу причин, позволяющих утвердительно ответить на этот вопрос, можно отнести, прежде всего то единство, которое придавали народничеству целебные свойства, почерпнутые им из социально-этического источника подвижнического отношения к вопросу о нравственном долге образованного общества перед людьми труда, в первую очередь крестьянами, и идеи ответственности за судьбу народа. Методологическое значение такого подхода видится в неизбежном привнесении в науку этического и психологического начал. То есть фактор, оказавший сильнейшее воздействие на направление идейных и теоретических поисков народничества, лежал в плоскости реальной действительности и ее восприятия определенным типом людей, людей, воспитанных в понятиях чести и вобравших в себя лучшие традиции дворянской культурной традиции; в том числе воспитанных и чтением в семейных библиотеках.

Ощущение выдающихся представителей народничества в своей «призванности историей», в сочетании со «вселенской совестливостью» и «чувством вины» за страдания многомиллионного народа, являлись основным нервом мироощущения русской дореволюционной интеллигенции.

Большинство теоретиков и мыслителей народничества принадлежало к поколению, сначала испытавшему надежды, рожденные атмосферой «Великих реформ», а затем — не менее сильное разочарование, вызванное действиями правительства. Итоговая реакция не могла быть никакой другой, как эмоциональной и протестной; и она проявилась в социальнополитической заостренности концепций, выражая себя в теоретических трудах народников, формировала философию истории, направляла течение мысли.

Народники исповедовали своеобразную религию личности. Фундаментальной характеристикой мировоззрения большинства стал антропологизм. Подобно А.И. Герцену, ряд представителей народнического течения высоко ставил «борьбу за индивидуальность». В содержание этого термина вкладывалось общественное, а не эгоистическое содержание — борьба за целостную личность, и, наконец, борьба «за целостную правду». Жизнь ставила не только вопрос о взаимодействии героев-одиночек и крестьянской массы, но и предлагала варианты решений.

В советской и зарубежной литературе, в частности эмигрантской, по-разному характеризуется структурный состав народничества. В отличие от привычного для нас «учебного» деления народничества на просветительское, бунтарское и заговорщическое направления, которые у каждого ассоциируются соответственно с именами их лидеров: П.Л.

Лаврова, М.А. Бакунина и П.Н. Ткачева, — религиозный философ В.В. Зеньковский, тоже выделяя в народничестве три направления, давал им иную персонификацию и содержательную характеристику. Так, наряду с Н.К. Михайловским, «связанным с социалистическим народничеством», он относил к народникам «почвенников» (в лице Ф.М.

Достоевского и Н.Н. Страхова), а также Л.Н. Толстого, «погружение в народ для которого стало источником нового мировоззрения — оживления руссоизма и религиозноанархического отношения к современности». Тем самым место народничества в культурной и общественной жизни России виделось Зеньковскому в гораздо более широком контексте:

«Социалистическое народничество в лице Михайловского примкнуло к разработке проблемы об отношении России и Европы и принесло сюда новый существенный материал.

По существу, все это было уже у Герцена, для которого существовали после его перелома только два вопроса — русский и социальный, что сливалось для него в одно целое. Но социалистическое народничество позднейшей эпохи еще резче, еще сильнее бичевало тип буржуазной цивилизации, — и для него национальные проблемы отодвигались перед социальными».

Зеньковский отметил глубокое «духовное сродство» построений народников с религиозными представлениями других русских мыслителей. Для него «позитивизм Михайловского оказывается лишь полупозитивизмом, а иногда он более прямо приближается к религиозной постановке вопросов (понимая религию все же слишком моралистически и обнаруживая чрезвычайное непонимание ее мистической стороны)». Тем любопытнее в его глазах частичные совпадения Михайловского в оценке и характеристике Европы с мыслителями религиозного типа. Показательно в данном контексте мнение Н.А.

Бердяева о Михайловском: «Наш противник, друг и отец», потеря которого в 1904 г. горько отозвалась в сердцах многих, в том числе и русских религиозных мыслителей. Современные авторы отказались от прямолинейности при рассмотрении проблемы влияний народничества на русскую культурную и умственную жизнь рубежа XIX—XX вв. Так, английский автор А.

Пайман проанализировала причины категорического неприятия Михайловским мироощущения символистов. Она разобрала ситуацию 1892 г., когда тот обрушился с критикой на увлечение И. Кантом своего бывшего ученика, поэта и эссеиста Д.С.

Мережковского, уже заслужившего к этому времени известность среди народников.

Мережковский писал, что избавить человека от социальной несправедливости — все равно что избавить чахоточного от зубной боли, что позволит с большей остротой ощутить муку смертности.

«Формула прогресса» Философия истории народников представляет собой теорию прогресса. Виднейшие умы этого течения предлагали ее собственное понимание. М.А. Бакунин (1814—1876) в прогрессе видел тенденцию постоянного «приращения» свободы личности. Главным угнетателем человека он считал государство, созданное меньшинством для господства над меньшинством. Государство и гражданское общество — антиподы. Именно между личностью и государством, по Бакунину, и разворачивается в истории основная борьба.

«Формула прогресса» П.Л. Лаврова (1823—1900) обретала в течение его творческой жизни новые характеристики. Сначала она включала взаимодействующее «подталкивание» сознания (индивидуального и общественного) и солидарности. Лавров определял прогресс как рост общественного сознания и сознания индивидов, но такой рост происходил лишь до тех пор, пока сознание не начинало препятствовать развитию солидарности. В свою очередь и солидарность имеет тенденцию прогрессивного роста только до тех пор, пока ее рост не мешает развиваться сознанию (индивидуальному и общественному) и опирается на него.

Лавров рассмотрел теоретическую возможность прогресса при условии гармоничного развития двух его составляющих — сознания (индивидуального и общественного) и солидарности. Последняя категория «солидарности» у мыслителя является цементирующим основанием сознания, возможностью нарождения индивидуальным сознанием себе социально значимого места и взаимодействия с сознанием общественным.

История, по Лаврову, в конечном счете есть история мысли, посредством которой культура перерабатывается в цивилизацию. В глазах мыслителя смысл истории придает развитие нравственного идеала. Лавров подчинял ему принципы группировки исторического материала и периодизации исторического процесса. Он считал, что, «усвоив по степени своего нравственного развития, тот или другой нравственный идеал, расположив все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу», только и можно изложить историю. Вывод Лаврова о том, что «волей-неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку», логически вытекает из его методологии. Таким образом, историческая эволюция выступает у Лаврова как смена (под влиянием критической мысли) форм солидарности, которая продолжается до достижения сознательной солидарности. Соответственно он выделял в истории этапы развития, как сознания, так и форм солидарности, считая высшим этапом развития ее высшую сознательную форму, с которой ассоциировал период социалистического преобразования России, т. е. мотивация солидарности, которая, по мысли Лаврова, менялась в ходе исторической эволюции, приобретала в его концепции значение важного фактора.

В знаменитых «Исторических письмах» (1868—1869), которые считали «Евангелием» радикальной молодежи 1870-х гг., Лавров поставил вопрос о тяжелой цене прогресса и о неоплатном долге интеллигенции перед народом. В 1881 г. он их дополнил еще одним 16-м письмом «Теория и практика прогресса». Новое издание отразило проделанную Лавровым эволюцию в 1870-е гг. Понятие прогресса было в нем расширено. К ранее названным факторам — развитию личности и идеала, росту сознания (индивидуального и общественного), которые, по мнению Лаврова, должны вести к расширению общественной солидарности, был добавлен еще один — экономический фактор.

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.