WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |

Общезначимой тенденцией является и то, что происходящее в те чение последнего десятилетия на Северном Кавказе уже давно пере стало нести только чеченский этнический оттенок и продолжает втя гивать в свои ряды все новых и новых адептов протестных идей из всех соседних республик и краев, не говоря уже об участии в этом процессе представителей внешнего для региона исламского мира (их числен ность в последние годы неуклонно снижается, хотя влияние на поли тические процессы остается исключительным). В каждой республике террористическое движение пополняется представителями коренных этносов. Помимо «ветеранов» боевых действий в составе НВФ, в него активно входят молодые люди, прошедшие соответствующую подго товку, в том числе идеологическую, в салафитских джамаатах.

Интерес представляет изменение социального состава участников террористических групп. Первоначально они формировались за счет маргиналов и даже представителей криминального мира, что, тем не менее, не мешало им активно эксплуатировать исламские призывы и лозунги, апеллировать к кораническим аятам и высказываниям про рока, в том числе в своих заявлениях, которые, как правило, следуют за совершенными ими террористическими актами. Однако следует от Радикальные идеологии в исламе: история и современность метить, что со второй половины 2005 г. в экстремистском подполье, как активные участники террористических групп, появились и пред ставители мусульманской интеллигенции: студенты, аспиранты, уче ные и т.д. Например, один из уничтоженных 9 октября 2005 г. в Махач кале боевиков так называемого джамаата «Шариат» — Абузагир Ман таев — в 2002 г. в Москве защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата политических наук на тему «Ваххабизм и полити ческая ситуация в Дагестане». Некоторое время он работал в Духов ном управлении мусульман европейской части России. В 2005 г. воз вратился в Дагестан и влился в ряды террористов «Шариата». И таких примеров по республикам Северного Кавказа немало.

Пополнение рядов банддвижения молодыми интеллектуалами сви детельствует о том, что если ранее радикальные идеологии привлека лись извне, то вскоре они будут разработаны самими северокавказ скими интеллектуалами исламистами непосредственно на территории региона и основываться на местной специфике, а потому будут более жесткими и разрушающими. Однако следует согласиться с московским исламоведом Д. В. Макаровым, который сделал правильный вывод о том, что лидеры российского исламизма до сих пор пока еще «не со здали ни одного оригинального произведения, которое позволило бы говорить о появлении...» у них «...собственной политической идеоло гии, соответствующей современным... реалиям. Общие рассуждения о необходимости введения шариата... не смогли компенсировать отсут ствие социально политической программы у этого движения...»1.

Таким образом, сегодня группировки боевиков ваххабитов объ единяются на новейшей идеологической основе, разработанной в за рубежных исламистских центрах. Они, совершенствуя свою боевую тактику и стратегию, отошли от практики фронтальных сражений, взяв на вооружение диверсионно террористическую тактику «пчелиного роя». Сейчас в Чечне и некоторых других северокавказских республи ках орудуют малочисленные мобильные полуавтономные группы (типа так называемых джамаатов «Дженнет», «Шариат», «Халифат» или «Ярмук»), которые способны быстро менять места дислокации, манев рировать и в случае необходимости объединяться с другими аналогич ными группами. Между этими структурами и их базами налажена ус тойчивая связь; действия в случае необходимости согласовываются и координируются. Иначе говоря, деятельность неоваххабитских банд Макаров Д. В. Официальный и неофициальный ислам в Дагестане. М., 2000.

С. 48.

И. П. Добаев групп приобрела все основные черты современного исламистского тер рористического движения, в основе структурного строения которого лежит сетевой принцип (принцип «паучьей сети»).

Однако неверной представляется попытка связать активизацию бо евиков исключительно с вопросом их финансирования. Перекрытие каналов финансирования бандгрупп хотя и предопределяет тактиче ский успех, но далеко не всегда решает проблему существования и раз растания религиозно политического экстремизма, тем более террори стических группировок, которые подпитываются радикальными иде ологиями, а также имеют автономную самоорганизацию и мобильные отряды, не нуждающиеся в стабильном и щедром финансировании.

Вышесказанное свидетельствует о серьезных недостатках россий ской стратегии по решению «северокавказского вопроса» в ее нынеш нем виде. Такой вывод однозначно требует введения определенных кор рективов в российскую политику в регионе, как и в целом в отноше нии российского ислама.

Как представляется, стратегическим направлением борьбы с ради кальным исламизмом, безусловно, является нейтрализация ключевых факторов, способствующих его активизации, а именно: социально эко номических и политических. Рассматривая их, следует иметь в виду, что процесс «исламского возрождения» носит в основном объектив ный характер. Поэтому любое излишне прямолинейное силовое воз действие на него не только бесперспективно, но и, как показывает прак тика, приводит к негативным последствиям. Кроме того, он использу ется исламистами только в сочетании с другими факторами. С учетом изложенного, главный упор в стратегии противодействия исламским радикалам необходимо делать на решение проблем по урегулированию имеющихся и недопущению возникновения новых политических кон фликтов; улучшению социально экономической ситуации в регионе.

Последняя мера играет важную роль в противодействии исламским радикалам, так как она не только существенно сужает социальную базу исламистов, но и способствует урегулированию политических кон фликтов, многие из которых возникают из экономических противо речий.

Если же терроризм рассматривать в более узком плане, как разно видность уголовного преступления, то меры по его блокированию, как и в других государствах, могут быть разделены на четыре основных направления: совершенствование правовой базы, укрепление и совер шенствование деятельности специальных служб, усиление борьбы с финансированием терроризма, а также активизацию разъяснительной Радикальные идеологии в исламе: история и современность и пропагандистско идеологической работы. Если успехи на первых трех направлениях в последние годы очевидны, то в последней обла сти видимого прорыва не ощущается.

По сути дела, России навязывается борьба за умы и души новых поколений, вступающих в активную жизнь. И если эти идеи овладеют умами молодых людей, мир на Северном Кавказе будет окончательно взорван.

Поэтому сейчас особенно важно задуматься над тем, что необходи мо сделать государству, религиозным, общественным организациям для того, чтобы уберечь наших сограждан, особенно молодежь, от этой опас ности. Силами только институтов государства, с привлечением возмож ностей светских ученых, этого достичь невозможно. Для достижения поставленной цели необходимо привлечь служителей мусульманско го культа, а также других авторитетных в северокавказском традици онном обществе людей. Очевидно, что противодействие попыткам эк стремистских сил злоупотреблять чувствами верующих для достиже ния своих преступных целей — это та сфера деятельности, в которой практически полностью совпадают интересы государства и религиоз ных организаций.

Представляется, что одна из ключевых задач, наряду с повышени ем эффективности правозащитных мер, это подготовка священнослу жителей, способных быть активными и эффективными защитниками ценностей традиционных религий. Речь идет о религиозном образова нии. Имеется в виду не только широко обсуждаемая тема введения пре подавания религиозных основ в средней школе, но и вопросы, связан ные с получением профессионального религиозного образования.

Люди, которые избрали для себя религиозную деятельность как про фессиональное занятие, будут формировать новые духовно нравствен ные основы нашего общества и приобщать его к религиозным ценно стям. Это особенно важно в свете вакуума общественно политической идеологии, до этого наполнявшейся марксизмом в ленинской интер претации.

Наиболее актуальной эта проблема предстает перед мусульманским сообществом России. Представители ислама являются конфессиональ ным меньшинством, соотносящим себя как с российским сообществом, так и с мировой мусульманской уммой. После крушения биполярной системы именно с исламом в его особой салафитской интерпретации связано обострение многих политических конфликтов как на постсо ветском пространстве, так и на всей мировой арене. Наиболее показа тельно эта тенденция проявила себя на Северном Кавказе. Очевидную И. П. Добаев роль в данном процессе, как уже отмечалось, сыграли радикальные фун даменталистские проповедники из дальнего зарубежья, так называе мые ваххабиты. Это стало возможным в том числе благодаря религи озной безграмотности населения, которая способствовала восприятию чуждых экстремистских идей под видом ислама. Кроме того, на рас пространение подобных идей повлияла неспособность традиционного мусульманского духовенства в России в тот период что либо противо поставить экстремистской пропаганде.

Многие мусульманские страны, а также неправительственные орга низации, в том числе террористические, стараются использовать сло жившееся положение для реализации собственных интересов. Они пы таются продуцировать рычаги воздействия на общины единоверцев за рубежом и тем самым вмешиваться во внутриполитические процессы в других государствах. Важную роль в этом играют институты религи озного образования, поскольку они выступают как механизмы культи вации ценностно идеологических ориентиров у общества. Кроме того, формирование глобального информационного общества, где, благода ря техническому прогрессу, становится возможным распространение любых, в том числе и радикальных, идей, также является одним из фак торов, создающих реальные механизмы внешнего воздействия. В от ношении России подобного рода тенденции создают реальную угрозу для ее национальной безопасности.

Совокупность данных проблем актуализирует проблемы изучения возможных перспектив российского ислама. Рассмотрение мусульман ского образования в этом аспекте может быть наиболее продуктивным, поскольку именно в институтах религиозного образования будет зак ладываться дальнейший «вектор» развития ислама в России.

В этих целях, как представляется, необходимо совместными с тра диционными религиозными организациями усилиями разобраться в деятельности тех учебных заведений, которые возникли в последние годы и занимаются подготовкой кадров, а также определить те учеб ные центры, деятельность которых отвечает интересам общества. Да лее целесообразно изучить возможные формы государственной под держки этих центров. Известно, что религиозные структуры в России отделены от государства. Но если в результате деятельности тех или иных структур мы получаем рост межэтнической и межконфессиональ ной напряженности, если подготовленные религиозными учебными заведениями кадры занимаются вербовкой боевиков, то государство не может отстраненно наблюдать за происходящими процессами.

ИСЛАМ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Осмысление взаимосвязей религии и национальности с самого на чала наталкивается на серьезные трудности концептуального характе ра. Дело в том, что и понятие религии, и понятие нации обладают чрез вычайно многообразными спектрами значений, с помощью которых предмет рассмотрения может приобрести чуть ли не противополож ный смысл.

Начнем с понятия религии. Все многообразие определений этого понятия можно свести, при самом обобщенном их рассмотрении, к двум принципиально различным типам, к так называемым (1) «ограничи тельным» и (2) «расширительным» определениям. «Ограничительные» определения видят в религии систему человеческих представлений о сверхъестественном, в которые человек верит. «Расширительные» оп ределения характеризуют религию как целостный мировоззренческий универсум, «вселенную значений», определенную совокупность лю дей, образующих тем самым некую общность. Нетрудно увидеть, что эти подходы опираются на концепции религии двух классиков социо логической мысли — Э. Дюркгейма и М. Вебера. Вебер определял ре лигию как определенную совокупность реакций человека на личные «экзистенциальные проблемы» бытия (рождение, болезни, смерть, не взгоды и т.д.), как комплекс человеческих убеждений относительно пре дельных вопросов о смысле жизни. Понять религию по Веберу можно, исходя из субъективных переживаний человека относительно «священ ного» и проч. Для Дюркгейма же религия — это комплекс коллектив ных представлений людей, выполняющих функцию интеграции обще ства, это совокупность идеологических представлений и ритуальных действий, объединяющих людей в социальное целое.

Э. Ф. Кисриев В этой связи было бы вполне корректным говорить, что в Совет ском Союзе сформировалась «религия» в ее «расширительном» (дюр кгеймовском) смысле. Такой «религией», формирующей универсум всех значений относительно бытия, был научный коммунизм. Орга низацией, которая утверждала и поддерживала этот идеологический универсум, т.е. своего рода «церковью», являлась КПСС. Высшей ре лигиозной санкцией («собором») обладал Съезд КПСС, а непогреши мым авторитетом и «главой церкви» — генсек. В этой системе пред ставлений, скажем, рай — это коммунизм, а ад — капитализм и проч.

Между прочим, такие оценки и выводы существовали, и они были не только ироническими выпадами «буржуазной социологии» против атеистического режима в СССР, но и серьезными научными положе ниями, позволявшими глубже понять многие феномены функциони рования власти в «развитом социалистическом обществе». Но парал лельно с этой «религией» в СССР были и другие религиозные инсти туты, выполняющие функции «ограничительного» (веберовского) смысла, — это известные нам религиозные конфессии: православие, ислам и многие другие.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.