WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 25 |

С. Н. Градировский История России знает также экстремистский путь, который пола гается на определенное допущение: если вы в ситуации вооруженного противостояния с властью, знайте — с вами считаются! Следователь но, вы уже в политике. Показательно, что еще год назад была распрос транена шутка о том, что единственным оппозиционером Путина яв лялся Басаев. И не потому, что Басаев был столь хорош, а потому что, когда суверен срезает пласт оппозиции институциональной, он оказы вается лицом к лицу с оппозицией бескомпромиссной. (А когда унич тожает последнего оппозиционера, получает заговор в ближайшем ок ружении.) Какое то время назад были актуальными размышления о возмож ных путях развития государственности в России, при которых исламу (как и другим важнейшим конфессиям) могла бы быть придана поли тическая субъекность. В частности, обсуждался концепт расширенно го федерализма (И. Генисаретский)1, порождающего новые типы субъектов федеральных отношений. Другой обсуждаемой темой были возможности, открываемые перед российской уммой в рамках конкор дата.

* * * На взгляд автора статьи, многое из происходящего можно понять, приняв во внимание вопрос, терзающий политических и духовных ли деров мировой уммы: «Как преодолеть унизительное отставание» Вопрос, который распадается на серию последующих вполне «русских» вопросов: что не так кто виноват и что делать Итак, вопрос, лежащий в основании современных форм полити ческого ислама, можно сформулировать так: «Если наша вера точна, если мы более праведны, чем остальной мир, почему мы находим ся в упадке и нами постоянно помыкают!» И действительно, мир ислама, который на протяжении Средневе ковья был лидером военным и политическим, экономическим и куль турным, в Новое время сдал свои позиции. Ладно бы только Западу.

После Второй мировой войны мощно поднялась Япония, затем в ли Данная идея публично обсуждалась в рамках подготовки доклада ЦСИ ПФО, посвященного теме методологии развития государственности. См., в частности:

Доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа 2001 г. «Государство. Разграничение полномочий» (или «Полномочия, функции и предметы ведения в стратегической перспективе развития государственности») (Н. Новгород, 2002).

Ислам и политика: в поисках формы деры пробились «азиатские тигры» — Сингапур, Тайвань, Южная Ко рея, Гонконг. Успех некогда отсталых регионов стал горьким укором для мусульманского мира. Оказалось, что исламские страны собствен ными силами не могут освоить даже богатства, которыми владеют по счастливому стечению обстоятельств, — залежи углеводородов. При ходилось приглашать западных специалистов с их технологиями и орга низационными навыками, чтобы поставить бизнес, на котором зараба тывают сегодня отдельные страны и семьи мусульманского мира.

Затем, чтобы обеспечить преемственность и воспроизводство за пущенной деятельности, пришлось ставить систему профессиональ ной подготовки и общего (не религиозного) образования, а следова тельно, допустить в святая святых стандарты и методики западных стран.

В совместном докладе 2002 г. о развитии человеческих ресурсов в арабских странах ПРООН и Арабского фонда экономического и соци ального развития подводятся итоги исследования состояния дел в арабских странах с населением 300 млн чел. Цифры удручающие: на 300 млн чел. в год переводится 330 книг, что в 1000 раз меньше, чем пере водят одни только испанцы. Четверть населения этой части планеты, бо гатой углеводородами, существует менее чем на 2 долл. в день. Половина арабской молодежи стремится эмигрировать1.

Экономическая отсталость всего мусульманского мира характери зуется следующими цифрами: составляя пятую часть населения зем ного шара, обладая 70% мировых энергоресурсов и 40% сырья, общий валовый национальный продукт исламских стран не превышает 5% ми рового валового продукта.

Бернард Льюис приводит любопытные факты: еще в далеком 1568 г.

«османы подготовили проект канала через Суэцкий перешеек, разде ляющий Средиземное и Красное моря; в следующем году они начали сооружение канала между Доном и Волгой. Их цель была ясна: расши рить морское влияние за пределы Средиземноморья. <...> Но обе опе рации, вероятно, рассматривались османами как второстепенные и были заброшены, когда возникли проблемы»2. Напротив, для Европы и России эти проекты не были второстепенными и были реализованы, хотя и не сразу.

The Arab Human Development Report 2003 Льюис Б. Что не так Путь Запада и Ближнего Востока: Прогресс и традици онализм. М.: Олимп Бизнес, 2003. С. 14.

С. Н. Градировский Ущербность геостратегического мышления лидеров исламского мира наблюдается отнюдь не со времен османов. Другой пример «ин фантилизма геополитического мышления мусульман, ответственных за судьбы своего проекта» приводит Гейдар Джемаль в своей статье под говорящим названием «Исламский проект: Борьба за историю»: «...зна менитый автор “Возрождения наук о вере” аль Газали, написавший ог ромное количество трудов по самым разным сторонам знания, ни словом не обмолвился о судьбе Иерусалима, захваченного крестоносцами за пят надцать лет до его смерти. А ведь это было грандиозное событие, фунда ментальная катастрофа для исламской цивилизации, ибо Иерусалим — аль Кодс — изначально есть третья святыня ислама и направление пер вой кыблы при молитве до переориентации на Каабу. Третья святыня ислама — в руках беспощадных врагов, а крупнейший ученый своего вре мени не находит нужным в течение пятнадцати последних лет своей жизни даже случаем упомянуть об этом ударе для мировой уммы!»Сам собой напрашивается вопрос, вот уже многие десятилетия вол нующий исламскую элиту: что и в какой момент пошло не так Именно этот вопрос вынес на обложку своей известной книги «столп американского исламоведения» Бернард Льюис, рассуждая о перипе тиях исламской политики2.

Распространенный ответ — все дело в самом исламе. Мол, если бы не ригоризм этой религии, все было бы по другому.

На это, по сути, обвинение существует ответ: мусульмане VII–Х вв.

были гораздо ближе к исламу, чем современные нам, и жили по шари ату, а не светскому праву, созданному по бельгийскому и англосаксон скому образцам. При этом они были лидерами ойкумены. Отсюда вы вод: надо вернуться к «живительному первоисточнику». Сегодня этот тезис взят на вооружение и фундаменталистами, и лидерами полити ческого ислама.

И это не примитивный ответ, как думают многие, ведь и пророки Ветхого Завета объясняли страдания, выпавшие на долю еврейского народа, только одним — вероотступничеством. Поэтому, когда «уни женные и оскорбленные» слышат призыв «вернемся к основам и вновь станем лидерами!», им трудно его игнорировать.

К сожалению, опыт стран, попытавшихся в ХХ в. претворить в жизнь эту формулу, продемонстрировал обратный результат. Ни Су Джемаль Г. Указ. соч. С. 6.

См.: Льюис Б. Указ. соч.

Ислам и политика: в поисках формы дан, ни Афганистан не обрели той конструктивной интеллектуальной мощи, которая позволила бы конкурировать с Западом. Наоборот, в результате прямого перехода на нормы шариата, осуществленного не рефлексивно, а буквалистски, произошла архаизация общества и эко номики и через шаг неизбежная потеря самого проекта.

Свой ответ на вопрос «что не так» дает председатель Гейдар Дже маль, утверждающий, что все цивилизационные проблемы ислама объясняются прежде всего «свернутостью теологии». Он раскрывает свою мысль на примере установления границы бидаата (нововведений).

Действительно, алимы во все времена резко возражали против ново введений, но речь у алимов идет о нововведениях в исламской вере, в области акыда и ритуальных практик. Интерпретаторы же распростра нили отрицание бидаат и на обыденную жизнь, возражая, к примеру, про тив технического прогресса. Перенесение неприятия инноваций с ритуа ла на научно хозяйственную деятельность как раз и означает смешение «внутреннего» и «внешнего»1. Разработка данного различения с опо рой на Коран и Сунну и есть прямой долг исламских теологов.

Мусульмане переживают унижение. То, на чем строится их быт, — машины и оборудование, нормы строительства и современные мате риалы, образование и здравоохранение, организация военного дела и оружие — спроектировано и создано на Западе (или, как в случае де шевого массового продукта, made in Chine). Том самом Западе, кото рый, по мнению исламского мира, катится к катастрофе, потому что изменил первоначальному Откровению, подменил Его, исказил, в од ностороннем порядке разорвав условия контракта, т.е. Завета. Почему нравственно падшие помыкают теми, кто остался верен духу и букве Закона Такой диссонанс не может не задевать и не беспокоить му сульман.

Отсюда мучительные поиски на вопрос: кто виноват Монголы, которые смели в XIII в. халифат, после чего исламский мир так и не сумел оправиться Однако ряд высоких образцов мусульманского ис кусства и культуры и несколько политических проектов (самый яркий из них — Блистательная Порта) относятся к послемонгольскому пе риоду. Да и то, с какой легкостью был разгромлен Багдадский хали фат, по сути, варварами, есть печальное свидетельство его внутренне го состояния того времени.

Другой ответ — виноваты европейцы с их колониальной полити кой и идеологическим штампом «бремени белого человека». Однако Джемаль Г. Указ. соч. С. 11.

С. Н. Градировский постколониальный период, который, казалось бы, должен был вернуть исламскому миру свободу, а с ней и процветание, принес исключитель но разочарование. Что принесла деколонизация «Цепочку обшарпан ных тираний, — с горечью замечает Бернард Льюис, — которые так и не смогли предложить своим подданным ни одного реального проекта модернизации»1. (Справедливости ради нужно сказать, что несколько удивительных исключений все же есть — это и Малазийское чудо, и впечатляющие проекты развития отдельных эмиратов Персидского за лива.) Найдены виновные или нет, но следующий вопрос, неизбежно вста ющий перед алчущими и жаждущими перемен, это вопрос: что де лать Великий английский историк и философ Арнольд Тойнби выде лял два типа ответов, скрупулезно наблюдаемых им на протяжении всего исторического материала, на примерах всех зримых цивилиза ций. Ответов, даваемых традиционалистами и модернистами или в тер минах иудейской истории — ответов фарисеев и иродиан; ответов тех, кто, придерживаясь традиции, видит свою миссию в сохранении на следства (и для кого это единственная правда, особенно перед лицом внезапных перемен), и тех, кто идет на сотрудничество с инородцами и проводит модернизационные реформы по культурным лекалам по бедителей, видя в этом единственное средство будущего освобождения.

И все же, по мнению автора статьи, корректней выделять не два, а три типа ответов, пронизывающих историю человеческих деяний. От веты иродиан, фарисеев и еще зелотов. Именно последние представ ляют собой концентрат бескомпромиссного вооруженного ответа на вопрос «что делать», и именно зелотами корректно называть пред ставителей политического ислама.

Исламский мир, уступив лидерство в самом начале промышлен ной революции, на сегодня не обладает суммой средств, позволяющих на чужой игровой площадке по чужим правилам выйти победителем, т.е. «сложить» альтернативную экономику на собственных основани ях с опорой на шариат и переиграть тех, кто ушел далеко вперед. Како вы же тогда его перспективы — быть вечным изгоем в бурно развиваю щемся мире Ответ может быть дан в логике фазового развития миросистемы2.

Льюис Б. Указ. соч. С. 173.

Понятие аналитического аппарата И. Валлерстайна.

Ислам и политика: в поисках формы Ислам долгое время доминировал в традиционной фазе развития мировой системы благодаря нескольким качествам.

Во первых, терпимости, которая долгое время была недостижима для европейцев. Ведь еще несколько веков назад все было наоборот:

беженцы — евреи и опальные христиане, постоянно преследуемые в Европе, бежали на земли ислама.

Во вторых, благодаря форме контроля со стороны улемов над ис полнительной властью, которая никогда не была такой абсолютист ской, как в Риме, средневековой Европе и тем более Европе и России Нового времени.

В третьих, благодаря принципу социальной справедливости, форма лизованному, в частности, в обязательном для правоверного отчисления в пользу бедных (ведь закят является одним из пяти столпов ислама).

Однако Запад удачно проводит промышленную революцию, в ре зультате которой мир ислама превращается в экономического и, как следствие, политического «карлика», а все его заимствования у того же Запада в военной сфере, области политического устройства, искус ства дипломатии1, систем образования и профессиональной подготов ки ни к чему не приводят2.

Время, наступившее по окончании Второй мировой войны и дав шее толчок к массовой деколонизации, подарило новую надежду. Меж дународные институты и западные интеллектуалы много потрудились над мифом о догоняющем развитии, cмысл которого прост: делай, как мы, делай правильно. И в силу того, что мы двигались, ошибаясь и на бивая шишки, а вы с помощью советов наших специалистов и с учетом опыта прежних ошибок выберете более прямой путь — догоните нас и станете такими же развитыми, как и мы.

Многие поверили в эту игру и начали проводить «необходимые» институциональные реформы, нанося беспощадные удары по тради ционным институтам. Итог такого развития для большинства — отри цательный, для меньшинства, по крайней мере, — спорный и только для малого числа — удачный. Как это ни парадоксально, но античная «Ведя переговоры в Карловцах, османы были вынуждены — впервые — при бегнуть к незнакомому для них искусству, мы его называем дипломатией, чтобы политическими способами изменить или даже улучшить результаты военных дей ствий. Для османских чиновников это было новой задачей, они не имели опыта переговоров о более выгодных условиях после военного поражения» (Льюис Б. Что не так... С. 20).

Об этом достаточно подробно на примере Оттоманской Порты см. у Бернар да Льюиса в 1 й главе упомянутого труда.

С. Н. Градировский апория оказалась верной: Ахилл никогда не сможет догнать черепаху.

Объяснение этому феномену дал Иммануэль Валлерстайн, выдвинув гипотезу о том, что устройство капиталистической миросистемы таково, что группе развивающихся стран догнать группу развитых в принципе не возможно. Допустим лишь редкий успех отдельных стран, лишь рота ция элементов внутри пирамиды глобального неравенства, не более того1.

В сложившейся ситуации только терроризм превращает ислам в фактор глобальной политики. Только терроризм заставляет считаться и с официальным исламским истеблишментом, прилагающим столько сил «для борьбы с террором» в собственных странах, и с ненавистны ми фигурами исламского подполья.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.