WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 25 |

Можно пойти по еще одному направлению концептуального экс периментирования соотношениями понятий «религия» и «нация». Из вестно, что в наше время многие говорят о феномене национализма как о комплексе религиозных представлений. В данном случае подра зумевается «ограничительное» толкование религии. Имеется в виду, что для некоторых людей национальность приобретает сакральный смысл, превращается в объект «религиозного» (в веберовском смыс ле) поклонения, определяющего смысл жизни таких людей, обеспечи вающего мотивационную основу поступков предельного уровня — смысла жизни. Думаю, многие знают, что среди представителей наро дов Северного Кавказа есть такие люди и целые группы единомыш ленников, у которых «национальные чувства» достигают интенсивно сти сакрального уровня, превращаясь тем самым в «религию», в том смысле этого понятия, которое придавал ему М. Вебер. Можно отме тить также и то, что интенсивные переживания «национального» как сакрального приводят к поискам «своей» народной религии и ее кон струирования из фольклорного и лингвистического материала духов ного фонда этноса. Подобного рода усилия можно обнаружить с раз ной степенью отчетливости среди представителей тюркских этносов Кавказа, среди лезгин, чеченцев, адыгских народов, осетин и др.

Обращаясь непосредственно к вопросам северокавказского исла ма, следует начать с того, что исповедание ислама у этих народов не Ислам и национальные отношения на Северном Кавказе столь однородно и единообразно, как это может показаться посторон нему наблюдателю. Обычно представляется, что северокавказский ис лам — это нечто целое и единое, имеющее лишь некоторые различия у отдельных народов. В действительности ислам у кавказских горцев не был однородным ни по своим внутренним особенностям, ни по своей об щественно политической роли и функциям. Правда, в данном случае пра вильней будет говорить об этом не в отношении отдельных северокав казских народов, а о геополитических ареалах. Так, можно выделить на Северном Кавказе четыре ареала, в которых ислам обладал значимыми особенностями: 1) Дагестан, 2) Чечня и Ингушетия, 3) Кабардино Бал кария, Карачаево Черкесия и Адыгея, 4) Северная Осетия.

1. К первому региону отнесен только Дагестан, поскольку здесь ис лам имел огромное, не сравнимое ни с каким другим регионом Кавка за общественно политическое значение. Ничего подобного не сложи лось в других регионах Северного Кавказа. Исламизация Дагестана на чалась уже в первой половине VII в. при втором халифе Омаре (634–644). Вскоре Дербент превращается в один из крупнейших оча гов исламской учености и центров распространения ислама. К XI в.

ислам в Дагестане превращается в политико идеологическую и право вую основу становления здесь нового, весьма своеобразного типа по литических образований — так называемых джамаатов (суверенных городов государств, в которых, по образцу Медины, когда там форми ровалась умма пророка, поселялись и жили по единым гражданским законам представители различных родоплеменных групп). Пик обра зования многочисленных джамаатов в Дагестане приходится на XIV в., а полное завершение этого процесса на всей территории историческо го Дагестана — к XVI в. Собственно, эти обстоятельства и вызвали к жизни само понятие «Дагестан», которое появляется в местных исто рических хрониках и в описаниях пришлых путешественников, по крайней мере в XIV в. Отдельные города на договорной основе объе динялись в союзы городов, образуя сложную переплетающуюся сеть Страны гор. В русской историографии эти союзные политические об разования первоначально назывались «республиками», а в последую щем, после начала Великой французской революции, их стали назы вать «обществами», «вольными обществами» и «союзами вольных об ществ». Ислам являлся духовной основой и легитимизирующим принципом организации каждого такого города. Правовая система жизни джамаата и всей многоярусной системы их отношений строи лась исключительно на исламской правовой теории — фикхе. Нигде, во всяком случае на Кавказе, не сложилось такого типа политических Э. Ф. Кисриев образований, в которых ислам выполнял системообразующую функ цию самоорганизации суверенных городов государств. Об уровне зна чимости религии в Дагестане свидетельствует также и чрезвычайная развитость здесь института вакуфа1. Нигде в других регионах Север ного Кавказа вообще не сложился этот чрезвычайно важный механизм общественного перераспределения собственности.

2. Второй специфический регион бытования ислама — это Чечня и Ингушетия. Здесь ислам не стал «синтезом и санкцией» политической организации общественной жизни. Проникновение ислама в этот ре гион произошло довольно поздно. Некоторые считают, что ислам стал проникать в Чечню в XIV в., другие — только со второй половины XVIII в. Но в любом случае значение ислама было ограничено обла стью духовных запросов и представлений людей, не влияющих на тра диционные институты и принципы социального общежития вайнахов.

Известно, во всяком случае, что еще в 1770 г., во время военной кампа нии русского генерала Медема, у вайнахов района Верхней Сунжи от мечалось «сочетание христианских и языческих обрядов». Массовый и политически значимый характер ислам стал приобретать здесь толь ко с момента прямого соприкосновения с русскими и в ходе конфрон тации с ними. И формой бытования ислама в Чечне и Ингушетии стал не фикх — политико правовая система регулирования общественных отношений. Ислам не изменил принципы социально политической организации чеченского и ингушского обществ. В организационном отношении ислам приобрел здесь с самого начала форму многочислен ных и своеобразных суфийских групп — вирдов2, объединенных во круг своего лидера — шейха. Эта форма не только не ослабляла силу Вакуф — институт религиозной благотворительности в исламском обществе. Это движимое или недвижимое имущество (земля, дома, мастерские и т.д.), доходы с кото рых (целиком или частично) или само имущество передаются собственником (путем письменного распоряжения, завещания) на общественные религиозные нужды. Как правило, эти нужды конкретно указываются в акте передачи этой собственности в ва куф. Вакуф не отчуждается, не облагается налогом и может использоваться только по назначению. Распорядителем вакуфа, как правило, оказывается мечеть.

Вирдами в Чечне и Ингушетии называют многочисленные и многообразные ответвления суфийских направлений накшбандийа и кадирийа, образованные ре лигиозными авторитетами (шейхами) и обозначаемые по их именам. Всего их сре ди чеченцев и ингушей немногим более 30. Они отличаются особенностями риту ального исполнения зикра — обряда коллективных ритуальных действий с многократным произнесением специальных молитвенных формул. В прошлом чле ны разных вирдов могли иметь отличия и во внешнем обличье.

Ислам и национальные отношения на Северном Кавказе традиционной системы социально политических отношений вайна хов — «тейпового» порядка организации жизни, но способствовала и даже укрепляла ее. Сложившаяся здесь народная религиозная ислам ская практика — зикризм — с самого начала приобрела свои чрезвы чайно своеобразные черты.

3. Отдельным регионом специфического ислама является Северо Западный Кавказ — среди кабардинцев, черкесов, адыгейцев, балкар цев и карачаевцев. Очевидно, XIV в. — это время знакомства с исла мом адыгских и тюркских народов этого региона Кавказа, по видимо му, через торговлю и военные контакты с Золотой Ордой — соседним с ними государством, в котором в начале XIV в. ислам стал государствен ной религией. В последующем большое влияние на этот регион оказы вали Крымское ханство и Османская империя. По этой, очевидно, при чине здесь получил распространение не шафиитский, как среди дагес танцев и вайнахов, а ханафитский мазхаб — религиозно правовое направление в исламе. Незначительное влияние Дагестана произошло только в период военных действий Шамиля, когда Магомед Амин, зем ляк и сподвижник Шамиля, был направлен к адыгам для вовлечения их в газават. Но и тогда ислам так и не стал основой организации соци ального порядка у адыгсов, карачаевцев и балкарцев. Как известно, у адыгских народов определяющим осталась «псапэ», «адыгагъэ» — комплекс традиционных этико правовых принципов, до сих пор име ющих для адыгов определяющее значение. Как это ни покажется стран ным, институционализация ислама стала происходить здесь уже при непосредственном участии царской администрации во второй поло вине XIX в. в ходе ее усилий по упорядочению исповедальной жизни инородцев в пределах Российской империи. Но ни институт факуфа, ни даже феномен суфийских братств в этом регионе так и не сложи лись. А среди причерноморских адыгов (шапсугов) до сих пор языче ские верования играют более важную роль, чем исламская практика, что вызывает сильное замешательство у правоверных мусульман. Со временные исследователи причерноморских шапсугов вынуждены на зывать ныне развивающиеся здесь процессы не столько возрождением или реисламизацией, сколько утверждением ислама.

4. Наконец, в отдельную категорию следует выделить осетин, боль шая часть которых исповедует христианство и меньшая — ислам. Ис лам получил распространение только среди осетин дигорцев. В целом же все осетины (и христиане, и мусульмане) бережно сохраняют и прак тикуют свою исконную, общую им всем, систему традиционных пра вил общественного поведения, обрядов и верований.

Э. Ф. Кисриев Понятие «национальность» не менее многосложно и так же проти воречиво, как и понятие религии. В области теории, как известно, оди наково правомочны два конфликтующих определения нации: 1) на ция как политическая категория, обозначающая всех граждан одного государства, и 2) нация как этническая общность людей, связанных между собой одним языком, общей культурой и т.д. Последнее опреде ление, по самой своей сути, конфликтует с первым, поскольку в нем предполагается, что граждане одной гражданской общности (государ ства) могут быть лицами различных национальностей.

Первый тип определения нации предполагает, как правило, что на род должен однозначно соотноситься с определенной конфессией. При мером тому может быть феномен «государственной религии», скажем, англиканство, католицизм, православие, ислам, иудаизм в известных странах. Но это не обязательно. Многие современные нации признают свободу вероисповедания за своими гражданами и не устанавливают законодательно государственной церковь. Второй, этнический, тип на ции также вступает с религией в определенный род концептуальных отношений; часто религия оказывается одним из «этнических призна ков», отличающих один этнос от другого. Но не всегда. На Северном Кавказе, например, чеченцы и ингуши очень близки лингвистически и практикуют единый тип исламского исповедания, но это не обеспечи вает им национального (этнического) единства. То же можно сказать об адыгских (адыгейцах, черкесах и кабардинцах) и тюркских (кара чаевцах и балкарцах) народах Северо Западного Кавказа. И наоборот, мы уже указывали, что часть единого осетинского народа исповедует ислам, а другая — христианство. Однако это не влияет на их общую этническую идентичность. Среди лезгинского населения, исповеду ющего ислам суннитского направления, жители одного джамаата (Мис кинджи) исповедуют шиизм, однако это никак не воздействует на эт ническую авто и гетероидентичность.

Необходимо коснуться хотя бы в нескольких словах того, какое зна чение придает национальности исламское мировоззрение. Прежде все го ислам признает существование различных народов, национально стей, более того, этническое многообразие, в представлениях мусуль манина, создано Аллахом и потому имеет свой смысл и предназначение в историческом развитии человечества. Вместе с тем ислам не придает факту этнического многообразия никакого принципиального значения.

Все мусульмане являются братьями, и их единство базируется не на каком то особом своеобразии их взаимосвязей между собой, а на об щем, едином среди них отношении (беспрекословной покорности) ко Ислам и национальные отношения на Северном Кавказе Всевышнему. При этом этническое многообразие может сохраняться и свободно проявлять себя в жизни, но только не в сфере сугубо рели гиозных установлений относительно Божества.

Часто можно услышать, что в исламском представлении о соци альном мире различаются только «две нации» — правоверных мусуль ман и неверных (гяуров). Однако это неверные представления. Му сульманская практика социальной жизни с самого начала предполага ла проживание в едином государстве различных народов (этнических общностей), исповедующих ислам, а также представителей других кон фессий. Так, ислам различает «людей Книги» («ахл ал китаб»), к ко торым относит христиан всех направлений, иудеев и зороастрийцев.

Они сохраняли в исламском государстве возможность исповедовать свою религию, обладали законодательно закрепленной гарантией не прикосновенности личности и имущества, т.е. входили в категорию граждан покровительствуемых (ахл аз зимма) властью исламского го сударства. В свою очередь, «покровительствуемые» должны были не сти определенный род обязанностей, например, вносили джизью — по душную подать, должны были в случае войны оказывать поддержку войскам своего государства, не сотрудничать с врагом и т.д.

Иногда к области «национальных отношений» относят исламские положения относительно классификации стран мира на три категории:

дар ал ислам (территория ислама), дар ас сулх (территория договор ных отношений с другими странами) и дар ал харб (территория вой ны). Считается почему то, что эти категории ислама подразумевают обязательно войну против всех иноверцев. Это не так. Данное подраз деление не имеет отношения ни к «национальному вопросу», ни даже к религии вообще. Это исключительно политическое подразделение, которое, по своей сути, носит универсальный характер, принятый и сей час во всем цивилизованном мире. Дар ал ислам означает территорию исламского государства, в котором функционируют свои, исламские законы, в том числе и для членов религиозных общин (народов) иных, указанных выше вероисповеданий. Дар ас сулх — территория других, мусульманских и немусульманских государств, с которыми заключе ны мирные договоры и поддерживаются нормальные добрососедские отношения. Дар ал харб — земли, с которыми исламское государство не имеет отношений или находится открыто во враждебных отноше ниях. Как мне кажется, сейчас с позиций, скажем, США весь совре менный мир также подразделяется с помощью такой же системы кате горий. При этом ни этнический, ни религиозный аспект этого распре деления не имеет никакого значения.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.