WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 25 |

Осознание этого факта уже произошло, что видно по выступлениям ряда лидеров исламского мира. Так, глава Организации Исламской кон ференции Экмеледдин Эхсаноглу призвал мусульман магнатов стано виться совладельцами крупнейших медиакорпораций, дабы обуздать антиисламскую пропаганду и продемонстрировать миру истинное лицо ислама. По мнению главы ОИК, такая пропаганда в средствах массо вой информации в той или иной мере присутствовала во все времена, однако события 11 сентября 2001 г. стали толчком к самой настоящей истерии. Многие телевизионные каналы и газеты открыто начали свя зывать ислам с террором и насилием. Экмеледдин Эхсаноглу призвал лидеров мусульманских государств всячески способствовать созданию новых средств массовой информации, причем не только на языках сво их стран, но и на наиболее распространенных в мире языках. Кроме того, он отметил необходимость создания таких программ, которые мог «Аль Джазира» — проект любопытный, указывающий на то, как можно бо роться с геокультурным противников его собственными средствами. Во первых, «Аль Джазира» — это Вавилонская башня, в смысле смешения национальностей, вероисповеданий и языков. Команда телеканала подбирается из недавно приехав ших в страну журналистов, «носителей свежей крови». «На канале работают граж дане почти сорока стран мира, среди которых 35% женщин (факт небывалый для арабского мира!). Главные звезды телеканала — тоже женщины, арабские красави цы Шехерезады», и в этом, по утверждению Дарьи Асламовой, есть свой смысл — «какая бы кровь ни лилась на экране, весь ужас событий смягчается прелестным личиком ведущей». «Вероисповедание журналистов при приеме на работу в рас чет не берется, главное, чтобы они говорили по арабски. В основном это мусульма не, но есть и христиане, хотя большинство репортеров просто атеисты. Главная позиция канала — отсутствие позиции. «Не наше дело кого то судить, — говорит мистер Джихад (официальный спикер “Аль Джазиры”). — Мы информационный канал, и мы должны быть вне эмоций. Мы показываем факт, а потом даем две точ ки зрения — почему этот факт хорош и чем он плох. Наш девиз: “Мнение и еще одно мнение”. “То есть если вы, к примеру, показываете убитых террористами де тей...” — начинаю я. “То после этого, — продолжает Джихад, — мы покажем уважа емого человека, который скажет, что это отвратительно и ужасно, что так нельзя делать, а затем, если есть возможность, мы дадим слово террористу, который объяс нит, почему он это сделал, какие у него были мотивы”. “Где же мораль” — спраши ваю я. “При чем тут мораль — удивляется Джихад. — Мораль никакого отноше ния к информации не имеет. Наше дело — давать факты, какими бы страшными они ни были, а не оценивать их. Или ты предпочитаешь жить с завязанными глаза ми”» (Асламова Д. Исламская телекомпания «Аль Джазира»: самый главный шо умен — бен Ладен // Комсомольская правда. 2005. 14 апр.).

Ислам и политика: в поисках формы ли бы привлечь интерес западной аудитории к мусульманским инфор мационным каналам1. Другими словами, задача занять подобающее место в глобальном информационном пространстве поставлена, за ее реализацией можно будет наблюдать в ближайшие годы.

1.6. Увеличение влияния на процесс формирования стратегической повестки страны: как в области внешней политики, так и внутренней Здесь у российских мусульман совсем все плохо. И хотя предста вителей российской уммы задействовали в улаживании ситуации во круг Чечни (на европейском и ближневосточном театре дипломати ческих действий), это скорее было переданное на исполнение техзада ние, без допуска мусульман к формированию российской повестки дня.

Сегодня, пожалуй, единственная надежда российских мусульман связа на с повышенным интересом Москвы к деятельности ОИК и к ситуа ции на Большом Ближнем Востоке. Но насколько Москва захочет уси лить свои позиции в исламском мире путем включения в переговор ный процесс российских мусульман, с подключением исламской «народной дипломатии», мы не знаем. Возможно, Москва пойдет тра диционным советским путем: отношение к мусульманам внутри стра ны и отношения со странами ислама никак не будут связаны.

Напомним, что в истории царской России был таки опыт исполь зования мусульманского сословия (татарского купечества) в мирном торгово хозяйственном освоении просторов Средней Азии, с чем, надо отметить, они недурно справились.

2. БЕСКОМПРОМИССНЫЕ ЦЕЛИ 2.1. Конституирование альтернативных форм государственности, функционирующих на шариате и претендующих на сецессию «Истинные мусульмане» не нуждаются в том, чтобы догонять кого либо или подражать кому нибудь. Они претендуют на создание ори гинального учения, апеллируя к богоданным, а потому априори выс шим ценностям. Их сверхзадача — сформулировать собственную аль тернативу, внедрить ее в жизнь и непременно защитить от деформаций, возникающих вследствие внешнего давления2.

См.: Малашенко А. Указ. соч. С. 66.

С. Н. Градировский Как отмечают ростовские исследователи, большинство нацио нальных движений Северного Кавказа (Конгресс народов Кавказа, На циональный совет балкарского народа, «Демократический джамаат», «Бирлик», «Тенглик», Общенациональный конгресс чеченского наро да и др.) рано или поздно превращаются в организации, активно про пагандирующие идеи сепаратизма и построения независимого ислам ского государства на территории северокавказских республик1.

Пожалуй, самый жесткий пример из нашей российской действи тельности — проект независимого исламского государства, который в недавнем прошлом продвигали известные радикалы Чечни и Дагеста на. Проблема осталась незакрытой, несмотря на зримый успех путин ской кампании по «чеченизации» конфликта.

Исламовед Игорь Добаев считает, что топорная политика Москвы на Северном Кавказе в отношении исламского подполья в целом и уничтожение военной составляющей конфликта в частности открыла дорогу процессу создания рафинированного городского подполья, куда более опасного для Кремля и подконтрольных ему местных администра ций. Для успешной борьбы с таким подпольем необходимо слишком многое менять в самом руководстве республиками Северного Кавказа, на что политической воли и сил нет. Ведь главная задача — модерниза ция северокавказских республик — остается не просто не решенной, но даже не начатой решаться.

Близкую мысль проводит в своей статье Санобар Шерматова, ут верждая, что сплочению джамаатов Северного Кавказа долгое время мешал, как это ни парадоксально, Шамиль Басаев, «мобилизующий исламские группировки на первоочередную, с его точки зрения, зада чу — проведение диверсий и терактов, чтобы заставить Россию уйти из Чечни»2.

Басаев убит. Невидимые процессы объединения набирают силу. Да и сами джамааты за последние годы сильно изменились. «На смену обвешанным оружием боевикам приходят проповедники, вовлекаю щие в общества своих друзей и соседей. Маргинальные бородачи 90 х годов, носящие укороченные брюки, чтобы даже в одежде походить на пророка Мухаммеда, сбрили растительность на лице и надели стан дартную одежду. Ряды маргиналов разбавляются выпускниками выс См.: Бережной С. Е. и др. Ислам в современных республиках Северного Кав каза. Ростов на Дону, 2002.

Шерматова С. Ислам — для бедных // Большая политика. 2006. № 3.

Ислам и политика: в поисках формы ших учебных заведений, которые сегодня разрабатывают тактику борь бы с местными нуворишами»1.

Появляется новое и в тактическом руководстве джамаатов — вов лечение женщин в политику. Такую тактику, к примеру, использовала ХАМАС: десятки женщин, которые вели предвыборную агитационную работу среди населения, прошли в палестинский парламент по спис кам этой организации. Ровно такая же тактика используется полити ческим исламом в Средней Азии: «Четыре года назад Хизбут–Тахрир приняла решение как можно больше вовлекать в свои ряды женщин.

Матери семейств, которые легко входят в любой дом, оказались неза менимыми агитаторами и пропагандистами. К тому же задержание пра воохранительными органами женщин вызывает у населения более рез кий протест, чем аресты мужчин»2.

Алексей Малашенко пишет о том, что представители политического ислама не нуждаются в выработке какого то дополнительного языка для выражения своих идей. «Они используют язык Корана, оснащен ный популистскими уличными комментариями. Этим искусством пре красно владеют толкователи исламской альтернативы — политики и проповедники: “шариат — наш путь”, “ислам — наша конституция”, “ис лам — религия и государство” и т.п. Подобные речевки, плакаты и ли стовки можно встретить на дорогах в мусульманских странах, на сте нах домов, купить в лавках, услышать в мечетях и на площадях...» Характеризуя это явление, Малашенко утверждает, что доходчи вость образа, ясность и простота, возможность разъяснить его, не при бегая к научным выкладкам, обусловливают притягательность ислам ской альтернативы в глазах простых мусульман. «Чтобы понять, а зна чит, принять ее, не нужен высокий уровень знаний. Не требуется и большой дозы рефлексии (в отличие хотя бы от “русской идеи”)»3.

Трудно сказать, каким образом автор цитаты определил степень рефлексии, необходимую для понимания «русской идеи», но перечис ленные выше факты говорят о том, что достаточно рафинированная интеллектуальная практика переведена на язык улицы. Аналогичная задача в недавнем прошлом решалась марксистами и, конкретно в на шей истории, большевиками. Сегодня она успешно решается ислами стами.

Шерматова С. Указ. соч.

Малашенко А. Указ. соч.

Там же. С. 67.

С. Н. Градировский Российскому, как и мировому истеблишменту не дурно было бы помнить важнейшее замечание Д. Пайпса о том, что исламисты силь нее там, где правящие круги наиболее непримиримы по отношению к ним, и слабее там, где правители симпатизируют исламизму.

Международные примеры деятельности в целях конституирования альтернативных форм государственности, но уже без всякой сецессии, напротив, с опорой на масштабный интеграционный процесс — это различного рода проекты построения халифата (от Филиппин до Ма рокко).

2.2. Конструирование социальных форм, альтернативных всякому государству Данная мыслительная практика опирается на идею о том, что ха лифат Мухаммеда и праведных халифов не был государством, как та ковым. Не был тем, во что его превратили Омейяды и в таком качестве закрепили Аббасиды — наследственной монархией.

Организационная же практика опирается на идею о фундаменталь ном противостоянии общины и общества, темы, неплохо разработан ной в немецкой социологии, практически опробованной какое то вре мя назад протестантами, а сегодня осуществляемой мусульманами.

Отсюда проистекает позиция председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, утверждающего, что сеть джамаатов должна «инфильтровать все многообразие ценных политических начинаний во всем пространстве уммы, подбивая их к единому знаменателю. На этом пути предстоит, в том числе, и организация искусственных кри зисов и идеологических конфликтов, в ходе которых будет выявлять ся несостоятельность отдельных позиций и принципов и вредность неких групп и корпораций. И лишь в ходе фундаментальной струк турной перестройки уммы как в головном, так и в организационном плане, перестройки, идущей от некой первой молекулы начального по литического джамаата, с тем, чтобы смоделировать все тело мировой общины, — только в ходе этого появляется возможность, точнее, кри тическая масса для того, чтобы оказывать давление на информацион ное пространство в неисламских странах и на принятие решений бю рократиями в исламских странах»1.

Переписка, опубликованная на .

Ислам и политика: в поисках формы Данный финалистский проект — проект Армагеддон, относится к этатистскому проекту Халифат, в лучшем случае как к выгодному про цессу дестабилизации мирового порядка. И только.

Каковы пути вхождения в политику Представители российской уммы давно изыскивают конформист ские способы вхождения в российскую политику. Каковы они Парламентский путь. Все случаи курьезны. Нынешние лидеры рос сийской уммы не добились даже того, чего добились мусульмане меж ду первой и второй русскими революциями, когда мусульманская фрак ция в Госдуме была таки создана. Сегодняшние мусульмане голосуют не с точки зрения конфессиональной принадлежности, а их электораль ные предпочтения не особо отличаются от общероссийских. Как толь ко Кремль это понял, его интерес к целому ряду околомусульманских политических персонажей тут же исчез.

Общественный путь. Данный путь предполагает тактику постоян ного участия в общественно значимых (желательно в страновом и меж дународном масштабе) событиях и мероприятиях. Правда, это не очень то получается. Один из последних примеров — это заявление Аширо ва с констатацией, что их, мусульманских лидеров, в очередной раз не допустили к решению важной проблемы, на этот раз — захвата залож ников в Ираке (позже, как известно, казненных).

Капиллярный путь. Метод прост и надежен: сотрудники государ ственных и муниципальных органов власти одновременно являются членами религиозных сетей и ценностные основания своих действий (а то и целевые показатели) заимствуют из религиозного и исповедаль ного, а не бюрократического светского пространства. Самый яркий при мер такого проникновения — таррикатисты Дагестана. (Кстати, не ме нее впечатляющими являются многочисленные примеры того, как на местах чиновники коренной России на свои должностные действия инициативно получают благословения батюшек.) Образовательный путь. Этот путь долог, зато основателен. Ведь воспитать будущую элиту — это значит обеспечить определенное бу дущее. Но такой настрой требует долготерпения. Кроме того, для это го необходимо уже сегодня участвовать в формировании образователь ных стандартов и трактовок истории в школьных и вузовских програм мах, бороться за факультативное время школьных программ. В этом вопросе мусульмане сильно отстают, тащась в хвосте православных на ступательных инициатив и отмечаясь лишь подражательством (вспом ним хотя бы истории с курсом «Основы православия» и открытием исламского вуза в Москве).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.