WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 79 |

Прогресс есть борьба мысли с неумолимыми законами физической природы и столь же неумолимыми антисоциальными инстинктами человечества. В этом прогрессе громадную роль играет личность с высоко развитой нервной системой. Ее сознание является искоркой общечеловеческого высокого и благородного сознания, из которого вырастет новое человечество и создаст путем постоянного совершенствования будущую великую общечеловеческую федерацию истинно-антропологических братских человеческих обществ, вполне соответствующих высокому достоинству человеческой природы, стремящихся к удовлетворению всех человеческих потребностей. Щапов употребляет словосочетание «история человеческого страдания». Он считает долгом историка передать потомству народный стон, народные страдания «от податей и налогов, от подушной переписи, от рекрутчины, от деспотического областного начальства, от крепостного права», политические движения и бунты, «наконец, демократические песни народа». Труд крестьян служит экономической основой существования всей крепостнической системы страны. На средства, собираемые с крестьян, содержится армия, флот, строятся укрепления, осуществляются все государственные преобразования. Наконец, за счет труда простого народа живет вся «непроизводительная» верхушка общества. «23 миллиона под нашим крепостным ярмом обогащали нас, давали нам деньги на образование и на роскошь, а сами из-за нас оставались в невежестве и крайней бедности», — писал Щапов.

Путь к избавлению от страдания историк видел в совершенствовании человечества. В контексте общей перспективы он обращает внимание на неправильности хода умственного развития русского народа. Новые теоретические социолого-антропологические позиции Щапова-историка привели к смене приоритетов в выборе проблематики. Вопросы земства, земского саморазвития, земского самоуправления и самосуда отходят на второй план, тогда как просветительские тенденции в творчестве заметно усиливаются. Вопросы истории теперь для Щапова сводились к истории интеллектуального развития русского народа и к изучению препятствий на этом пути. Этим проблемам посвящены статьи: «Естественнопсихологические условия умственного и социального развития русского народа»;

«Социально-педагогические условия умственного развития русского народа»;

«Исторические условия интеллектуального развития в России» и др.

В них Щапов констатирует темноту, забитость, отсутствие I способности масс мыслить абстрактно и ищет причины объяснения этого не столько в порочности организации общественных отношений, сколько в географических, климатических и других природных условиях развития русского народа. Борьба с природой уносила все физические и умственные силы народа, не оставляя ни сил, ни времени для «теоретической мыслительности». Если Ключевский рассматривал влияние географического фактора на особенности хозяйственной деятельности и психологии великоросса, то для Щапова особый интерес представляло воздействие данного фактора на народный интеллект и хозяйство.

Спустя несколько месяцев жизни в ссылке Щапов написал статью «Естественные и умственные условия земледельческих поселений в России».

В 1870 г. вышла работа Щапова «Социально-педагогические условия умственного развития русского народа», в которой автор попытался применить к анализу русской жизни методы естествознания. Она стала своеобразным синтезом более ранних работ Щапова по истории интеллектуального развития русского народа. Вывод о нереальности улучшения положения народа путем кардинальных политических реформ заставлял все более внимательно относиться к вопросам просвещения.

Община Процесс становления общины А. П. Щапов рассмотрел в работе «Миросозерцание, мысль, женщина в истории русского общества». Основной причиной появления общины он считал страх: «...фетишистский страх таинственных сил природы и грубой физической силы человеческой был первым естественно-психологическим мотивом к соединению первоначальных физиологических, родовых союзов в гражданское общество... Страх этот был одним из самых первых естественных мотивов к распространению общинной колонизации по северу-востоку Европы, колонизации так называемых «черных земель» и «черных диких лесов». Страх насилия сильных мужей-татей и разбойников... невольно заставлял искать убежища и жить в бепрестанном ожидании насилия, грабежа, разбоя, хищничества... При таких опасениях всем маломочным людям не оставалось никакого другого средства самосохранения и самообеспечения от насилия сильных мужей, как только уходить в лес и там объединяться в общины и совокупными, общими силами бороться с деспотической, порабощенной, хищнической силой сильных мужей». Большую роль в вопросе образовании общины Щапов отводил нравственному фактору, считая его главной причиной, заставлявшей «...всех маломочных смердов заключать между собой согласие...».

Историк активно сотрудничал с восточносибирским отделом Русского географического общества, находившегося в Иркутске. На средства, предоставленные обществом, он побывал в нескольких экспедициях. В 1866 г. в Туруханской экспедиции изучал жизнь местных сибирских племен, живших по реке Енисей (рукопись сгорела в городском пожаре 1879 г.). Результатом поездки в 1874 г. в Забайкалье стал труд «О Ленской общине», некоторые главы которого были опубликованы, в том числе «Бурятская улуснородовая община», «Эгоистические инстинкты в ленской народной общине, бурятской улусной, оседло-инородческой и русско-крестьянской».

В ссылке были написаны работы «Естествознание и народная экономия», «Сибирское общество до Сперанского» (раскрывает процесс дифференциации сибирского крестьянства и показывает эксплуататорскую сущность сельской буржуазии). Отличительная черта их — актуальность, и можно говорить о политической злободневности.

Концептуальные итоги В статье 1875 г. (за год до смерти) Щапов повторил идеи, высказанные им еще студентам Казанского университета в 1861 г.: «Прочитайте летописи, исторические акты до V века. Кто устроил, заселил, обработал русскую землю из-под лесов и болот Кто как не селения общины.. Акты исторические и юридические почти на каждой странице говорят о неутомимой, богатырской, страдальческой работе русского сельского народа, о движении его на все четыре стороны сквозь дремучие леса, болота, мхи непроходимые со своими заветными спутниками — топором, косой, сохой и бороной То в актах, то в писцовых книгах отметились имена всех первых основателей, строителей нашей обширной сельской Руси, отметились в названии сел, деревень и починков. Раскройте любую писцовую книгу — она вся испещрена именами этих строителей починков и деревень...» Попытка Щапова установить периодизацию русской истории в зависимости от состояния естественно-научных познаний русского народа; объяснение отсталости России слабостью и медленностью «возбуждения нервной восприимчивости русского народа»;

показ Петра I как умственного гения; преувеличение влияния географического фактора на интеллектуальное развитие народа; внимание к колонизационному движению народных масс и их «богатырскому» труду по освоению новых пространств; да и сам философский стержень исторических работ, заключавшийся в признании разума как главного и творящего фактора в области естествознания и в истории развития общества, — все это свидетельства причудливой эклектики, результат переработки Щаповым узнаваемых идей эпохи — от С.М.

Соловьева и Н.И. Костомарова до К. Маркса. Щапов считал Маркса великаном «антрополого-социального движения и прогресса».

Щапов оказал заметное влияние на умственную жизнь страны и отдельных мыслителей. Его концепцию общины за основу своих размышлений об историческом развитии России в домонгольский период взял Н.Ф. Даниельсон. Щапов предложил оригинальное решение проблем, которые ставила жизнь, и история являлась для него важным, питающим мысль источником. В 1860-е гг. Герцен и Щапов зачислялись современниками в категорию единомышленников. Так, И.С. Тургенев, выступая против теории русского социализма Герцена и критикуя «земство» Щапова, называл «земство, артель и общину» — «троицей», найденной Герценом и Щаповым. Щапов привлекал внимание Чернышевского. Известно не только участие Чернышевского в организации коллективного протеста против ссылки Щапова в монастырь, но и факт их личной беседы на квартире А.Н. Пыпина.

Источники Герцен АИ. Америка и Россия. Т. XIX. С.139. М., 1960.

Герцен А.И. «Двадцать осьмое января». Посвящается другу моему Диомиду.—Соч. 30 т. М., 1954. Т. I. C.29-33.

Герцен А.И. Исторические очерки о героях 1825 года и их предшественниках по их воспоминаниям. Т. XX. Кн.1. С.227—272; Кн.2. С. 646—647. М., 1960.

Герцен А.И. О развитии революционных идей в России. Т.VII. М., 1956.

Герцен АИ. Порядок торжествует. Там же. С.166—199.

Герцен А.И. Публичные чтения г. Грановского. Письма 1-е и 2-е. Т. 2. С. 112—113 и 126— 127.

Герцен АИ. Русские немцы и немецкие русские. T.XIV. C.150—155. М., 1958.

Чернышевский Н.Г. Антропологический принцип в философии. Там же. Т. II.

Чернышевский Н.Г. Сочинения Т.Н. Грановского. T.I. М., 1856//Соч. 2 т. М., 1986. Т. I.

Литература Антонов В.Ф. Историческая концепция Н.Г. Чернышевского. М., 1983.

Антонов В.Ф. Н.Г. Чернышевский о русской истории. М., 1984.

Аристов Н.Я. Афанасий Прокофьевич Щапов. СПб., 1883.

Баскаков Б.Г.Мировоззрение Н.Г. Чернышевского. М., 1956.

Демченко А.А. Н.Г. Чернышевский: Научная биография. Саратов, 1978.

Павлов А.Г. От дворянской революционности к революционному демократизму (идейная эволюция А.И. Герцена). М., 1977.

Пирумова Н.М. Исторические взгляды Герцена. М., 1956.

Пирумова Н.М. Александр Герцен. Революционер, мыслитель, человек. М.,1989.

Порох И.В. А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский. Саратов, 1963.

Романов И.М. Мировоззрение Н.Г. Чернышевского в 1872—1883 гг. Якутск, 1958.

Смирнова З.В. Социальная философия А.И. Герцена. М., 1973.

Супоницкая П.Я., Ильина А.Я. Н.Г. Чернышеский. Указатель литературы. 1960—1970.

Саратов, 1976.

Филатова Е.М. Экономические взгляды А.И. Герцена и Н.П. Огарева. М., 1953.

Фигуровская Н.К. «Идеал общественного благосостояния» Н.Г. Чернышевского//Кооперация. Страницы истории. T.I. Избранные труды российских экономистов, общественных деятелей. Кооператоров-практиков. Кн. 1. 30-40-е года XIX—XX века.

Предыстория. М., 1998.

Чесноков Д.И. Мировоззрение А.И. Герцена. М., 1948.

Цамутали А.Н. Историк-демократ: Афанасий Прокофьевич Щапов // Историки России XVIII — начало XX века. М., 1996.Литературу, посвященную А.П. Щапову см.: История исторической науки в СССР. Дооктябрьский период. Библиография. М., 1965.

3.7. Народническая историография Народникам отдавали должное даже их постоянные оппоненты и идейные противники. В.И. Ленин понимал под народничеством «громадную полосу общественной мысли», «целое миросозерцание». Размышляя о ленинском подходе к народничеству, невольно обращаешь внимание на два обстоятельства. Во-первых, в отмеченной целостности было представлено разнообразие историософских позиций и конкретных подходов к истории. А во-вторых, стержень процесса идейного развития исторических представлений народников отличал эволюционный характер тенденции их ухода от революционности к либерализму. Народников объединяло представление о том, что философско-исторической мысли предстоит еще долгий путь познания законов истории. «Существуют, правда, законы, управляющие обществом без его ведома, но это законы естественные, свойственные социальному телу, как физические законы присущи материальным телам. Большая часть этих законов до сих пор не открыта, а между тем они управляли человеческим обществом с его рождения, независимо от мышления и воли составляющих его людей. Отсюда следует, что их не надо смешивать с политическими и юридическими законами, провозглашенными какой-либо законодательной властью, которые в разбираемой нами системе считаются логическими выводами из первого договора, сознательно заключенного людьми» — так, например, представлял себе проблему М.А. Бакунин. Эта мысль, высказанная им в работе «Федерализм, социализм и антитеологизм» еще в 1867 г., затем неоднократно публиковалась, начиная с 1895 г., т. е. со времени издания первого собрания сочинений Бакунина.

Для идеологов народничества, мыслителей и историков этого направления характерны широкая образованность, знание русских и зарубежных концепций, творческий подход. Патриархи народничества — М.А. Бакунин (1814—1876), П.Л. Лавров (1823-1900), В.В. Берви-Флеровский (1829-1918) -были младшими современниками А.И. Герцена.

Поколение, родившееся в 1840-х гг., представляли: П. А. Кропоткин (1842— 1921), Н.К.

Михайловский (1842-1904), П.Н. Ткачев (1844-1885/86), Н.Ф. Даниельсон (1844-1918), В.П.

Воронцов (1847-1918), В.И. Семевский (1848-1916), И.И. Каблиц (Юзов) (1848-1893), А.Я.

Ефименко (Ставровская) (1848-1918). Оно было самым многочисленным. В 1850-е гг.

родились Я.В. Абрамов (1858-1906) и Л.Э. Шишко (1852-1910). В.А. Мякотин (1867—1937) принадлежал уже к другому поколению, родившемуся в конце 1860-х. Этими именами не исчерпывается богатое на индивидуальности народническое направление отечественной мысли. Однако упоминание о перечисленных легендарных символических фигурах народничества говорит о богатом наследии удивительного мира идей, оставленного нам каждым из них.

В 1880 — 1890-е гг. народничество находилось в состоянии серьезного идеологического кризиса. Народники сами тогда подвергли ревизии идеи апостольской проповеди интеллигенции. Исследователи видят корни этого кризиса во второй половине 1870-х гг. Именно тогда, во многом благодаря усилиям ведущего публициста журнала «Неделя» П.П. Червинского, возникает идея «культурничества»; подвергаются критике мнения о выдающейся роли интеллигенции в истории и об исключительной роли идей вообще. «Идеям», как якобы решающему фактору прогресса, противопоставляются «чувства», нравственные и социальные настроения масс, естественные законы жизни, «почва». В 1878—1879 гг. настойчиво высказывается мысль о том, что «незачем особенно заботиться о выработке идеалов будущего строя, потому что в исконных желаниях русского народа мы уже имеем очень солидный фундамент для постройки общественного порядка, неизмеримо высшего, чем ныне существующий». «Бросим иноземную, чуждую нашему народу форму наших идей, заменим ее тою, которая ему свойственна, близка, родственна.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.