WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

также отметить, что 72% министров имеют две и более государственные награды, из них 56% награждены орденом «За заслуги перед отечеством». Анализ также показал, что кабинет министров представляют субъекты различных национальностей, населяющих Россию. Из общего числа 89,1% – русские и 10,9% – представители других национальностей. Немаловажно и то, что 28% членов кабинета – это выходцы из сел и поселков, из Москвы – 6%, из Санкт-Петербурга – 11%. В общем, установки, потребности и ориентиры большинства министров сформировались в различных культурных и географических зонах, что может способствовать выработке широкомасштабного подхода к решению общегосударственных проблем.

Политико-психологический профиль выглядит следующим образом. По своему политическому стилю (в соответствии с типологией Лассуэлла) большинство современных российских министров обладают признаками «администратор», который отличается повышенной сосредоточенностью на исполнении деловых и профессиональных обязанностей, способностью структурировать ситуации, устойчивым чувством реальности, решительностью, активностью и некоторой агрессивностью.

Стиль межличностных отношений большинства министров – может быть оценен, как «экстраверт с невысоким уровнем доминирования». Он характеризуется отсутствием выраженного стремления к власти в политических отношениях и барьера в общении, что помогает легко преодолевать конфликты, устанавливать новые связи и отношения, благодаря стратегии сотрудничества.

Однако, когда такие политики находятся в состоянии стресса, проявляется обратная сторона экстраверсии – стремление привлечь к себе внимание любыми способами.

Мотивы. Преобладание мотива достижения проявляется в установке высоких стандартов работы, в стремлении к достижению уникальных и беспрецедентных результатов. Это способствует развитию целенаправленной деятельности, ориентированной на решение задачи. Несмотря на достаточно сдержанный стиль, такие политики способны на революционные действия ради преодоления политического «болота» и достижения цели. Вторым, наиболее выраженным, мотивом, у большинства министров является мотив аффилиации, который проявляется в стремлении к созданию благоприятных межличностных отношений, чего собственно требует публичность и характер ближайшего окружения. В условиях конфликта или стресса этот же мотив приводит к неэффективному поведению, т.к. попытки избежать конфликтов существенно замедляют принятие и исполнение решений.

«Набор» политических ценностей большинства министров (патернализм, равенство, иновационность, почвенничество, сотрудничество, толерантность, конформизм, демократия) отличается некоторой противоречивостью, что, скорее всего, является результатом переходного периода от устоявшихся социалистических ценностей к новым современным либерально-демократическим реалиям. Так, например, наличие ценностей всеобщего равенства, патернализма, почвенничества обусловило в какой-то степени социальную направленность Правительства. С другой стороны наблюдаются такие ценности, как иновационность, демократия, которые отвечают запросам нового времени и способствуют интеграции в мировое сообщество. Однако, в стране, где большая часть населения разделяет государство-центрические ценности, западнические, инновационные ценности, являются пока еще далекими и не совсем понятными, поэтому министры, разделяющие в большей степени современные ценности, зачастую получают негативную обратную связь.

В заключение отметим, что вышеизложенный профиль характеризует большинство министров как субъектов, ориентированных скорее на рациональное сотрудничество, поиск компромиссов и максимизацию общих результатов ради последовательной и стабильной политики.

В третьем параграфе «Политико-психологические портреты министров:

Э.С. Набиуллиной, А.А. Фурсенко, С.К. Шойгу: дескриптивный анализ личностного влияния» приведен анализ кейсов трех министров, где проведен углубленный анализ личностного влияния и взаимосвязи личностных и ролевых особенностей.

Полученные в ходе исследования результаты дают основания говорить о том, что влияние министров может быть как значительным, так и минимальным, как позитивным, так и негативным, в силу, прежде всего индивидуальных характеристик. Уникальное сочетание таких личностных особенностей, как политические убеждения и ценности, Я-концепция, мотивы, политический стиль и стиль межличностных отношений оказывают влияние на исполнение роли министра. Таким образом, можно заключить, что решения министров являются зависимой переменной от их личностных особенностей.

В четвертом параграфе «Сравнительный анализ личностных особенностей федеральных министров» решаются следующие задачи диссертационного исследования: сопоставление и сравнение личностных характеристик министров, и выявление закономерностей влияния на основе качественных данных всех федеральных министров и количественно-качественных данных нескольких министров.

В процессе исследования были проверены и доказаны заявленные гипотезы и выявлены следующие закономерности влияния:

1. Различное поведение министров объясняется тем, что они обладают различными ресурсами, и прежде всего личностными, тогда как знак их влияния (позитивный или негативный) является скорее результатом соответствия или несоответствия личностных особенностей требованиям роли и запросам среды.

2. Ситуационный фактор приобретает такую форму, какую задает ей когнитивное восприятие субъекта. Политическая роль исполняется политиками в силу их представлений и убеждений о том, как надо это делать.

3. Политические ценности влияют на расстановку приоритетов в процессе принятия решений, и следовательно министры уделяют первостепенное внимание, тем вопросам и задачам, которые отвечают прежде всего их собственным политическим ценностям.

4. Чем выше самооценка министров, тем более они самостоятельны в процессе принятия решений, и тем выше уровень их влияния. Тип «прагматик» (высокая сложность Я-концепции и заниженная самооценка) в большей степени соответствует требованиям роли современного министра.

5. Мотив достижения является доминирующим мотивом влияния на должности министра, ввиду того, что основная роль министров – это исполнение государственных задач. Мотив аффилиации способствует созданию дружественной атмосферы, однако в сочетании с высоким уровнем мотива власти способствует созданию конфликтных ситуаций. Таким образом, мотивационным предписанием для эффективного лидерства министров является следующая иерархия: 1) мотив достижения, 2) мотив аффилиации и 3) мотив власти.

6. Стиль межличностных отношений – «экстраверсия с невысоким уровнем доминирования» способствует успешным межличностным отношениям, и последовательной политике. «Экстраверсия с высоким уровнем доминирования», способствует успешной реализации крупномасштабных проектов и изменений.

Интроверсия не является востребованной характеристикой на посту министра, в силу публичного и коллегиального характера деятельности.

7. Политический стиль «администратор», в большей степени отвечает требованиям роли министра и способствует позитивному влиянию, тогда как «теоретики», в особенности «теоретики-идеологи», ведут министерства по пути наибольших глобальных изменений и потрясений. «Теоретики-эксперты», в свою очередь способствуют стабильному развитию той сферы деятельности, за которую они несут свою ответственность.

8. Личностные особенности наиболее успешных министров отвечают не только общим запросам роли министра, но и требованиям тех сфер деятельности, в которых они реализуют свой профессиональный долг.

9. Влияние министров повышается в том числе благодаря ресурсам среды, которые в свою очередь поддаются влиянию личностных особенностей. Таким образом, влияние министров зависит от таких факторов, как личностные особенности, официально-правовые параметры и общественно-политическая среда, в которой они реализуют исполнительное лидерство.

10. Комплексный политико-психологический подход к исследованию политического лидерства, и в частности исполнительного, суть которого в изучении основных его компонентов, позволяет наиболее точно определять причины влияния политиков и прогнозировать их поведение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное диссертантом политико-психологическое исследование позволило выделить в феномене политического лидерства лидерство исполнительного типа, и в частности лидерства федеральных министров и описать такие его составляющие, как личность политического лидера, роль политико-административного характера и институциональный контекст на фоне современной общественно-политической среды.

III.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК:

1. Рогозарь-Колпакова И.И. Современные исследования политического лидерства в контексте развития политико-психологического знания: О некоторых итогах 31 годичного собрания ISPP. Вестник МГУ. Сер. 12 Политические науки. – 2009. № 2. – 0,5 п.л.

2. Рогозарь-Колпакова И.И. Психологические особенности исполнительной власти в современной России: личность и роль // Материалы круглого стола:

теоретические проблемы современной политической психологии. Вестник МГУ, Сер. 12. Политические науки. – 2009. № 4. – 0,1 п.л.

3. Рогозарь-Колпакова И.И. Взаимовлияние личностных и функциональных особенностей министров в период кризиса // Материалы круглого стола: Кризис в зеркале политической психологии. Полис. Политические исследования. – 2009. №5. – 0,2 п.л.

4. Селезнева А.В., Рогозарь-Колпакова И.И., Филистович Е.С., Трофимова В.В., Добрынина Е.П., Стрелец И.Э. Российская политическая элита: анализ с точки зрения концепции человеческого капитала // Полис. Политические исследования. – 2010. № 4. Общий объем 1,2, в т.ч. авторский вклад – 0,2 п.л.

5. Рогозарь-Колпакова И.И. Министр как политическая роль и влияние на нее личностного фактора // Материалы круглого стола: политическое лидерство и проблемы личности. Полис. – 2011. № 2 (122). – 0,1 п.л.

Другие публикации:

6. Рогозарь-Колпакова И.И. Influence of personality on Russian ministerial performance // «Теория и практика Российской политической психологии»:

Материалы научной конференции, посвященной 20-летию кафедры политической психологии СПбГУ, Санкт-Петербург, 23-24 октября 2009 года / Под науч. редакц.

проф. А.И. Юрьева. – Спб., 2009.– 0,3 п.л.

7. Рогозарь-Колпакова И.И. Федеральная исполнительная власть в свете концепции человеческого капитала // Доклад. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы». – М., 20-22 ноября 2009г. – М., 2009. – 0,2 п.л.

8. Рогозарь-Колпакова И.И. Политико-психологический подход к изучению личности министра и ее влияния на роль исполнительно-распорядительного характера: Сравнительный анализ КАП профилей Э.С. Набиуллиной, А.А.

Фурсенко, С.К. Шойгу // Актуальные проблемы современной политической психологии: Юбилейный сб. кафедры / Под ред. Шестопал Е.Б. – М. 2010. – 0,п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.