WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 79 |

Много усилий приложили к этому московские князья. Иван IV должен был «вооружиться всею яростью грозного венценосца, Борис Годунов должен был употребить весь разум хитрого политика, чтоб обуздать разгул кочевой жизни». Смута явилась последним проявлением вольницы бояр, казаков, холопов, крестьян». Но «нашествие иноплеменников» вызвало негодование народа. Он «выгнал поляков и выбрал себе царя», предоставив ему свою дальнейшую судьбу.

Длительным был процесс собирания земель и изменения отношений между князьями, приведший в конечном итоге к образованию единовластия и государственного порядка.

Чичерин неоднократно подчеркивал, что нигде и никогда новый порядок не является в жизни целиком, он постепенно пробивается сквозь старые нормы жизни. В Древней Руси наследование киевского престола происходило по старшинству — брат после брата. Со временем понятие старшинства разрушалось, то же происходило и с понятием об общей родовой собственности. Преобладающее значение получала собственность каждого члена рода. Земля как собственность князя делилась на основании частного права. Каждый князь стремился к увеличению своих владений за счет земель других князей. Отсюда столкновения между ними. Затем пришло понятие, что сохранить могущество можно, лишь усилив одного наследника за счет другого. Получивший силу стал покорять слабейших. Этим путем начали собираться раздробленные земли и создаваться «единое тело», с единым главою, сделавшимся единодержавцем. Так, при Василии Васильевиче старший сын получил больше владений. Это явилось практическим воплощением стремления перевести территориальное значение великокняжеских достоинств в значение личное, династическое.

При Иване III эти стремления усилились. Он впервые отдал Москву во владение старшему сыну. Но пока, отмечал Чичерин, наследование Московского княжества оставалось личной волей завещателя, т.е. наследование происходило по праву завещания, а не по закону. Отношения между князьями устанавливались на основании договора между частными лицами, т.е. оставались гражданскими. Окончательное торжество государственных отношений определено было в духовной Ивана IV. Он благословил старшего сына своим царством, прекратил раздел земель, записал обязанности князей и, наконец, заявил о совершенном уничтожении всякой самостоятельности удельных князей. Они стали подданными царя. Царство русское стало единой неразделенной землею, в которой частный порядок наследования уже не имел места.

Государственная власть в лице государя, олицетворявшая общественное начало, взяла на себя дело соединения разрозненных сил общества, объединило разобщенные общественные элементы в сословия и местные союзы, подчинила их государственному порядку. Сделано это было не путем определения их прав, а путем наложения на них обязанностей, государственного тягла. «Все равно должны были всю жизнь служить государству... Каждый на своем месте: служилые люди на поле брани и в делах гражданских, тяглые люди — посадские и крестьяне — отправлением разных служб, податей и повинностей, крестьяне служили своему вотчиннику, который только с их помощью получал возможность исправлять свою службу государству». Это было «не укрепление одного сословия в особенности, а всех сословий в совокупности, это было государственное тягло, положенное на всякого, что бы он ни был». Такие отношения окончательно оформились при Петре I. Поэтому ни одно сословие не составляло «единого государственного тела».

По мере укрепления государственной власти появилась возможность освободить сословия от наложенного на них гнета. Этот процесс начался, по мнению Чичерина, во второй половине XVIII в. В его время пришла очередь освободить крестьян. Эти выводы ученого получили название «теории закрепощения и раскрепощения сословия».

Община Государственная власть, полагал он, не только являлась создателем сословий в России и их корпоративных организаций, но и современной ему сельской общины. В статьях «Обзор исторического развития сельской общины», «Еще раз о сельской общине (ответ г. Беляеву)» Чичерин обращал внимание на то, что сельская община «развивалась по тем же началам, по каким развивался и весь общественный и государственный быт России». Поэтому для выяснения состояния страны в современную ему эпоху Чичерин считал необходимым вникнуть в основы гражданского быта, исследовать ее происхождение и коренные начала, т.е. изучить ее исторически. На первоначальном этапе общественного устройства у восточных славян, так же как и у других народов, существовала община патриархальная или родовая. Под влиянием развития гражданского общества родовая община разрушилась.

Вторжение владельческих элементов и общая подвижность народонаселения привела к установлению общины владельческой — «союз людей свободно селившихся на землях владельцев и соединенных временно общими к нему обязанностями». Община имела значение чисто финансовое, административное. Она ограничивалась сбором податей и отправлением повинностей в пользу земледельца.

Появление государственных начал в XV в. в корне изменило общину. Был создан «союз людей, связанных общими постоянными обязанностями государству», — община государственная. Устройство ее вытекало из «сословных обязанностей, наложенных на землевладельца... и преимущественно из укрепления их к местам жительства, из разложения податей на душу». Таким образом, заключал Чичерин, современная община — плод государственной деятельности, когда «государственные начала проникают до самых низких слоев общественной жизни». Свой современный вид община получила в конце XVIII в.

Из потребностей государства в России возникло и земское представительство. Оно наложено было действиями сверху, механически, а не выросло органически, как плод внутреннего развития общества. Чичерин одним из первых в отечественной историографии рассмотрел развитие земского представительства в связи с общим ходом исторического движения России. Его работы высоко ценил и продолжил изучение проблемы В.О.

Ключевский. Обращаясь к современному состоянию этих органов, Чичерин считал, что земские соборы исчезли, причем «не вследствие сословной розни и опасения монархов, а просто вследствие внутреннего ничтожества».

Роль государства в русской истории Соединяя население в прочные союзы, заставляя его служить общественным интересам, государство, полагал Чичерин, тем самым формировало и сам «народ». Только в государстве «неопределенная народность, которая выражается преимущественно в языке, собирается в единое тело, получает единое отечество, становится народом». При этом и народ, и государство имеют каждый свое назначение, свою «надлежащую самостоятельность». Народ «живет и действует, рождая из себя разнообразные стремления, потребности, интересы». Он составляет основу государства. Оно же, в свою очередь, «устанавливает в обществе... согласие, побуждает народ к тому, что необходимо для блага совокупного целого». Государство есть «глава и распорядитель». Оно оценивает заслуги, оказанные личностью обществу, возвышает внутреннее достоинство человека. В нем человек становится деятельным общественным фактором и может достигнуть полного развития своих интересов. Личность имеет возможность проявить себя. Государственная власть соединяет общие воли и частные устремления, в нем достигаются условия для развития разумной свободы, нравственной личности.

Все это и определило в концепции Чичерина особую роль государства в русской жизни. Образование его — есть «поворотная точка в русской истории. Отсюда она неудержимым потоком, в стройном развитии является до нашего времени». На вершине его — сильная самодержавная власть, гарантия государственного единства. Оно направляет общественные силы, ведет «народ за руку и народ слепо повиновался своему путеводителю».

Нет такого народа, считал Чичерин, у которого «правительство было бы сильнее, чем у нас».

Этапы развития государства В развитии государства он выделял два эта. Первый — централизация всей общественной жизни, сосредоточение всей власти в руках государя. Народный элемент более и более отходит на задний план. Правительственная деятельность в наше время, писал Чичерин, достигает «нетерпимой крайности», «управление пустило свои ветви по всем областям, а централизация увенчала все здание и сделала его покорным орудием единой воли... Правительство сделалось всеобъемлющим, господствующим всюду, а народ все более бледнел и исчезал перед ним». Следствием этого стало всеобщее «растление государственного организма»: развитие чинопочитания, бюрократии, удаление способных людей, «умножение письменности, которая стала на место настоящего дела», распространение официальной лжи, взяточничества. Россия достигла критического момента в исторической жизни. Наступает время перелома, возникла необходимость освободить изпод государственной опеки все общественные элементы и прежде всего, освободить и допустить к самостоятельной деятельности «народный элемент». Это положит начало второму этапу — либерализации, вплоть до достижения «всеобщего единения» всех общественных и государственных сил. «Нам нужна свобода!» — писал Чичерин, выражая свою политическую позицию.

Таким образом, в построении исторической концепции Чичерин исходил из понимания исторического процесса как единого, как истории всемирной, в основании которой лежат единые цели и общие законы. Отсюда следовало признание им принципиального единства русской и западноевропейской истории. «Россия страна европейская, — утверждал он, — которая не вырабатывает невиданных миру начал, а развивается, как и другие, под влиянием сил, владычествующих в новом человечестве». В соответствии с основными социологическими законами она прошла путь от родового строя, к свободе личности в гражданском обществе и к государству.

Он так же признавал, что «если у каждого европейского народа при общих жизненных условиях есть свои особенности, то тем более имеет их Россия». Один народ может развивать преимущественно одну форму быта, другой — другую. Один может иметь более богатое содержание, другой бедное. Один прошел несколько ступеней, другой остановился на одной и не был в силах достигнуть высшего развития.

Выявляя законы развития, Чичерин полагал одним из них постепенность происходящих в истории процессов, в частности складывание государства. Прослеживая постепенный характер образования государственности, он исходил из того, что каждая новая ступень является следствием предыдущего развития. С появлением гражданского общества кровные связи не исчезают полностью, а входят в него как один из составляющих элементов.

Государство, в свою очередь, не уничтожает все элементы гражданского общества. Люди остаются со своими частными интересами, со своими нравами и отношениями родственными, имущественными, договорными, наследственными.

Чичерин подчеркивал сложность исторического процесса. Направления более или менее изменяются, встречаются отклонения в сторону, но «характер движения один», и основу его составляют личные и общественные интересы. Противоречия, возникающие между ними, являются побудительной причиной изменений в общественном организме.

В целом, придерживаясь в своих подходах к изучению и осмыслению прошлого идей гегелевской философии истории, Чичерин вместе с тем отмечал и некоторые уязвимые ее черты. Эта философия, писал он, достигла высших пределов умозрения, охватывая весь мир и все явления. Она подвела их под свою точку зрения, нанизывая факты на «нить ложных выводов», определенных человеческим разумом. Общую схему налагают на факты, насильно подводя их под логические формулы. Порочность этого пути выявляется при углублении в действительность, при соприкосновении с реальным миром. Историческая же наука должна основываться на добросовестном изучении фактов. «Чтобы показать значение и место известного явления, нужно изучить его вполне путем опыта, анализировать отдельно каждую сторону его, показать связь явлений». Таким образом, для Чичерина наиважнейшим принципом исследования является наблюдение и опыт, всестороннее изучение фактов.

«Основательно изучать факты и выводить из них точные заключения — такова была историческая метода» в определении Чичерина. Постепенный переход от частного к общему, от явления к законам и началам им присущим, именно это, считал он, придает науке точность и достоверность. Научное знание — знание разума. Оно ничего не принимает на веру, все подвергает строгой критике разума. Цель его — выработка непреложных начал истины. Такое понимание задач исследования и отношение к изучаемому сближает принципы его познания с позитивистским пониманием содержания науки.

История есть изображение духа, «излагающего свои определения по присущим ему законам разума». Все разнообразие событий «слагается в живую картину, в которой каждая особенность становится органическим членом совокупного целого». Наука должна стоять на твердой почве. Но, признавал Чичерин, постоянные колебания общественной мысли приводят к тому, что меняются и научные точки зрения.

Итак, основные положения исторической концепции Чичерина включают: признание государства высшей формой общественного развития и его определяющей роли в русской истории. Особенностью исторического развития России является образование государства сверху, его крайняя централизация, решающая роль правительства в организации общественной жизни, что нашло свое отражение в закрепощении сословий, создании сельской общины, формировании русского народа. Определив в качестве основного предмета исторической науки изучение правовых и общественных институтов, он впервые в отечественной историографии попытался раскрыть содержание «гражданской истории» и представил собственные результаты ее исследования. Как и некоторые его современники и предшественники, Чичерин обратил внимание на развитие личного начала в русской истории, соотношение личностного и общественного, их противоречия, которые особенно в догосударственный период являлись двигателями исторического процесса.

Таким образом, вслед за Кавелиным, Чичерин дал теоретическое обоснование и представил конкретную разработку ряда проблем, составляющих содержание исторической концепции государственной школы.

Литература Искра Л.М. Борис Николаевич Чичерин о политике, государстве, истории. Воронеж, 1995.

Кавелин К.Д. Наш умственный строй: Статьи по философии русской истории и культуре. М., 1989.

Петров Ф.А. К.Д. Кавелин в Московском университете. М., 1997.

Цамутали А.Н. Борьба течений в русской историографии во второй половине XIX века. Л., 1977.

Цамутали А.Н. Вся русская история есть по преимуществу государственная: Константин Дмитриевич Кавелин, Борис Николаевич Чичерин // Историки России XVIII — начала XX века. М., 1996.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.