WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 ||

Кроме того, сколь бы консервативную политическую позицию ни занимало руководство РПЦ, оно никогда не допускало высказываний радикального толка в политическом смысле. Конечно, руководители основных мусульманских организаций к российской власти тоже впол не лояльны, и разговоры о возможных их связях с радиальным исла мистским подпольем или зарубежными ваххабитами основаны на вза имных обвинениях муфтиев. Но когда обсуждаются международные проблемы, их высказывания порой оказываются в одном ряду с выска зываниями радикалов, явно находящихся вне сложившегося истеблиш мента. Наиболее известным эпизодом стало объявление Талгатом Тад жуддином войны США, причем муфтий в своей крайне экспрессив ной речи употреблял именно термин «война», а не многозначный термин «джихад»2. За это выступление ЦДУМ даже получило преду преждение от прокуратуры о недопустимости экстремистской деятель ности. Но и некоторые деятели СМР тоже не отставали. Например, поволжский муфтий Мукаддас Бибарсов публично прославлял покой ного лидера ХАМАС шейха Ясина3. Муфтий Аширов из за своих свя сульман России, муфтия Фарида Салмана № 51 от 16 декабря 2002 г. к Президенту Российской Федерации В. В. Путину // Электронная энциклопедия «Государство и религиозные объединения». Институт государственно религиозных отношений, 2003. Конечно, и в организациях СМР многие не чужды этноцентризму. Вот, на пример: «...у мусульман вызывает искреннее недоумение, что от имени якобы рус ских православных граждан, в качестве рупора Русской (!) православной церкви с об винениями в адрес коренных граждан России выступают представители совершенно иных кругов, потерявшие свои корни (г н Фролов — крещеный еврей...)». См.: Анали тический центр нижегородских мусульман «Амаль» («Надежда»). Откуда есть пошла «фроловщина», или Почему «передумал» Чаплин // Ислам в Нижнем Новгороде.

2006. 30 июня .

Глава ЦДУМ выступил в защиту книги Романа Силантьева «Новейшая ис тория исламского сообщества России» // Религия в светском обществе. 2006. 7–февр .

Полный текст выступления был приведен: Талгат Таджуддин: «Уже две неде ли Антихрист мира воюет, подняв голову, зараза» // Консерватор. 2003. 11 апр.

Реакция российских мусульман на убийство шейха Ахмада Ясина // Рели гия в светском обществе. 2004. 30 марта — 21 апр. .

А. М. Верховский зей с радикальными исламистами не раз становился объектом внима ния ФСБ1.

Так или иначе, полемику, зачастую весьма резкую, с российскими мусульманами вели не первые лица РПЦ, а более радикально настро енные представители «православной общественности», в первую оче редь — Союз православных граждан (СПГ). Активность СПГ компен сировала недостаточно солидный статус этой группы, впрочем, и ста тус постепенно становился солиднее. Объекты критики СПГ были преимущественно конспирологического свойства и, тем самым, не слишком сильно задевали мусульманские организации. Так, главным объектом бурной полемической деятельности СПГ долгое время был «русский ислам» — проект реформы российского ислама, выдвинутый группой советников полпреда Президента в Поволжском федеральном округе Сергея Кириенко. Этот проект был направлен на культурную «русификацию» российских мусульман и установление над ними бо лее эффективного контроля, соответственно, проект прямо противо речил интересам и политике мусульманских лидеров (они его и не под держали); СПГ же представлял «русский ислам» как коренящийся в СМР заговор по исламизации этнических русских и России в целом.

И эти представления разделяли и разделяют не только в СПГ2.

Некоторая самопародийность войны с «русским исламом» выстав ляла православную сторону «православно мусульманских противоре чий» еще менее солидной, чем мусульманская, чем компенсировались указанные выше имиджевые проблемы мусульманских лидеров. Се рьезность «православной стороне» добавила тема борьбы с террором, немедленно интерпретированная как борьба с исламизмом. Последний понимался, в свою очередь, как агрессивный и наиболее существен ный элемент «исламской цивилизации».

Не перечисляя множества антиисламских выступлений разных пра вославных публицистов, напомним только статью диакона Андрея Ку раева «Как относиться к исламу после Беслана», вызвавшую заметный резонанс после ее публикации в «Известиях»3. Дело не в том, что Ку См., напр.: Обыск в квартире сопредседателя Совета муфтиев России // Пра ва человека в России. 2004. 17 февр. ; Прокуратура обвиняет «Мемориал» в экстремистской деятельности // Там же. 2006. 28 февр. .

См. подборку статей «Россия борется с «русским исламом» на сайте «Единое Отечество» .

Кураев А. Как относиться к исламу после Беслана // Известия. 2004. 15 сент.;

полная версия статьи доступна на сайте «Православие и ислам» .

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне раев недостаточно профессионально разбирается в истории и богосло вии ислама. Он фактически выступает в роли «простого христиани на», руководствующегося здравым смыслом и самыми общими сведе ниями, примерно теми же, что и любой обыватель, идентифицирую щий себя как православный. Дело не в какой то особенной исламофобии Кураева, дело — в обывательском уровне обобщений, при котором «ислам», «мир ислама» оказываются цельным субъектом, ко торый что то как целое может и должен и за что то, соответственно, несет солидарную ответственность1.

И проблема в том, что это совершенно неправомерное обобщение — не только обывательское; оно тесно связано с религиозным понимани ем социальных процессов: точно так же А. Кураев рассуждает и о пра вославии в целом (благожелательнее, конечно, но здесь важен именно обобщающий подход), так же постоянно рассуждают об исламе в це лом сами мусульманские деятели и публицисты. В результате дискурс «конфликта цивилизаций» обрел у религиозных публицистов особен ную остроту и категоричность. В православно мусульманских отно шениях агрессивной стороной чаще выступают публицисты православ ные, поскольку мусульманские авторы, осознавая свою позицию мень шинства, предпочитают апеллировать к более удобным в обороне общечеловеческим ценностям. Но точно такая же «межцивилизаци онная» агрессивность проявляется и у них, как только отпадает необ ходимость защищаться — а именно в выступлениях о действиях США или Израиля. Достаточно взглянуть на подборку «Мнения экспертов», помещенную в связи с «карикатурным скандалом» на официальном сайте СМР2. Отметим, что официально ни СМР, ни лично муфтий Гай нутдин до таких «экспертных» обобщений не доходили. Что же каса ется ЦДУМ, то оно, участвующее в дугинской «Евразии», придержи вается тем самым просто несколько другой версии «конфликта циви лизаций».

Масштаб и агрессивность полемики об этом предполагаемом кон фликте заметно возросли с выходом в августе 2005 г. религиозного бо Кстати, в своей склонности к обобщениям Кураев отнюдь не радикален. На против, он делает больше оговорок, чем почти любой другой публицист, выступа ющий со сходными идеями. См. более поздний текст: Кураев А. «Карикатурная» война и война культур // Радонеж. 2006. № 1.

Экспертами оказались Гейдар Джемаль и Максим Шевченко, а сам материал был взят с достаточно радикального сайта «Ислам.Ру». См.: Мнение экспертов // Сайт «Совет муфтиев России». 2006. Б.д. .

А. М. Верховский евика Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери» — спор был «вынесен на площадь». В поддержку Чудиновой выступили не только активисты СПГ или вечно агрессивный Михаил Леонтьев, но и, на пример, респектабельный публицист умеренно консервативного тол ка Александр Привалов. И, что гораздо более существенно, его статью из журнала «Эксперт» счел нужным перепечатать официальный орган Московского Патриархата, «Московский церковный вестник»1.

Впрочем, до официальной церковной поддержки книги Чудино вой дело не дошло. А заместитель председателя ОВЦС протоиерей Все волод Чаплин заявил, что опасается не катастрофического чудинов ского сценария исламизации Европы, а некоего «контрсценария», за мысливаемого западными секуляристами и против христианства, и против ислама2. И это заявление лежит в русле многократно провозг лашенной руководителями РПЦ необходимости всем религиозно оп ределяемым «цивилизациям» противостоять идейной экспансии ли беральной и секулярной цивилизации Запада3. Эту идею мусульман ские деятели вполне готовы поддерживать, и делают это. Антизападное православно мусульманское сотрудничество (по меньшей мере — со трудничество «без Запада») имеет место и на международном уровне, в частности, в форме ежегодного форума «Диалог цивилизаций»4.

Наличие общего глобального противника в лице западного либе рального секуляризма сильно смягчает противоречия между РПЦ и мусульманскими организациями. Но если противоречия во внешне политических оценках, ярко проявившиеся сразу после трагедии сентября5, не столь существенны, а значимость глобального против ника особенно хорошо видна именно на международном уровне, то во Привалов А. О парижской интифаде // Московский церковный вестник. 2005.

№ 21. Нояб.

Православный иерарх против ослабления исламского влияния в Европе // IslamNews. 2005. 13 окт. .

См., напр.: Права человека и нравственная ответственность: Доклад митро полита Смоленского и Калининградского Кирилла на X Всемирном русском на родном соборе // Интерфакс Религия. 2006. 4 апр. .

У форума есть собственный веб сайт: Тогда митрополит Кирилл говорил о богословской оправданности «ответно го удара» со стороны США, а российские муфтии рассуждали о том, что США «сами виноваты», или даже искали в произошедшем «сионистский след». Мы писали об этом: Верховский А. Исламофобия после 11 сентября // Россия Путина: Пристраст ный взгляд. М.: Центр «Панорама», 2003. С. 135–144.

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне внутриполитических спорах соотношение другое: разногласий боль ше, а российский секуляризм, хотя отнюдь еще не сдал позиций, уже не кажется столь могущественным, как в 1990 е годы (не говоря уже о нынешнем статусе в России любых либеральных идей). Поэтому «пра вославно мусульманский конфликт», похоже, начинает перемещать ся с уровня активистов СПГ, с одной стороны, и Вячеслава Али Поло сина и Гейдара Джемаля, с другой, на уровень более высокий и замет ный для общества.

Накануне столь парадного мероприятия, как Всемирный религи озный саммит в Москве в начале июля 2006 г., митрополит Кирилл счел нужным заявить, что «от диалога политкорректности мы должны перейти к существенному диалогу с исламом», в котором будут подня ты, в частности, вопросы «миссии и свидетельства, религиозной сво боды»1. А тем временем разворачивалась полемика, вызванная выступ лением председателя нижегородского ДУМ Умара Идрисова, в кото ром он резко критиковал преимущественное положение РПЦ, в частности, в системе образования и в армии. Это выступление, под держанное рядом других мусульманских деятелей, вызвало еще более резкую отповедь протоиерея Всеволода Чаплина, который заявил, что любые попытки покуситься на статус РПЦ как «центра идентитета России» равноценны «кампании тех, кто выступает против строитель ства мечетей или призывает выгнать из России всех мигрантов», тем же, кто не желает изучать историю и искусство Церкви, «лучше по дыскать себе другую страну». Мусульманские деятели, конечно, не оставили это выступление без ответных комментариев2. На момент написания данной статьи трудно сказать, будет ли эта полемика иметь продолжение, но уже сейчас кажется, что резкие формы полемики «по вышаются в статусе», и это не сулит ничего хорошего отношениям РПЦ и СМР (другие муфтии в таких дебатах не участвуют или занимают позицию, более близкую к позиции РПЦ).

Минеев А. Митрополит Кирилл: «Церковь критикуют, как прежде — Солже ницына» // Новые Известия. 2006. 21 июня.

Краткий обзор событий и подборку выступлений см.: Умар Идрисов негатив но оценил ситуацию в сфере межрелигиозных и государственно конфессиональ ных отношений // Религия в светском обществе. 2006. 15–22 июня ; Полемика вокруг док лада главы ДУМ Нижегородской области // Там же. 2006. 15 июня — 3 июля .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Нет оснований считать, что массовые настроения православных и мусульман являются основой взаимоотношений их религиозных ли деров. Какая то взаимозависимость, конечно, есть, но религиозные ли деры гораздо менее зависимы от своей социальной базы, чем, напри мер, политические, хотя и последние стремятся быть не «делегатами» своих сторонников, а их вождями. Поэтому нельзя сказать, что осно вой конфликтов православных и мусульманских религиозных лиде ров является наблюдающийся рост массовой исламофобии среди тех, кто идентифицирует себя как православный, при отсутствии встреч ного массового ксенофобного феномена.

Скорее следует предположить, что и подъем исламофобии, и нара стание конфликтности в отношениях православной и мусульманской общественности, а отчасти уже и религиозного руководства, являются следствием растущей популярности дискурса «конфликта цивилиза ций». Причины этой популярности лежат явно вне предмета данной статьи, так как очень мало связаны с православной или мусульман ской общественно политической активностью внутри страны.

Существенно, что и в среде православной, и в среде мусульман ской общественности распространено убеждение, что агрессивной яв ляется именно противоположная сторона. Для православных это под крепляется и глобальными рассуждениями об «исламской угрозе», и явно большей заметностью «русских мусульман», чем симметричного им явления в православии, и направлением миграционных потоков внутри страны, приносящих заметно больше мусульман в «православ ные регионы», чем наоборот. Со своей стороны, мусульмане, часто ста новящиеся объектом произвола и дискриминационного отношения со стороны представителей власти, винят в этом, и нередко небезоснова тельно, представителей РПЦ.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.