WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 79 |

В XII-XIII вв. все летописание зависит от местных традиций и тенденций политического дробления Руси. Вся культура интенсивно развивается по областям. В Чернигове, Галиче, Новгороде, Владимире появляются свои формы летописания. Князья, городские собрания (вече), монастыри и отдельные церкви ведут собственные летописи.

Появляются семейные, родовые и личные летописцы.

В Новгороде летописание демократизируется и отражает узкоместные интересы, приобретает антикняжеский характер. В то же время создаются произведения, посвященные только одному событию — причине раздоров князей. Исторические повести специально включаются в летопись для оправдания одной стороны и осуждения другой.

Однако чувство единства Русской земли не покидало летописцев. В ХП-ХШ вв.

владимирско-суздальское летописание неуклонно стремится стать общерусским.

Ордынское нашествие в определенной степени стимулировало собирание Русской земли. Идейно в летописании это произошло раньше, чем в политической жизни. Москва в конце XIV-XV вв. соединяет в своем летописании новгородские, тверские, ростовские, владимирские летописи, возрождает традиции киевского летописания. На основании московских сводов в Новгороде, Твери, Пскове, Ростове создаются общерусские своды. Идея единства побеждает раньше самого политического единения.

В XV-XVI вв. летопись является выразителем строго официальной точки зрения, но утрачивает значение государственного документа. Государственный архив и архив Посольского приказа становятся конкурентом летописи. Последняя превращается в чисто литературное произведение и приобретает воспитательный характер. Приказное делопроизводство и повествовательная литература вытесняют летопись, как таковую, выделяя из нее новое историческое повествование типа «Степенной книги», исторических повестей и сказаний.

В то же время летопись становится сводом, описью исторического материала. Она уже не могла удовлетворить усложнившихся политических потребностей. Непосредственно документ и историческая беллетристика заменяют официальное летописание. Сказание о Смуте, «Новый летописец», «Летопись о многих мятежах» уже по существу летописями не являются.

Благодаря Смуте усиливается летописание па местах (Новгород, Псков), но это неофициальные летописи. В них в большей степени оказывается частная инициатива и демократические тенденции, а также стихия фольклора. На протяжении семи веков существования летопись постоянно была связана с жизнью, отражала все общественнополитические сдвиги. В этом причина ее живучести и огромного влияния. на русскую действительность.

В XVII в. появляется немало новых форм исторического повествования. Помимо новых летописных сводов, летописей и летописцев тиражируются сотнями списков «Русский хронограф» и «Степенная книга». Люди самого разного происхождения и социального положения делают свои повременные записи летописного характера, вносят дополнения, исправления и продолжения в исторические тексты. Можно сказать, что в это время зарождается мемуарная литература. Далеко не все авторы известны, но мы знаем произведения дьяка Благовещенского погоста на реке Ваге Аверкия, московских площадных подьячих Шантуровых, знатного дворянина, государственного Деятеля и дипломата И.А.

Желябужского. Более того, в конце XVII в. получили развитие исторические и автобиографические повести, посвященные отдельным событиям и лицам, такие, как «Житие» протопопа Аввакума Петрова, «История о вере» Саввы Романова, «История о невинном заточении... боярина Артамона Сергеевича Матвеева» и др. Самыми крупными произведениями, в которых тщательно продуманный замысел сочетался с внимательным отбором источников и сопоставлением сведений, стали «Созерцание краткое» — и «Известие истинное» Сильвестра Медведева, «История...» Федора Грибоедова, три редакции Латухинской «Степенной книги» Тихона Макарьевского, «Генеалогия" Игнатия РимскогоКорсакова и «Скифскал история» А.И. Лызлова. Эти и ряд подобных произведений знаменовали начало нового этапа в развитии русской историографии, связанного с переходом от накопления к ученому осмыслению исторических знаний. Последние противоречат распространенному мнению о возникновении научного подхода к истории в России только во второй четверти XVIII в. во времена В.Н. Татищева.

Литература Алпатов М.А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVIII вв. М., 1973.

Алпатов М.А. Русская историческая мысль и Западная Европа XVII — первая четверть XVIII века. М., 1976.

Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI—XVII веков. М., 1980.

Лызлов А.И. Скифская история / Отв. ред. Е.В. Чистякова; сост. А.П. Богданов. М., 1990.

Оно всей великой России/Отв. ред. Е.В. Чистякова; сост. Н.М. Рогожин. М., 1989.

Пештич С.Л. Русская историография XVIII в. Л., 1961.

Пушкарев Л.Н. Общественно-политическая мысль России. Вторая половина XVII века:

Очерки истории. М., 1982.

Чистякова Е. В., Богданов А. П. Да будет потомкам явлено. М., 1988.

Модуль 2. Становление и развитие профессиональной исторической науки в России (XVIII в.) Лекция 2.1. Петровские реформы, их влияние на формирование исторической науки Первая четверть XVIII в. была временем больших и серьезных преобразований, которые коснулись практически всех сторон жизни России (социально-экономической, политической, культурной и религиозной). Реформы Петра I содействовали образованию абсолютистской монархии, предпосылки для которой зародились значительно ранее. В это время был создан административный бюрократический аппарат. Значительные успехи были достигнуты и в области внешней политики. Взятие Азова открыло доступ к южным морям, выход к Балтийскому морю вернул стране древнерусские земли и поднял международный авторитет России.

И наконец, именно в первой четверти XVIII в. были учреждены специальные учебные заведения и Академия наук (1725 г.). Стала издаваться газета, посылались экспедиции для обследования страны. Правда, в средних учебных заведениях, появившихся при Петре Великом, история как особый предмет не преподавалась. Такого предмета не было в программах цифирных школ и Школы навигационных наук, только в частной школе Феофана Прокоповича предусматривалось преподавание истории. Появление светских учебных заведений, введение более легкого для восприятия гражданского алфавита, распространение печатных светских книг, появление газеты предопределили скорое появление исторической литературы. Правительство было заинтересовано и в том, чтобы запечатлеть события исторической важности, и в том, чтобы сделать их доступными широкому кругу населения. Издатели первой русской печатной газеты «Ведомости» подчеркивали ее историческую направленность. На заглавном листе комплектов газеты за 1704 и 1705 гг. было написано: «Ведомости о военных и иных делах достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во всех иных окрестных странах».

Развитие исторического самосознания в начале XVIII в. самым непосредственным образом связано с широким распространением деловой письменности. Приказное делопроизводство в это время переживало апогей своего развития. В многочисленных приказах постоянно составлялись служебные записи дипломатического, военного, гражданского и церковного характера. В архивах отложилось колоссальное количество хроник текущих дипломатических, военных, поместных событий. Дворцовые и частные разряды, статейные списки (отчеты) дипломатов, различного рода журналы или поденные записи походов, путешествий, хождений по святым местам стали бесценными источниками для истории исторической науки. В значительной степени они вошли в боярские, посольские, разрядные, писцовые, родословные, вкладные и прочие книги. В общей сложности вся деловая документация представляет собой особый вид исторических произведений с хронологической и календарной последовательностью и определенным самобытным содержанием. Нельзя не заметить преемственность хроникальной манеры повествования этого рода исторических произведений с летописанием. И не только по форме, но и по содержанию. Летописи и деловая письменность, сохраняя хронологическую последовательность, оставляют взаимосвязь событий и их исторический анализ без заранее намеченного изучения. Иначе говоря, их авторы не обусловлены социальным или политическим заказом. Ярким примером могут служить статейные списки (отчеты) русских дипломатов, которые составлялись на протяжении XVI-XVII вв. К концу XVII столетия полнота и красочность их содержания достигли высокого совершенства. Это исторические источники не только по истории дипломатии, исторической географии, лингвистике, этнографии, но и памятники, свидетельствующие о высоком уровне исторической подготовленности русских дипломатов, их осведомленности в вопросах всемирной и отечественной истории.

Служащие Посольского приказа постоянно обращались к истории дипломатических отношений России с иностранными государствами. Наиболее яркий пример являет большая подготовительная работа перед отправлением Великого посольства Петра I. В конце 1969 г. в Посольском приказе была затребована справка о сношениях России с иностранными государствами с 1580г. Служащим было приказано снять копии со статейных списков посольств в те страны, куда намеривались отправиться члены Великого посольства.

Наводились многочисленные исторические справки по вопросам титулования государей и правителей. В конце XVII -начале XVIII в. были составлены такие справки, как «Краткое описание жития, владения и смерти государствующих королей шведских от Рождества Христова даже до сего времени...», «Описание Рима и двора папского», «Пресветлейший свет, или Краткое приятное генеалогическое и политическое описание почитай всех нынешних живых пресветлых высоких персон и пр.».

Не меньшее значение имеют повседневные записи о жизни русских царей — «дворцовые разряды» — своеобразный придворный журнал XVII в. Здесь регистрировались дипломатические приемы, различные церемонии, процессии, церковные службы, которые также в известной степени могут быть отнесены к историческим произведениям. Благодаря разрядным записям с 90-х гг. XVII в. появляются исторические произведения об отдельных военных походах. Они во многом напоминают старые разрядные записи военных событий, но отличаются от них тем, что представляют собой отдельные законченные исторические повествования. В этом отношении заслуживают внимания описание «потешных» маневров 1691 г. и Кожуховских маневров в сентябре-октябре 1694 г. К источникам, близким по происхождению к разрядным записям, относятся журнальные записи, которые велись в бомбардирской роте, всегда сопровождавшей Петра I. Петровские «Юрналы» систематически составлялись со времени первого Азовского похода в 1695 г. и закончились в 1724 г. Это официальные исторические документы, которые велись специально назначенными или выделенными лицами. Подобные же журналы боевых действий составлялись при командующих. Например, журнал вице-адмирала Крюйса о походе на Азовское море в 1699 г., морские журналы Н.А. Сенявина за 1705-1712 гг., Ф.И. Соймонова о походе в Персию и многие другие. Важно отметить, что оригиналы походных журналов, Морских компаний и копии с них стали основным источником при написании «Гистории Свейской войны». Со временем походные журналы эволюционировали в самостоятельные исторические произведения первой четверти XVIII в. Несомненно, что деловая письменность XVI-XVII вв. — это хроникальная основа, которая представляла основной фактический материал и питала историческое самосознание начинающих историографов XVIII в.

Петр I и история Надо отметить, что и сам Петр I очень интересовался отечественной историей и немало способствовал ее разработке. Современники оставили свидетельства о том, что учитель будущего императора Н.М. Зотов уже «сказывал своему воспитаннику о царе Алексее Михайловиче, Иване Грозном, Дмитрии Донском, Александре Невском и Владимире». Для наглядного обучения использовались лицевые летописи — «Царственная книга», Никоновская летопись и др. Мать Петра царица Наталья Кирилловна повелела отдать для обучения сына «все исторические книги с диковинами, и всея России книги с рисунками градов, и многих знатных во вселенной городов». Распоряжение 1682 г.

предписывало прислать Петру Алексеевичу в Троице-Сергеевский монастырь «книгу Царственную, откуда произыде корень великих государей». В 1683 г. из библиотеки царя Федора Алексеевича для Петра были взяты «Библия в лицах с летописцем» и «Хроника» Матвея Стрыйковского.

Не случайно в своих записных книжках Петр ссылался на исторические примеры гибели греческой монархии, падение Карфагена и Константинополя. В 1709 г. он потребовал разыскать в монастырях жалованные грамоты великих князей до времени правления Ивана IV и уточнить, какие имеются у тех грамот печати. Петр собирал старинные монеты, медали, необыкновенные предметы, мечтал написать текст первой русской истории и составлял новый алфавит. Специальным указом 1720 г. он предписал губернаторам городов пересмотреть все, что у них хранится в монастырях, соборах и башнях, составить описи и прислать в Сенат. Тогда же Петр писали Б.И. Куракину: «Ежели еще какие наши старинные пушки, а наипаче мартиры, которые литы в Руси во сто лет и старее, чтоб их купить, не допустя до переливки». В 1722г. был издан новый указ с требованием «гражданские летописцы, степенные хронографы и прочие им подобные прислать в Синод для снятия копий с них». Интересно, что довольно часто эти указы не исполнялись из-за нежелания передавать в руки правительства те документы, которые ценились в антипетровских кругах.

2.2. Первые исторические работы начала XVIII в.

В первой половине XVIII в. под исторические факты подводится определенная философская основа и вырабатывается критическое отношение к источникам. Тематика определялась самой действительностью: вопрос о значении государства и роли самодержавного монарха в жизни страны и задачи внешней политики. Соратники Петра I понимали необходимость увековечения славных побед России. С этого же времени гораздо в большей степени устанавливается тесная связь с западноевропейской историографией, переводится сравнительно большое количество иностранных работ по всеобщей истории.

Среди переводов отметим «Введение в гисторию Европейскую» Самуила Пуффсидорфа, сторонника теории «естественного права», т.е. права на основе человеческого разума. Были опубликованы также переводы католического писателя, папского кардинала, библиотекаря Ватикана цесаря Барония «Анналы», книги протестантского епископа Вильгельма Стратемана, сочинения Юлия Цезаря, Иосифа Флавия, Квинта Курция «О делах, содеянных Александром Великим...», Шхонебека «История о орденах или чинах воинских» и др.

Особенное внимание переводчиков привлекали сочинения па политические и военные темы.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 79 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.