WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 25 |

В 1991 г. национальное и исламское движения у карачаевцев действо вали рука об руку. Активный деятель Исламской партии возрождения, редактор республиканской газеты «Свет ислама» и провозглашенный на Первом съезде мусульман Карачая (ноябрь 1991 г.) имамом мусуль ман Карачая Мухаммад Биджиулу был одним из ведущих деятелей «Джамаата». Однако вскоре национальные движения балкарцев реши тельно отмежевались от активистов религиозного крыла.

23 декабря 1989 г. в Дагестане было образовано ногайское обще ство «Бирлик» («Единство»). Оно стало объединять возникшие сле дом одноименные организации ногайцев в Ставропольском крае, Чеч не и Карачаево Черкесии. Его цели были связаны со стремлением найти формы объединения всех ногайцев Северокавказского региона. «Бир лик» выдвигал требования восстановления в К ЧР Икон Халкинско го района, существовавшего в прошлом, создания нового Ногайского национального района.

Заслуживает внимания тот факт, что в российских регионах Севе ро Западного Кавказа наблюдается заметный рост исламской привер женности среди молодежи. Молодежные исламские общины часто кон фликтуют с традиционным исламом и испытывают сильное давление со стороны правоохранительных органов. Вместе с тем среди этих групп молодых исламистов национальный аспект (противоречия между адыг скими народами и тюркскими) не проявляет себя. Религиозную моло дежь национальная проблематика интересует меньше. Правда, в по следнее время в Адыгее, в связи с прозвучавшими из уст некоторых известных политиков проектами объединения, «в рамках укрупнения регионов», республики с Краснодарским краем, существенно возрос ла активность не только национальных движений, но и молодежного Э. Ф. Кисриев ислама. Есть также основания говорить о возможном объединении этих движений в единый протестный поток.

В целом же можно утверждать, что национальные движения наро дов Северного Кавказа, хотя и отступают сейчас от публичной поли тики, сохраняют свое значение и не ослабевают. Что касается ислама, то в целом среди населения явно отмечается общий рост религиозно сти. Но эта тенденция расщепляется на два потока. Один поток — это усиление роли легального ислама, тенденции огосударствления инсти тутов исламского исповедания, обслуживающих верующих и управ ляющих религиозной жизнью. Другой представляют сохраняющиеся и воспроизводящиеся среди части населения, особенно среди молоде жи, идеи ортодоксальной приверженности принципам ислама. При верженцы этого ислама отрицают существующие устои жизни обще ства и находят в религии прибежище от них.

В заключение следует отметить, что национальные (этнические) движения всегда носят политический характер, даже тогда, когда не проявляют себя открыто и развиваются в недрах сознания народа. Ре лигиозность же, если она определена легальными институциональны ми рамками, только способствует укреплению существующего режи ма, каким бы он ни был. Но в то же время самые крайние формы соци ального протеста, наиболее непримиримые настроения, угрожающие политическому status quo, будут в настоящих условиях, судя по всему, облекаться в форму радикальных исламских групп.

ЭТНИЧЕСКИЕ МУСУЛЬМАНЕ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОВОЛЖЬЕ Средства массовой информации, во многом формирующие наше сознание, а значит, и саму жизнь, постоянно сообщают, что в после днее десятилетие ХХ и в начале XXI в. в России наступило религиоз ное возрождение, подтверждением чему является строительство хра мов и создание религиозных общин. Храмы и количество общин под дается подсчету с большим трудом. Регистрирующие органы постоянно ставят на учет одни и снимают с учета другие общины. Многие реаль но существующие общины и не собираются регистрироваться, а заре гистрированные необязательно существуют на самом деле. Сколько в стране верующих, не знает никто. Во многих конфессиях нет формаль ного членства, да и последнее не есть подтверждение веры. Попытки выяснить количество верующих путем социологических опросов про водятся по разным методикам и дают разнобой в показателях. Религи озные организации склонны преувеличивать число своей паствы, что бы казаться более значительными. Весьма распространен «этноконфес сиональный» подход, когда последователями той или иной религии считают представителей этноса, в истории и культуре которого эта ре лигия занимала большое место. Данный подход вполне оправдан по отношению к досоветскому прошлому нашей страны, но весьма усло вен (не совсем научен) по отношению к советскому и постсоветскому периодам. Однако несомненным фактом является рост религиозно культурной идентичности россиян. По словам А. В. Малашенко, целе сообразно исходить из самоидентификации человека, из того, кем он сам себя считает1. Люди, не зная даже азов вероучения, могут причис См.: Малашенко А. В. Исламская альтернатива и исламистский проект. М.:

Весь мир, 2006. С. 20.

В. В. Семенов лять себя к той или иной религиозной общности, переживать за нее и болезненно реагировать на неуважительное отношение к ней. Поэто му изучение особенностей культуры и уровня религиозности различ ных национальных общностей на практике весьма важно для сохране ния общественного согласия.

Приволжский федеральный округ (ПФО) образован в соответ ствии с Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г.

«О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе». На его территории, составляющей 7,27% от об щей площади нашего государства и равной 1451 тыс. км2, проживает 33 млн человек (более 22% населения России).

Приволжский федеральный округ является пограничным, треть всей российско казахстанской границы приходится на ПФО. С уче том прозрачности государственных границ России и Казахстана, сло жившихся отношений стратегического сотрудничества наших госу дарств серьезнейшей проблемой для обеих стран может стать неконт ролируемая миграция населения и перемещение товаров (легальных и нелегальных) главным образом из Казахстана или через его террито рию. Большинство нелегальных иммигрантов прибывают в Россий скую Федерацию из сопредельных мусульманских стран — бывших рес публик Советского Союза.

По совокупности этнических и конфессиональных проблем При волжский федеральный округ можно назвать мини моделью Россий ской Федерации.

Современная полиэтническая структура округа сложилась в ре зультате многовекового совместного проживания и взаимодействия различных этносов и культур. Около 68,8% населения ПФО составля ют русские, что является самым низким показателем среди федераль ных округов (в целом по Российской Федерации русскими себя счита ют 83% населения). В пределах округа проживают татары, башкиры, чуваши, удмурты, мордва, марийцы, коми пермяки, а также предста вители других национальностей, народностей и этнических групп.

В составе ПФО 15 субъектов Федерации: шесть республик, восемь областей и один автономный округ. Таким образом, 7 из 32 националь но административных единиц Российской Федерации находятся в При волжском федеральном округе; здесь располагается треть национальных республик, что объективно делает его одним из самых сложных в обла сти межнациональных отношений федеральных округов в России.

В большинстве национально территориальных образований, вхо дящих в состав ПФО, коренное население не является превалирующим, Этнические мусульмане... в Поволжье их национальный состав чрезвычайно разнообразен. Лишь в трех из них представители титульной (статусной) национальности составля ют более 50% населения: в Чувашской Республике, Республике Татар стан и Коми Пермяцком автономном округе. В целом же на террито рии округа проживают около 75% всех татар, марийцев, удмуртов, мор двы России, 80% башкир и чувашей.

По переписи населения 2002 г., в Приволжском федеральном ок руге проживали представители 153 национальностей, 44 из которых принято считать мусульманскими.

Только 8 из этих мусульманских народов в ПФО, согласно офи циальной статистике, насчитывали свыше 5 тыс. чел., с весьма суще ственной разницей в численности: татары — 4 063 720 чел., башкиры — 1 349 633 чел., казахи — 228 016 чел., азербайджанцы — 84 183 чел., узбеки — 27 741 чел., таджики — 21 115 чел., чеченцы — 18 439 чел., лезгины — 10 672 чел., аварцы — 5115 чел.

Различные государственные службы и национальные обществен ные организации считают, что количество представителей среднеази атских и кавказских народов из этого списка, проживающих в ПФО, значительно больше, чем в данных переписи, и имеет тенденцию к даль нейшему увеличению.

Все эти народы развивают свою государственность, и их положе ние имеет значение в рамках не только межнациональных, но и меж дународных отношений.

При подготовке материала об основных мусульманских этносах Поволжья использованы данные социологического исследования ре лигиозной ситуации и межнациональных отношений в Саратовской области, проведенного в феврале — марте 2006 г. информационно ана литическим центром Поволжской академии государственной службы им. П. А. Столыпина.

Этнические особенности татарского ислама тянутся из глубины веков. По одной исторической версии, татары являются прямыми по томками волжских булгар, в IX в. принявших ислам. Против этой вер сии выступают чувашские историки, считающие, что потомки булгар — это чуваши, а их немногочисленная исламизированная верхушка была истреблена в XIII в. татарами язычниками во главе с ханом Бату, со здавшими Золотую Орду. Вторая версия гласит, что татары — потомки воинов Бату, сохранившие имя народа и принявшие ислам при ханах Берке и Узбеке. Источники XIII в. сообщают, что в городах Золотой Орды процветали все 4 мазхаба суннитского ислама, 4 направления христи В. В. Семенов анства, иудеи, буддисты и различные язычники1. Во время сокруши тельных походов ревностного мусульманина Тимура на Золотую Орду в конце XIV в. там были разрушены почти все города и истреблены все немусульмане. В результате распада Золотой Орды в XV в. в Среднем Поволжье образовались Казанское ханство и Касимовское царство (Мещерский юрт), в рамках которых сложились две основные группы волжских татар — казанские и мишари. В середине XVI в. русский царь Иван Грозный, при поддержке касимовских татар и заволжских нога ев, завоевал Казанское ханство. Это событие в течение веков счита лось катастрофой татарского народа, компенсацию за которую русские не хотят платить. Современные мишари, потомки участников завоева ния Казани, придерживаются того же мнения, что говорит о сложении общетатарского менталитета. Этому способствовало то, что царские власти более 200 лет проводили политику насильственного крещения татар — и завоеванных казанских, и союзников мишарей, добившись минимального успеха: только татарская знать приняла христианство, влившись в русское дворянство. В 30 е годы XVII в. мусульманская Ногайская Орда в Заволжье была разгромлена пришедшими из Цент ральной Азии калмыками язычниками, которые вскоре приняли буд дизм от тибетских проповедников. Калмыки жестоко угнетали мусуль ман, и ногаи из Заволжья бежали в Приазовье. Для ислама в Поволжье наступила более чем вековая ночь. Здесь нельзя не сказать о роли в отстаивании ислама соседей татар — башкир. Именно они вели непре рывные войны с калмыками и 12 раз восставали против притеснений российских властей.

В 1771 г. большинство калмыков из Заволжья ушло в Синьцзян, а оставшиеся были переселены туда, где сейчас находится их республи ка. В Заволжье стали переселяться с Правобережья мишари, а с восто ка прикочевали казахи.

В 1788 г., устав бороться с исламом, царские власти создают неви данную в православной империи структуру — Духовное собрание ма гометанского закона (предшественник позднейших ДУМ) с центром в Оренбурге, затем переместив его в Уфу. Это Собрание назначало мулл, которые призывали мусульман молиться за православного царя. Из этих «наказных мулл» вышли самые авторитетные представители та тарской религиозно философской и общественной мысли XIX в.:

А. Курсави, А. Утыз Имяни, Ш. Марджани, Р. Фахретдин. Созданное См.: Малов Н. М., Малышев А. Б., Ракушин А. И. Религия в Золотой Орде. Са ратов: Изд во Сар. ун та, 1998.

Этнические мусульмане... в Поволжье ими татарское просветительское движение называют джадидизмом (об новлением). Это самобытный татарский вклад в мусульманскую куль туру1. В годы перестройки в Татарстане стали переиздавать произве дения джадидов, их именами назвали улицы, институты и библиоте ки. Татарская интеллигенция призывает к созданию неоджадидизма — соединения мусульманской традиции с самой передовой наукой2.

Современный татарский ислам можно представить в трех ипоста сях:

— ислам мечети, который становится все менее национальным — имамы теперь учатся и повышают квалификацию в арабском мире, а проповеди произносят на русском языке;

— ислам интеллигенции — неоджадидизм, «евроислам», которые, по мнению ортодоксов, граничат с ересью;

— народный, особенно деревенский, ислам с местными обычаями, обрядами и преданиями.

Единая для татар мусульманская организация пережила царское самодержавие и советскую власть, но рухнула в эпоху «парада сувере нитетов». Во время татарского национального возрождения 1990 х го дов, Духовное управление мусульман европейской части России и Сибири распалось. К настоящему времени мусульманская умма По волжья (ПФО) разделена между многими организациями, входящи ми в два конкурирующих на общероссийском уровне объединения, от личающихся по степени централизации:

— Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМ) в Уфе, под руководством Верховного муфтия Талгата Таджуддина;

— Совет муфтиев России в Москве, под руководством муфтия Ра виля Гайнутдина.

Башкиры, веками сосуществуя с татарами в одном географическом и политическом пространстве, сохраняют свою самобытность и счита ют, что у них есть особые заслуги перед исламом в Поволжье, недаром свыше 200 лет одним из основных центров ислама в России является Уфа. У башкир жива память о прежнем племенном делении, в 1990 е годы даже были избраны вожди отдельных племен. Племена имели свои сакральные центры, некогда языческие, а впоследствии переос мысленные как мусульманские. Веками башкиры собираются для мо литвы в «священных» рощах, на вершинах гор, возле озер. В Башкор См.: Ибрагим Т. К., Султанов Ф. М., Юзеев А. Н. Татарская религиозно фило софская мысль в общемусульманском контексте. Казань: Тат. кн. изд во, 2002.

См.: Мухаметшин Р. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в ХХ веке. Казань: Тат. кн. изд во, 2005.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.