WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 |

Представление о «традиционных религиях» имеет тем самым раз ное преломление у последователей Талгата Таджуддина и Равиля Гай нутдина. В отличие от остальных религиозных лидеров, представляю щих не столь многочисленные или исторически не столь традицион ные для России общины (например, северокавказских мусульманских общин тоже очень много, но понятно, что исторически Северный Кав каз — относительно новое и до сих пор не устоявшееся территориаль ное приобретение России, если сравнивать с ареалом расселения та тар), ЦДУМ и СМР стремятся и имеют возможность играть заметную роль на федеральном уровне. При этом ЦДУМ исходит из того, что православие и ислам — это два слившихся, хотя бы в евразийской пер спективе, столпа России, а СМР видит эти опоры раздельными, и рос сийский ислам оказывается в неизбежной оппозиции к претендующе му на приоритет российскому православию.

Все организации — члены МСР в той или иной форме поддержи вали и поддерживают принципиально важный, может быть — важней ший, для РПЦ проект — внедрение в школьные программы «Основ православной культуры» (ОПК). И только Равиль Гайнутдин все вре мя сопровождает свою поддержку существенными оговорками. Его не устраивает даже предлагавшийся руководством РПЦ компромисс — преподавать ОПК в «православных регионах», а в «мусульманских ре гионах» ввести аналогичный мусульманский предмет. Эта крайне опас ная для Российской Федерации идея не устроила муфтия Гайнутдина:

она сводила положенное в основу принципа «традиционных религий» этническое размежевание к территориальному, а роль ислама тем са мым низводила, в перспективе, к роли преимущественно региональ ного феномена, каковым является российский буддизм. Такая роль отнюдь не устраивает СМР (как, впрочем, и ЦДУМ). В будущем Ра виль Гайнутдин видит возможность институционального закрепления биконфессиональной основы России — путем введения поста вице президента, зарезервированного за мусульманином1. Подчеркнем, речь В России в будущем может быть поставлен вопрос о введении поста вице президента, которым будем представитель исламской общины. Об этом заявил се годня глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин // Эхо Москвы. 2005. 28 сент.

.

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне идет о далекой перспективе, говорить об этом в практическом плане мог ли только в решительно настроенном ДУМ Нижегородской области1.

Пока же российские мусульмане должны, по версии СМР, отстаи вать свое равноправие с РПЦ по широкому спектру частных вопросов.

Медленный, но все таки достаточно заметный процесс десекуляриза ции общества объективно играет больше на руку «церкви большин ства», тем более в довольно авторитарно управляемой стране. (Соот ветственно, в «мусульманских регионах» преимущества авторитариз ма достаются исламу.) Поэтому отстаивание равноправия возможно скорее не на путях биконфессиональности, мало приемлемой для по литической элиты и для общества в целом (парадоксальным образом одновременно и из за предпочтения православия, и из за привержен ности секуляризму), а на путях защиты секулярных принципов к апел ляции к правам человека.

Мягко, но все более последовательно выступая против ОПК, дея тели СМР рассуждают не о защите ислама, а о межконфессиональном и межэтническом мире, о защите прав мусульманского меньшинства на сохранение идентичности, в то время как, например, северокавказ ских муфтиев, успешно добивающихся преподавания ислама в школе, все это совершенно не беспокоит2. Входящее в СМР, хотя и фактиче ски автономное, ДУМ Татарстана, имеющее дело с большим количе ством «этнических православных» в республике, но пользующееся пре имущественным влиянием на республиканскую власть, выступает же стче: за внедрение в школу ислама и одновременно против внедрения православия3.

Члены СМР неоднократно выступали против позиции РПЦ и по другим поводам, например, о создании института военных священни Необходимость введения в России закрепленного за мусульманином поста вице президента продиктована самой жизнью // Ислам в Нижнем Новгороде. 2005.

30 июня .

Совет муфтиев России выступил с заявлением по вопросу о преподавании «Основ православной культуры» в общеобразовательных школах // Религия в свет ском обществе. 2006. 13–14 марта ; Совет муфтиев России выступил против «разделения учеб ников и учащихся по конфессиональному признаку» при преподавании основ ре лигиозной культуры в школе // Там же. 2005. 3 марта — 26 апр. .

В Казани школьников научат исламской нравственности // Религия и СМИ.

2005. 21 февр. ; В Татарстане и Башкор тостане имамы и политики выступают против введения ОПК // Благовест Инфо.

2006. 25 апр. .

А. М. Верховский ков1. Аргументация СМР и в этом случае носила сугубо секулярист ский характер: возникнет угроза свободе совести и опасность религи озных раздоров в армии, важно сохранить поликонфессиональный об раз российской армии, тем более в демографической перспективе рос та доли солдат мусульман.

Наиболее выразительным оказался секуляризм некоторых деяте лей СМР в протестах против христианской символики в российском гербе2. Протестовала группа решительно настроенных деятелей из кру га СМР: Председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР) муфтий Нафигулла Аширов, заместитель Председателя Духовного управления мусульман Нижегородской об ласти (ДУМНО) Дамир Мухетдинов, Председатель Духовного управ ления мусульман Карелии Висам Али Бардвил, а также известный ис ламский радикал Гейдар Джемаль и автор нового «перевода смыслов» Корана Валерия Иман Порохова. Их аргументация была строго секу ляристской: в светском государстве символика не может включать ре лигиозные мотивы. Не согласившийся с коллегами Равиль Гайнутдин аргументы тоже привел секулярные: мусульмане в светском государ стве должны уважать принятую демократическим путем символику, попытки же пересмотреть ее «могут привести к нежелательному росту напряжения».

Однако апелляции к секулярному подходу отнюдь не означают, что члены СМР действительно являются сторонниками секуляризма.

Идею введения института полковых священников Совет муфтиев России воспринял как идею миссионерства в мусульманской среде // Религия в светском обществе. 2006. 15 февр. — 29 марта ; Совет муфтиев России: «Попытка грубого “продавливания” введения института священников в армии чревата тяжелейшими последствиями для судеб поликонфессиональной по своему составу российской армии, общества в целом» // Там же. 2006. 13–22 марта .

См. большую подборку мнений: Мусульмане призывают убрать христианскую символику с атрибутов государственной власти и из государственных учреждений // Там же. 2005. 6–23 дек. . Примечательно, что этот протест, хотя и не представлял собой что то принципиально новое (муфтий Аширов не раз высказывался о недопустимости государственного использования христианской символики), последовал сразу после обращения в Конституционный Суд представителя Общества атеистов, потребо вавшего признать антиконституционными слова «хранимая Богом родная земля» в государственном гимне. См.: Текст жалобы в конституционный сайт // Сайт «На учный атеизм». 2005. 7 дек. .

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне СМР — религиозная организация, лишь использующая секуляризм как типичное средство защиты меньшинства. В целом ряде случаев СМР совместно с другими мусульманскими и немусульманскими религи озными организациями выступал с антисекулярных позиций. Доста точно напомнить весьма резкую реакцию на «датские карикатуры»1.

Вообще, выступления, касающиеся культуры, оказываются почти у всех российских религиозных лидеров весьма сходными. Так было с выставкой «Осторожно, религия» и в целой серии последовавших за ней конфронтационных эпизодов, вплоть до дружного и резкого осуж дения фильма «Код да Винчи»2. Видимо, именно на этом поле религи озные лидеры могут наиболее наглядно и с наименьшим риском на ткнуться на противодействие со стороны государства отстаивать прин цип ограничения секулярности общества. Хотя следует отметить и заметную разницу в резкости суждений между ЦДУМ и СМР; напри мер, тот же «Код да Винчи» ЦДУМ прямо потребовал запретить3, а муфтий Гайнутдин ограничился осуждением искажения религиозной традиции.

Повышение уровня конфликтности В принципе, и православные, и мусульманские религиозные лидеры заинтересованы скорее в доб рососедских отношениях, чем в конфликте. Конечно, конфликт спо собствует мобилизации сторонников, но зато мир помогает в отноше Раньше деятели СМР высказывались и резче. Вот, например, что говорили в 1998 г. о планах издания в России «Сатанинских стихов» Салмана Рушди Равиль Гайнтудин, Нафигулла Аширов, Надир Хачилаев (тогда лидер Союза мусульман России; убит в 2003 г.) и Гейдар Джемаль: «Лидеры мусульман России вполне обо снованно заявляют, что исполнителям этого преступного заказа никто не сможет гарантировать покой и личную безопасность в случае реализации этого враждеб ного плана. Судьба предыдущих издателей этой книги в других странах должна послужить уроком тем, кто сегодня хочет испытать свою собственную судьбу, ос корбляя ислам и полуторамиллиардную нацию последователей пророка Мухам меда» // Мусульманские лидеры России угрожают физической расправой пере водчику и издателям русского перевода книги Салмана Рушди «Сатанинские стихи» // Метафразис. 1998. 13–26 апр.

Протесты религиозных организаций против показа в России «Кода да Вин чи» // Религия в светском обществе. 2006. 18 мая — 13 авг. ; см. также публицистический по форме, но очень точный по содержанию комментарий: Фаликов Б. Священный ан тикультурный союз // Газета.Ру. 2006. 3 июля .

Российские мусульмане требуют запретить показ фильма «Код да Винчи» и распространение одноименного романа // Интерфакс Религия. 2006. 18 мая .

А. М. Верховский ниях с «неприсоединившимися» обществом и с государством, а это важнее. Поэтому то, что можно было бы назвать православно мусуль манскими конфликтами, традиционно происходило не в верхах рели гиозных организаций и оставалось в основном достоянием интересу ющейся проблемой православной и мусульманской общественности.

Руководство РПЦ, сколько бы ни произносилось слов о равноува жительных отношениях РПЦ и мусульманских организаций, могло чувствовать себя «старшим партнером», и не только из за различия в количестве верующих или религиозных организаций. Дело еще и в раз личии статуса православных и мусульманских деятелей в глазах об щественного мнения.

Как бы много сплетен и «компромата» ни было связано с первыми лицами РПЦ, с российскими муфтиями было связано больше, и мно гие мусульманские деятели в глазах сторонних наблюдателей порой выглядели недостаточно серьезно. Когда исполнительный секретарь МСР и сотрудник ОВСЦ Московского патриархата Роман Силантьев использовал в своей книге «Новейшая история исламского сообще ства России» то, что было ранее опубликовано про российских муфти ев (заметим, использовал в смягченной и достаточно корректной фор ме), это вызвало в конце 2005 г. небывалую волну протестов; Совет муфтиев грозил выйти из состава МСР, а Р. Силантьев ушел с поста в МСР. Содержательных претензий к работе Силантьева предъявлено почти не было1, никто, например, не отметил удивительного этноцент ризма автора2, так что дело было именно в том, что собрание «компро И она получила вполне благожелательные оценки целого ряда религиоведов:

ведущие российские религиоведы не считают исламофобской книгу исполнитель ного секретаря Межрелигиозного совета России // Там же. 2005. 5 дек. .

Р. Силантьев очень внимателен к этничности персонажей своей книги, при этом используемая им лексика наводит на мысль, что сам автор мыслит весьма эт ноцентрично. Вот, напр.: «... вполне правдоподобные слухи о русском (или даже еврейском) происхождении... Абдул Вахеда Ниязова...», «... Сидоров, также как Черниенко со Степченко, имел к русским достаточно отдаленное отношение...» // Новейшая история исламского сообщества России. С. 491, 495. Впрочем, крайний этноцентризм мышления свойствен и самой мусульманской среде. Например, вид ный деятель ЦДУМ Фарид Салман, критикуя проект «русский ислам», именовал авторов проекта: «...люди,...этнически не имеющие отношения ни к мусульманам, ни к русским» и прямо утверждал: «...не вправе агрессивно вмешиваться в вопро сы, связанные с национально культурной и религиозной идентичностью этниче ских православных и мусульман, люди, не имеющие к ним отношения». Цит. по:

Обращение заместителя Председателя Центрального духовного управления му Публичные отношения... организаций на федеральном уровне мата» на муфтиев исходило от сотрудника ОВЦС. Талгат Таджуддин и Магомед Албогачиев быстро отказались от претензий1, а СМР так и остался при своем мнении, и такая реакция вполне соответствует рас пределению критических замечаний в книге Силантьева.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.