WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 79 |

Явно большее влияние на воззрения Аксакова и Самарина оказали западноевропейские социальные учения. Характеристика их как социальных мыслителей славянофильства, закрепившаяся в историографии, в целом представляется правильной. При этом необходимо отметить, что историко-социологические построения Аксакова и Самарина опирались на «фундамент», заложенный Хомяковым и Киреевским. Подход к процессу исторического развития с позиций этики и вытекающее из него признание примата социального целого, неприятие индивидуализма и эгоизма, — все эти положения, лежащие в основе социальной философии славянофильства, были выработаны его «отцами-основателями». Необходимо отметить при этом, что мировоззрение Аксакова и Самарина развивалось в русле построений Хомякова. Во всяком случае, принцип «этического коллективизма» являлся стержневым в их социально-философских построениях.

Историки славянофилы Славянофилы не только теоретизировали в вопросах истории. Широкие историкофилософские построения Хомякова, Аксакова и других ведущих теоретиков славянофильского кружка опирались на обширный фактический материал, кропотливо собранный их единомышленниками по «московскому направлению». Некоторые из них весьма деятельно занимались поиском российских древностей и собиранием фольклорных памятников.

Собрание памятников русского народного творчества Петра Васильевича Киреевского (1808-1856) — собирателя русских народных песен и сказаний до сих пор остается ценнейшим источником по истории культуры и быта русского народа.

Ценнейший «Сборник исторических и статистических сведений о России» выпустил в 1845 г. молодой славянофил Д.А. Валуев (1820-1845). Преждевременная смерть этого талантливого и трудолюбивого человека нанесла сильнейший удар по планам исторических изысканий, намеченным славянофилами.

Самым крупным профессиональным историком в славянофильском кружке был И.Д.

Беляев (1810-1873). Вместе с К.С. Аксаковым он принял участие в споре о сельской общине со сторонниками «теории родового быта» и помог отстоять точку зрения славянофилов в этом вопросе. И.Д. Беляев был автором первой в российской историографии книги по истории крестьянства. В 1860 г. он опубликовал капитальный труд, «Крестьяне на Руси».

Историк отмечал, что еще в XVI в. крестьяне были свободными людьми, полноправными членами русского общества. Государство прикрепило крестьян к земле, стремясь изыскать дополнительные материальные средства. Это решение Беляев считал неудачным. В XVII в.

крестьяне еще сохраняли некоторые личные права и права собственности. Правда, уже в это время землевладельцы начинают продавать крестьян без земли и переводить их в дворовые, и в результате крестьяне оказались недалеки «от того, чтобы сравняться с рабами». Но целиком порабощение крестьян, слияние их с холопами осуществил Петр I. Положив холопов в подушный оклад, Петр, по мнению Беляева, хотел поднять их до уровня крестьян.

На деле же крестьяне опустились до уровня холопов. Историк с осуждением относился к крепостному праву и был решительным сторонником его отмены.

Подводя итоги рассмотрению исторических концепций славянофилов, необходимо отметить значительные расхождения взглядов внутри кружка. Вместе с тем основные положения славянофильской доктрины: скептическое отношение к историческим перспективам европейской цивилизации, неприятие индивидуализма и культа стяжательства, вера в великую будущность русского народа и приверженность православию как единственно истинному направлению христианства — разделялись всеми представителями «московского направления».

Влияние славянофильства на русскую историографию было значительным и разносторонним. Их идеи органично вписались в концепции целого ряда крупных дореволюционных ученых, таких, как А.П. Щапов, К.Н. Бестужев-Рюмин, В.Н. Лешков и др.

Более того, отголоски славянофильских идей мы можем обнаружить и в работах современных отечественных историков. Вот почему обзор российской историографической традиции будет неполон без учета особенностей исторических концепций славянофилов.

Литература Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. М., 1995.

Бенедиктов Н.А., Пушкин С.М., Шапошников Л.Е., Шаталин Е.Н. Философия истории в России. XIX век. Нижний Новгород, 1994.

Благова Т.И. Родоначальники славянофильства: Алексей Хомяков и Иван Киреевский. М., 1995.

Киреевский И.В. Критика и эстетика. М., 1998.

Назарова Т.А. Общественно-политические взгляды Ю.Ф. Самарина. М., 1998.

Самарин Ю. Ф. Избр. произв. М., 1996.

Хомяков А.С. Соч. М., 1994. Т. 1-2.

Цимбаев Н.И. Славянофильство. М., 1986.

Лекция 3.4. Становление и развитие государственной школы В «Очерках гоголевского периода русской литературы» Н.Г. Чернышевский характеризовал середину 40-х гг. XIX в. как время, когда «мы встречаем строго ученый взгляд новой исторической школы, главными представителями которой были гг. Соловьев и Кавелин: тут в первый раз нам объясняется смысл событий и развитие нашей государственной жизни».

В 1844 г. К.Д. Кавелин защитил диссертацию «Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства в период от Уложения до Учреждения в губерниях». В 1846 г. С.М. Соловьев сформулировал основные положения своей концепции истории России в докторской диссертации «История отношений между князьями Рюрикова дома», а в 1851 г. вышел первый том его «Истории России с древнейших времен». В 1853 г.

завершил работу над диссертацией «Областные учреждения в России в XVII веке» Б.Н.

Чичерин. Именно с этими именами связывают новое направление в нашей исторической науке, за которым утвердилось название «государственная школа».

При всех особенностях восприятия и осмысления каждым из них исторического процесса их объединяла система взглядов на отечественную историю. Они проявляли интерес к философии истории Гегеля, его диалектическому методу, их привлекали в той или иной степени идеи позитивизма. В трудах ученых получила обоснование необходимость теоретического осмысления прошлого, и они сделали попытку соединить историческую теорию с конкретно-историческим материалом, сформулировали концепцию исторического развития российской государственности, ее институтов и правовых норм. Государство рассматривалось ими как субъект и двигатель исторического прогресса. Признание ведущей роли государства нашло отражение в теории «закрепощения и раскрепощения сословий», характеристике государства как органа внесословного и внеклассового. Гражданская история стала основным предметом русской историографии. Ученые государственной школы рассматривали историю как науку самопознания. Они были солидарны в утверждении способности русского народа к развитию и принадлежности его «к семье народов европейских». Русский исторический процесс при всех его особенностях — исторических, физических и нравственных — следовал общим с Западной Европой законам и «началам жизни».

И Кавелин, и Чичерин, и Соловьев критически относились к николаевскому режиму, признавали необходимость реформ и были единодушны в методах их проведения.

Индивидуальность каждого ученого проявлялась как в восприятии и трансформации идей эпохи, использовании тех или иных методов исследования, так и в определении содержания и хронологических рамок отдельных периодов русской истории, отношении к отдельным событиям и явлениям.

Кавелин пытался представить историю России как «живое целое», проникнутое одним духом, одними началами. Заслуга Соловьева в использовании богатейшего фактического материала и создании цельной, органической концепции русской истории, истории формирования и развития государства. Чичерин посвятил свое научное творчество изучению правовых норм и юридических учреждений.

Ко второму поколению представителей государственной школы современная историография относит В.И. Сергеевича, автора работ о роли земских соборов, удельновечевой Руси XIV в. и др. Основные подходы к изучению русской истории Чичерина разделял А.Д. Градовский, известный своими работами в области истории и теории права Древней Руси и европейских стран. Отмечают близость к государственной школе Ф.И.

Леонтовича, изучавшего законодательство о крестьянах XV-XVI вв., историков русского государственного права И.Е. Андреевского, А.В. Романовича-Славатинского и др. Главным предметом исследования этих ученых были правовые и юридические институты, законодательство российского государства. Они, в отличие от своих предшественников, практически не касались истории России в целом. Их труды рассматривают в рамках эволюции государственной школы.

Некоторые аспекты концепции истории России, сформулированные учеными государственной школы, получили свое развитие и в трудах многих историков конца XIX — начала XX в. Сегодня наши современники снова обращаются к ним.

К.Д. Кавелин (1818-1885) В отечественной историографии имя Константина Дмитриевича Кавелина историкаюриста, общественного деятеля, педагога связывают со становлением государственной школы.

Он происходил из старинного, но не богатого дворянского рода. Получил домашнее воспитание. Для подготовки к поступлению в Московский университет к нему был приглашен в качестве учителя В.Г. Белинский, который, как писал Кавелин в своих воспоминаниях, учил плохо, но «благотворно действовал на меня возбуждением умственной деятельности, умственных интересов, уважения и любви к знанию и нравственным принципам». Впоследствии Кавелин был участником кружка Белинского, и дружба их не прерывалась до смерти последнего.

Время учения Кавелина в университете (1835-1839 гг.) совпало с активным участием университета в общественной и культурной жизни страны. Он окончил юридический факультет первым кандидатом права. В 1844 г. Кавелин защитил магистерскую диссертацию «Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства в период времени от Уложения до Учреждения о губерниях» и был оставлен в должности адъюнкта на кафедре истории русского законодательства. В 1848 г. он оставил университет из-за конфликта с профессором римского права Н.И. Крыловым.

Почти десять лет Кавелин служил в Министерстве внутренних дел и канцелярии Комитета министров. В 1857 г. он возвратился к преподавательской деятельности в качестве профессора гражданского права в Петербургском университете, но через несколько лет вынужден был уйти в отставку вместе с другими профессорами в связи со студенческими волнениями. Позднее он некоторое время преподавал в Новороссийском университете (Одесса), в Военно-юридической академии.

Кавелин — ученик профессора философии П. Г. Редькина, Н.И. Крылова, историка М.П. Погодина, друг А.И. Герцена и Т.Н. Грановского, А.С. Хомякова и К.С. Аксакова. Как и многие его современники, он увлекался философией Гегеля, в последние десятилетия своей жизни отдавал предпочтение научному позитивному знанию. Он оказался в центре споров славянофилов и западников о путях развития России. Себя Кавелин определял как сторонника европеизации России, отстаивал необходимость ее реформирования, стал одним из лидеров русского либерализма. Убежденный в необходимости сильной самодержавной власти, он тем не менее поддерживал борьбу с деспотизмом николаевской эпохи, требование отмены крепостного права. Он много работал над проектами крестьянской реформы и перестройки государственных учреждений. Кавелин глубоко верил в высокую нравственность русского народа и величие его судьбы.

Теория исторического процесса В статьях о русской истории «Взгляд на юридический быт древней России», «Краткии взгляд на русскую историю», «Мысли и заметки о русской истории» и др. Кавелин неоднократно обращался к историческому знанию предшествующих эпох. Он выделял несколько этапов в развитии этого знания, определяемых формою «народного самосознания». Первоначально история привлекала как «любопытная сказка о старине», затем история стала «поучением» и «справкой», превратилась в «архив старых политических и государственных дел». Наконец, наступает время «глубоких раздумий». Но, приходил к выводу Кавелин, до сих пор «наше народное самосознание еще не установилось». Взгляд на русскую историю, оценки исторических событий оказываются «детским лепетом незрелой и нетвердой мысли». Время диктует необходимость понять «смысл и значение нашего исторического существования», сделать историческую науку «источником и зеркалом народного самосознания».

Решить эту задачу Кавелин считает возможным лишь при условии выработки теории, которая бы представила историю как «живое целое», как развивающийся организм, проникнутый «одним духом, одним началом». Теоретическое осмысление прошлого, неоднократно обращал внимание ученый, должно основываться на анализе источников. Они создают фундамент исследования и позволяют подойти к изучаемому предмету не абстрактно, а исторически. Однако даже изучение всех исторических фактов в их хронологической последовательности ничего не прибавит к имеющемуся знанию.

Основываясь на фактах, историческая наука должна выступить в форме теории.

Работы Кавелина, как правило, имеют теоретический характер, но, вспоминал слушавший его лекции Б.Н. Чичерин, в основание своего курса он «полагал изучение источников, не внося в них никакой предвзятой мысли. Он брал факты, как они представлялись его живому и впечатлительному уму, и излагал их в непрерывной последовательности... не ограничиваясь общими очерками, а постепенно следя за памятниками, указывая на них и уча студентов ими пользоваться».

История для Кавелина — это открытие «народного духа», характера и наклонностей, достоинств и недостатков человека, представление его в определенном бытии. В этом высшем значении история воспитывает, развивает и укрепляет «народный дух», оказывает нравственное действие, является не только повестью о прошлом, но и дает понимание настоящего, предвидение будущего.

Основные положения своей теории исторического процесса Кавелин определил в следующих положениях: целостность и единство исторического процесса, постепенное изменение вследствии внутренних причин, взаимосвязь всех явлений и процессов. На основе этого он попытался создать теорию истории общества и русского народа, проникнутую одним духом, одними началами. Явления истории понимались как различные выражения этих начал, «необходимо связанных между собой, необходимо вытекающих одно из другого».

Содержание исторической жизни народов имеет два основных элемента — формирование общественного организма и развитие личности. Развитие их имеет определенные черты и направление, заложенные в них от рождения. Они изменяются, но не сразу, а постепенно под влиянием внутренних и внешних обстоятельств и случайностей.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.