WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |

Подобный перекос учебной программы в исламских образователь ных заведениях Дагестана имеет глубокие корни. Мне часто приходи лось слышать от собеседников в Дагестане, занимавших не последнее место среди исламских деятелей республики, мнение о том, что здесь сохранился ислам в самой чистой, самой совершенной форме. Они ут верждали, что якобы с Дагестаном в этом плане ни в какое сравнение не идут ни другие традиционно мусульманские российские регионы, ни зарубежные исламские страны. В таком случае дагестанцам остает ся держаться «проверенных» образовательных стандартов, не обращая внимания на происходящее в окружающем исламском мире. Так про исходит консервация образовательных подходов, преподаватели и ру ководители исламских учебных заведений с большим подозрением от носятся ко всему чужому, к любым попыткам перенять чужой опыт и расширить программу за счет наработок коллег из других регионов.

Нереформируемость системы исламского образования в Дагестане, ус тановившаяся по крайней мере на обозримую перспективу, представ ляет собой, на мой взгляд, серьезную проблему для республики. Упо минавшийся Северо Кавказский исламский университет, вроде бы сде лавший кое какие шаги в сторону изменения ситуации к лучшему, в целом погоды не делает.

Необходимо учитывать, что исламские учебные заведения весьма популярны среди значительной части дагестанской молодежи. Дей ствительно, здесь отсутствует взяточничество, процветающее в госу Акида — символ веры, вероубеждение, воззрение. Так называется обычно со чинение, содержащее в себе сжатое и четкое изложение позиции определенного толка или автора в вопросах догматики и права.

Исламское образование в Дагестане и за рубежом (Беседа М. Гамзатова с Омарасхабом Амирхановым) // Исламский Вестник: интернет издание .

А. А. Ярлыкапов дарственных вузах. При поступлении в исламский вуз студент руко водствуется исключительно своими познаниями, а материальные воз можности его родителей не имеют никакого значения. Это вкупе с не сомненно более высоким нравственным уровнем исламских учебных заведений, естественно, привлекает сюда молодых людей определен ного круга, становящихся в условиях указанных недостатков системы религиозного образования оплотом консервативных клерикальных представлений и идей.

Понимают важность исламского образования на Северном Кавка зе для дальнейших судеб ислама в регионе и региона в целом также и власти. Полпред Президента России в ЮФО Дмитрий Козак летом 2006 г. на встрече с лидерами Духовных управлений Северного Кавка за говорил о необходимости развития исламского образования в русле преподавания традиционного ислама. Однако вместо поиска систем ного решения проблемы это совещание закончилось планированием открыть два исламских вуза в регионе — одного для шафиитов на Се веро Восточном Кавказе, а второго для ханафитов — на Северо Запад ном Кавказе1. Решение в свете изложенного выше кажется ошибочным, по крайней мере если уж создавать какой то реальный исламский вуз в регионе, то он должен быть общим для ханафитов и шафиитов и там должны преподаваться как минимум оба эти толка.

Таким образом, современные проблемы исламского образования являются весьма серьезными и назревшими. Явный перекос его раз вития, когда в Дагестане сложилась стройная и эффективно действу ющая система исламского образования, пусть и консервативная, а на остальной территории Северного Кавказа ее попросту нет, создает си туацию системного кризиса. Очевидно, что сами верующие в нынеш них условиях не способны самостоятельно решить назревшие пробле мы, но сама логика развития событий будет подталкивать их к этому.

Какие решения примут мусульмане Северного Кавказа в будущем Многое будет зависеть от их способности ясно и трезво оценить ситу ацию и четко поставить перед собой задачи.

На Северном Кавказе создадут два исламских университета // Ежедневная электронная газета «Yтро». 2006. 13 июля .

ПУБЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПРАВОСЛАВНЫХ И МУСУЛЬМАНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ФЕДЕРАЛЬНОМ УРОВНЕ Православно исламские отношения в России можно рассматривать в нескольких ракурсах, в зависимости от того, кто, по нашему мнению, репрезентирует «позицию православных» и «позицию мусульман».

Можно говорить о взаимосвязанных, но не совпадающих позициях, ко торые формулируют федеральные религиозные лидеры (официальные руководящие органы Русской православной церкви и основных му сульманских объединений), их региональные коллеги, группы акти вистов, выступающих в качестве «православной/мусульманской об щественности», наконец, большинство жителей России, называющих себя православными/мусульманами.

В рамках одной статьи совместить все эти ракурсы невозможно, поэтому мы сочли возможным рассуждать на тему «православно ис ламских отношений» на материале публичной полемики, которая ве дется религиозными деятелями и активистами на федеральном уров не. Несомненно, предметные региональные исследования могли бы весьма существенно пополнить нарисованную ниже картину, но пока масштабных таких исследований никто не предпринимал1. С другой Сведения об отношениях православных и мусульманских религиозных орга низаций разбросаны тут и там в серии публикаций, осуществленных в последние годы Сергеем Филатовым или под его руководством. См., напр., начатое в 2005 г.

многотомное издание «Атлас современной религиозной жизни России».

Из региональных исследований можно назвать вводящую в тему статью: Мит рохин Н. Православие на Северном Кавказе // Диа Логос: Религия и общество 1998–1999. М.: Истина и жизнь, 1999. С. 41–56.

А. М. Верховский стороны, отношения с исламом не столь существенны для внутренней жизни РПЦ и «православной общественности», если не считать ставших популярными после 11 сентября глобально политических рассуждений о «наступлении ислама». Видимо, не большее значение имеет отношение к православию для внутренней жизни мусульманских организаций и об щин. Так что, описывая только публично заметные события, мы не рис куем упустить что то принципиально важное для того предварительного исследования, которое представлено в этой статье1.

Массовая православно мусульманская (ин)толерантность. Удиви тельная популярность в России темы «конфликта цивилизаций», хоро шо видимая на уровне СМИ, наводит на предположение, что православ ные и мусульмане должны довольно сильно друга недолюбливать; во вся ком случае — первые вторых, так как дискурс «конфликта цивилизаций» в мусульманских изданиях, по нашим наблюдениям, непопулярен. Но социологические опросы не подтверждают такого предположения.

Например, в опросе Фонда «Общественное мнение», проведенном в июне 2003 г.2, мы видим, что православие назвали наиболее близкой по духу религией 77% опрошенных, а ислам назвали религией наибо лее чуждой — 26%. Это, конечно, рекорд негативного отношения, но сравнимую цифру, 21%, дало отношение к буддизму как к чуждой рели гии. Говорить об идейной вражде к буддизму нет практически никаких оснований, а чуждость можно понимать и буквально — как нейтральное чувство. 50% всех опрошенных (включая и мусульман) относятся к ис ламу безразлично, 23% — отрицательно, 18% — положительно. И это не удивительно, поскольку ислам ассоциируется с негативными политиче скими феноменами или негативными стереотипами в отношении исла ма и мусульман (в сумме 40%) примерно так же часто, как с людьми или народами, исповедующими ислам, с какими то сведениями о вере и жиз Чаще всего авторы пишут об отношениях православных и мусульманских орга низаций с государством и лишь опосредованно — друг с другом. См., напр.: Мель ков С. А., Ряжапов Н. Х. Актуальные проблемы взаимодействия РПЦ и исламских организаций в современной России // Православие в исторических судьбах Юга России. Ростов на Дону: Изд во СКНЦ ВШ, 2003. С. 123–141.

Еще более предварительной следует считать главу об отношениях с исламом в кн.: Митрохин Н. Русская православная церковь: Современное состояние и акту альные проблемы. М.: НЛО, 2004. С. 443–460. В этой главе речь идет преимуще ственно о других постсоветских странах.

Опрос населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России. Интервью по месту жительства. 14–15 июня 2003 г. 1500 респондентов.

Данные приводятся по публикации: Отношение к исламу // Доминанты. Поле мнений. 2003. 19 июня .

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне ненном укладе мусульман (в сумме 38%). Хотя, если вопрос поставить «глобально» и не дать нейтральной опции, то результат будет другой, более идеологически запрограммированный: роль ислама в современ ном мире в целом негативно оценили 49%, а позитивно — 14%. Отме тим также, что соотношение чуждости/близости по отношению к пра вославию и к исламу заметно рознится: как уже говорилось, близость православия отметило в три раза больше опрошенных, чем чуждость ислама, а вот близость ислама отметили в шесть раз больше опрошен ных, чем чуждость православия (6 и 1%). Эти цифры подтверждают сделанное на основе мониторинга массмедиа предположение, что не гативизм (любого рода) к православию гораздо меньше свойствен му сульманам, чем православным — негативизм по отношению к исламу.

Впрочем, негативизм по отношению к исламу, ставший в последние годы предметом обсуждения, довольно сильно преувеличен. Конечно, российские немусульмане (необязательно православные), мыслящие в духе теории «конфликта цивилизаций», неизбежно проявляют ту или иную форму такого негативизма к исламу как идеологической основе «конкурирующей» или даже «враждебной» «исламской цивилизации», но до явно выраженной нетерпимости к собственно мусульманам это доходит не так часто в сравнении со все более укореняющейся этноксе нофобией, в том числе по отношению к исторически мусульманским эт ническим группам. Проводившийся на протяжении нескольких лет мониторинг массмедиа показал, что мусульмане как объект интолерант ности (именно люди, а не ислам как таковой) весьма значительно усту пают совокупности мусульманских или преимущественно мусульман ских этнических объектов, хотя доля исламофобии заметно выросла с начала десятилетия1. На последнем (на момент написания статьи) этапе такого мониторинга, проводившемся осенью 2005 г., соответствующая пропорция составила примерно один к четырем2. Интересно, что при мерно такая пропорция сложилась после Беслана, а не после 11 сентяб ря, сделавшего популярной концепцию «конфликта цивилизаций».

Результаты последнего исследования см.: Кожевникова Г. Язык вражды через год после Беслана // Сайт Центра «Сова». Национализм и ксенофобия. 2005. 27 дек.

. Предыдущие исследова ния собраны в кн.: Этническая и религиозная интолерантность в российских СМИ.

Результаты мониторинга 2001–2004 гг. / Под ред. А. Верховского и Г. Кожевнико вой. Stuttgart: Ibidem, 2005.

Точнее сказать нельзя, так как некоторые этнические объекты интолерантности имели смешанную религиозную ассоциацию, например «народы Кавказа в целом».

Но подобные исследования и не предназначены для получения точных цифр, скорее — для выявления общих тенденций. И тенденция здесь достаточно хорошо видна.

А. М. Верховский Все это позволяет утверждать, что «православно мусульманские отношения» на уровне религиозных деятелей и активистов строятся на фоне заметно растущей, но все еще довольно слабой религиозной интолерантности в широких кругах общества. И для самих мусульман динамика, вероятно, оказывается не менее чувствительна, чем абсолют ные цифры, характеризующие исламофобию.

Этническое и религиозное. С одной стороны, религиозная (ин) толерантность оказывается неотделима от (ин)толерантности этниче ской, поскольку смешение религиозной и этнической идентификации и самоидентификации является общепризнанной реальностью россий ского общества. В деятельности же целого ряда групп активистов эт ническое и религиозное не разделяется вообще.

Например, в протестах Всетатарского общественного центра (ВТОЦ), организации достаточно секулярного националистического толка, про тив перемещения ватиканского списка иконы Казанской Божией Ма тери в Казань религиозная и этническая аргументация употреблялась буквально через слово и в примерно равных пропорциях1.

С другой стороны, глава Совета муфтиев Равиль Гайнутдин, которого никто не называет националистом, точно так же смешивает два типа идентичности в недавнем рассуждении о «духовном упадке» татарского народа: «Татары женятся на русских и потом крестят своих детей. На Сабантуях угощают водкой и свининой. В мечетях 80% — беженцы, ко торые не знают татарского и просят читать проповеди на русском язы ке»2. Постоянное смешение понятий «русский» и «православный» в цер ковных и околоцерковных кругах общеизвестно и вряд ли нуждается в примерах. Хотя не следует и преувеличивать степень смешения поня тий в головах православных клириков и активных мирян, особенно — более образованной и далекой от радикализма их части3.

См. подборку сообщений об акциях ВТОЦ: Татарские националисты — про тив возвращения иконы в Казань // Сайт Центра «Сова». Религия в светском об ществе. 2004. 26 июля — 26 нояб. ; Татарские националисты считают, что нахождение в Каза ни ватиканского списка иконы Богоматери имеет «негативные последствия» // Бла говест Инфо. 2005. 12 нояб. .

Глава Совета муфтиев России указывает на духовный упадок татар // Интер факс религия. 2005. 31 авг. .

Об этом нам уже доводилось писать: Верховский А. Политическое правосла вие: Русские православные националисты и фундаменталисты, 1995–2001 гг. М.:

Центр «СОВА», 2003. С. 118–131.

Публичные отношения... организаций на федеральном уровне Однако, по справедливому замечанию Джеймса Уорхолы1, отноше ния православных и мусульман в России в этом смысле асимметрич ны. Православные в России — это в основном русские, и православная самоидентификация в весьма значительной степени является русской этнокультурной самоидентификацией; мусульмане же имеют весьма многообразную этническую самоидентификацию, и хотя нередко тоже смешивают ее с религиозной (особенно татары, бывшие долгое время доминирующим мусульманским этносом обозримого для них регио на), и для них понятие мусульманского единства гораздо шире поня тия этнического единства. Уорхола даже предлагает на этом основа нии говорить о «русско мусульманских отношениях», что является со знательным преувеличением, но, надо признать, отражает действительные отношения ничуть не хуже, чем понятие «православ но мусульманские отношения».

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.