WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

в ней насчитывалось 18 дворов, из оторых тольо половина принадлежала мусульманам… Значимость Татарсой слободы определялась в первую очередь именно принадлежностью ее жителей переводчесой службе, та а дипломатичесие сношения с Крымом, Османсой империей, Персией и друими странами Востоа ирали значительную Асадуллин Ф.А. Ислам в Мосве роль в осударственной политие России тоо времени. В социальном плане жители этой слободы занимали промежуточное положение между феодалами и зависимыми людьми, однао, в силу омпатноо жительства и самоо рода их занятий, именно им суждено было сохранить исламсую релиию и национальные обычаи» [47, c. 61].

Духовная жизнь мосовсоо общества при царе Федоре Алесеевиче (1676 – 1682) целиом связана с усилением роли православия и насильственным вытеснением ислама из всех сфер общественноо бытия. Эти тенденции в релииозной жизни Мосвы, оторая в этот период обрела обли «сороа сороов цервей», фатичеси став теоратичесим центром православноо мира, оончательно зарепил царсий уаз 1681. Соласно этому уазу нетерпимое отношение исламу приобретает харатер осударственной политичесой установи. Тем не менее эти новые обстоятельства не мешали татарам Мосвы собираться за ородом и свободно исполнять там свои релииозные обряды [39, c.16–19].

Имперсий период российсой истории, начавшийся с царствования Петра I (1682– 1725) и продолженный ео преемниами, для неруссоо населения Мосвы, исповедующео ислам, не тольо обернулся новыми испытаниями ( чему татарсая община за прошедшие столетия уже была приучена), но и в то же время позволил существенно расширить возможности отрытоо исповедания своей веры. Манифест Петра Велиоо о свободе вероисповедания и об ответственности аждоо человеа за свое духовное состояние, оторый был издан в Мосве 6 апреля 1702., положил начало урсу либерализации релииозной политии в осударстве.

Глава 2. Мосва XVI–XVIII вв.

Мусульмансая община, черпая силы из ультивируемоо ордынсоо прошлоо, продолжала жить своей, насольо это было возможно, изолированной раницами поселения и, лавное, стенами родных очаов, жизнью.

Обереая традиционные устои, жители Татарсой слободы, лояльные, в силу своих прямых служебных обязанностей, российсим осударям и в целом императорсому двору, представителям ородсой администрации – приставам и оолоточным, пытавшимся инода нарушать привычный жизненный ритм и навязывать свои поряди, относились без лишних церемоний. «Улицы Татарсой иноземцы, толмачи и переводчии по наряду десятсоо на уличный араул не ходят, и людей не высылают, и десятниа бьют, и собаами травят, и оворят таие слова, что объезжео с подьячим и служилыми людьми хотят бить до смерти», – читаем в жалобе, поданной в Разрядный приаз в 1695. неим Иваном Ивановым Кореевым (цит. по: [39, c. 20]).

Относительная независимость и споойствие жителей Татарсой слободы обеспечивались блаослонным отношением первых мосовсих радоначальниов – Алесея Салтыова (с 1713.) и ео преемниа Кирилла Нарышина (с 1716.), в родословных оторых имелись еще не стершиеся из их памяти татароордынсие орни. Род Салтыовых был известен своей ратной службой мосовсим нязьям, начиная с Ивана Калиты; род Нарышиных вел свое происхождение от рымсо-татарсоо вельможи Курбата, оторый после принятия православия и женитьбы на руссой получил прозвище Нарыш.

Хотя первые упоминания о мечети в районе Татарсой слободы возниают лишь в связи с переписью 1744. (см. [47, c. 105]), сорее всео роль слободсой мечети в начале Асадуллин Ф.А. Ислам в Мосве ХVIII в. мо ирать наиболее приспособленный для этих нужд дом или специально выделенное помещение из 15 татарсих дворов, расположенных в Замосворечье. К слову сазать, в том же оду, а именно 13 апреля 1744., правительство Елизаветы Петровны, идя навстречу российсим мусульманам, разрешило не подверать разрушению старые мечети времен Казансоо ханства, а в татарсих слободах Казани и Оренбура начать строительство новых мечетей. Таой неординарный ша царсоо двора был продитован прежде всео тем, что в руссо-турецих отношениях, оторые в ХVIII в. претерпевали то взлеты, то падения, релииозный фатор стал приобретать важное политичесое значение. Обе стороны, апеллируя духовным ценностям своих вероучений, имели возможность та или иначе влиять через внутрионфессиональные связи на умонастроения своих единоверцев – подданных друоо осударства: Россия через свою Церовь – Антиохийсий и Иерусалимсий патриархаты на православное сообщество Османсой империи, Турция через рымсих ханов или влиятельные татарсие или баширсие роды – на российсих мусульман.

В мнооуровневой и мнооходовой международной дипломатии и российсая императрица, и туреций султан имели одинаовую заинтересованность в налаживании христианомусульмансих отношений, оторые в известном смысле являлись для тоо времени барометром межосударственных отношений. И мусульмансая Турция, и христиансая Россия в историчесой ретроспетиве имели общео прародителя – Византию, что таже рассматривалось инода а неое объединяющее два осударства духовное, связанное с Божественным провидением звено [35, c. 7–26, 97].

Осознание императорсим двором важности Глава 2. Мосва XVI–XVIII вв.

маометансоо (исламсоо, а сазали бы сейчас) фатора на внутрироссийсой политичесой арене происходило не сразу, но одновременно с ростом релииозноо самосознания российсих мусульман и их постоянно растущим за счет новых территориальных аннесий числом. Плоды этих взаимосвязанных процессов пришлись уже на «блистательную эпоху» правления Еатерины II, или, а ее называли российсие мусульмане, «Эби патша» – «бабуши-царицы».

Противоречивый дух петровсой эпохи вызвал новый всплес интереса исламу и в целом положил начало систематичесому изучению мусульмансоо Востоа, что было продитовано прежде всео праматичесими задачами внешней политии и торовли. 18 июня 1700. в Мосве был издан уаз об обучении руссих людей восточным языам для службы по сношениям с Востоом. В январе 1716. издается сенатсий уаз «о выборе в Мосве … пяти челове молодых... для посыли в Персиду при посланние. Волынсом для учения языам турецому, арабсому и персидсому…», а в 1724. соласно аналоичному уазу в Царьрад направляются «ради обучения турецоо языа из шляхетства несольо из молодых людей … летами в тринадцать или четырнадцать … при посыли бреадира и вардии маэора Румянцева» [25, c. 41]. Одновременно через «оно, прорубленное Петром I в Европу», Россия, роме прочео, впервые мола ознаомиться с более или менее адеватным тестом Корана. По приазу Петра в 1716. увидел свет первый полный перевод на руссий язы Корана, выполненный неизвестным автором, а позднее уточненный и исправленный дотором философии П. Постниовым.

Перенос столицы осударства заставил социально ативную и профессионально подоАсадуллин Ф.А. Ислам в Мосве товленную часть татарсоо населения Мосвы, в основном служилую и торовую, исать счастья в Сант-Петербуре, де в 1716. обосновалась Посольсая оллеия (с 1720. – Коллеия иностранных дел).

Преемнии Петра I – Еатерина I (1725– 1727), и особенно Петр II (1727–1730), действовавшие, исходя из интересов христианства и в целом православной осударственности, «убавлению» мусульман способствовали не тольо пратичеси, но и путем принятия заонодательных атов, во мноом повторявших упоминавшийся уаз Федора Иоанновича, в соответствии с оторым полаалось «все мечети пометать…», или известное Соборное уложение 1649. В то же время эпоха Петра II примечательна редими, но поазательными случаями, ода знатные мосовсие вельможи, например из рода Юсуповых, происходившие от султана Ноайсой орды Юсуфа, оставались верны вере своих предов. Испансий посол Дю де Лириа, давая очень лестную оцену боевому енералу времен Петра I нязю Гриорию Юсупову, «татарсоо происхождения», и харатеризуя ео а одноо из «тех людей, оторые вседа идут прямою дороою», отмечал, что «брат ео еще и поныне маометанин» [38, c. 276].

Восшествие на российсий престол Еатерины II (1762–1796), оторая, а и ее муж Петр III (1761–1762), была далеа от идеалов православноо царства и придерживалась идеолоии просвещенноо абсолютизма, оренным образом изменил положение мусульман Российсой империи. Ислам, являвшийся до тоо онимой релиией, 17 июня 1773.

соласно уазу Еатерины II о терпимости вероисповеданий получает официальное признание и все необходимые права для беспрепятственноо развития, что обеспечивает возможность постепенноо возрождения соГлава 2. Мосва XVI–XVIII вв.

словия служителей мусульмансоо ульта и полной леализации мусульмансих общин по всей России, влючая Мосву.

Значительный толчо ативизации ислама моли дать проходившие в Мосве торжества по случаю подписания Кючу-Кайнарджийсоо мирноо доовора между Россией и Турцией в июне 1775., оторые вылились в десятидневные народные улянья и парадный прием в Кремле, де туреций посол Абдул Керим вручил Еатерине II вместе с подарами от турецоо султана рамоту о вечном мире. В переписе Еатерины II сохранились сазанные летом 1775. таие слова: «Мне ажется, что дружба и соласие, оторые установились между возлюбленным моим братом Абдул-Гамидом (турецим султаном – Ф.А.) и мною, заставляют мноих худеть» [38, c. 59].

Еатерина II имела в виду рупнейшие европейсие державы, оторые ревностно следили за развитием руссо-турецих отношений.

Именно в этой связи с 1777. в Мосовсом университете, правда на непродолжительное время, было введено преподавание турецоо языа, а таже были предприняты попыти на базе боословсоо фаультета создать шолу отечественноо востооведения.

Заметным явлением светсой жизни Мосвы в 70-е оды стала постанова на мосовсой сцене в переводе П.С. Потемина вольтеровсоо «Маомета» – пьесы, де в форме антирелииозноо памфлета поднята проблема духовноо дола, оторый при определенных обстоятельствах может перерождаться в вид духовноо обмана и даже порабощения.

Находясь под влиянием художественных анонов эпохи Просвещения и подчиняясь антиисламсим стереотипам, уоренившимся в европейсом общественном сознании, Вольтер и ео руссий интерпретатор Потемин Асадуллин Ф.А. Ислам в Мосве поазывали неприлядный образ Маомета, оторый предстает тираном.

Интерес восточной тематие у столичной публии удовлетворялся таже мноочисленными «анедотами азиатсими» и «баснями восточными», оторые публиовались в столичных журналах «Мосовитянин», «Руссий вестни», «Телесоп», «Зерало света», «Отечественные записи» и др. На страницах этих и друих столичных журналов можно было встретить таже художественные мистифиации под арабсую старину: аллеории, сази и повести, оторые нередо назывались «переводом с арабсоо», хотя на самом деле таовыми не были. В руссой литературе онца ХVIII в. стараниями А.П. Беницоо (1780– 1809) получили распространение ориинальные «восточные повести», оторые стали одним из излюбленных жанров отечественной словесности. Более рупными памятниами арабсой литературы, с оторыми в ХVIII в.

«можно было познаомиться целиом в сравнительно близой передаче», были Коран и «1001 ночь» [25, c. 54]. В 1790. появился перевод Корана, выполненный М.И. Веревиным, рупным литератором еатерининсой эпохи, оторый стал источниом для создания А.С. Пушиным ео «Подражаний Корану» (1824) во время пребывания в ссыле в Михайловсом. Что асается «1001 ночи», то первое издание вышло в Мосве в 12 частях в 1763–1771., а затем было переиздано еще четыре раза – в 1776–1784, 1789, 1796, 1803.

О популярности связанных с исламом сюжетов – своео рода исламофильсой тенденции в руссой литературе последней четверти ХVIII в. – свидетельствует и то, что популярная ниа «Маомет с Алораном», выпущенная известным переводчиом и издателем Петром Бодановичем, за оротий сро выдержала три издания – в 1774, 1786 и 1792.

Глава 2. Мосва XVI–XVIII вв.

Для самих мосовсих мусульман либерализация релииозной политии, связанная с оончанием руссо-турецой войны, вылилась в ативизацию духовной жизни вору единственной деревянной мечети, оторая располаалась в Татарсой слободе во дворе переводчиа Коллеии иностранных дел нязя Сулмамет-мурзы Сименея и просуществовала там вплоть до начала ХIХ в. С 1782 по 1840. ее имамом был мулла Абдулла Узбеов.

Одновременно наблюдается и заметное увеличение численности и этничесоо разнообразия мусульмансоо населения столицы, что было вызвано друим еатерининсим манифестом «О высочайших дарованиях разным сословиям милостей по случаю залючения мира с турами» и последовавшим за ним оживлением татарсоо торовоо апитала и мирациями из Поволжья, Урала, Крыма (особенно после ео присоединения в 1783.

России) и Средней Азии.

Эпоха правления Алесандра I (1801–1825) для мосовсой общины мусульман (джамаата) прошла под знаом решения лавноо вопроса – получения разрешения на строительство аменной мечети и затем ее возведения на участе упца первой ильдии «из бухарцев» Назарбая Хашалова (Хамалова) на Большой Татарсой улице в Замосворечье. Несмотря на малочисленность (в 275-тысячной Мосве проживали ооло 300 мусульман) и в целом сохранявшийся низий социальный статус ее рядовых членов (типично татарсими профессиями считались дворни, учер, дворовый челове), татарсая община и лавным образом ее духовное руоводство во лаве с муллой Абдуллой Узбеовым сумели убедить председателя Оренбурсоо маометансоо духовноо собрания муфтия Мухаммеджана Хусаинова о необходимости строительства для Асадуллин Ф.А. Ислам в Мосве правоверных Мосвы и Мосовсой убернии аменноо мусульмансоо храма. Известно, что в авусте 1801. оренбурсий муфтий прибыл в Мосву и, видимо, на месте изучал суть просьбы мосовсих единоверцев. Через четыре ода, в отябре 1805., ода вопрос был проработан и отов представлению, муфтий обратился мосовсому енерал-убернатору А. Белешову, оторый тому же был членом Государственноо совета, с ходатайством по вопросу возведения «постоянной аменной мечети». Обращение муфтия было встречено с должным вниманием, и енерал-убернатор, отороо истории харатеризуют а человеа, вседа исполняющео данное обещание, приазывает обер-полицмейстеру Балашову собрать все сведения о жителях Мосвы, исповедующих ислам, и подотовить свои предложения. Через месяц лава мосовсой полиции в своем подробном рапорте отмечал: «… в урочище … Татарсая слобода находятся 12 домов, принадлежащих людям маометансоо вероисповедания. В них жителей мужеса – 57, женса – 45, временно останавливающихся, приезжающих по торам и проезжающих чрез сию столицу, по примерному исчислению, бывает в од от 250 до 300 челове…» Кроме тоо, отмечалось, что «…заведение здесь, подобно а и в Сант-Петербуре, маометансоо молитвенноо дома в жителях орода сео неприятноо влияния последовать не предвидится, ои уже преобыают вниать в правила терпимости всех исповеданий»1.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.