WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

В онцепции ярасоо шейха заят должен оставаться обязанностью свободноо человеа (мусульманина) не перед людьми, а перед Боом и служить ислючительно поддержанию неимущих и обездоленных сораждан. Сам шейх принял решение отазаться от традиционно допустимоо в джамаатах присвоения части заята на собственные нужды, он сделал это публично а поаяние перед людьми.

Немеций истори и очевидец Кавазсой войны Ф. Боденштедт та воспроизводит ео поаяние перед жителями своео джамаата:

«Я очень решен перед Аллахом и пророом.

До сих пор я не понимал ни воли Аллаха, ни предсазаний ео пророа Маомеда. По милости Всевышнео тольо сейчас у меня отрылись лаза… Я потреблял плоды вашео поля, я обоащался за счет вашео добра, но Кисриев Э.Ф. Ислам в Даестане священниу не пристало брать и десятой доли, а судья должен судить тольо за то вознараждение, оторое обещал ему Аллах. Я не соблюдал этих заповедей, и сейчас совесть обвиняет меня в рехах. Я хочу исупить свою вину, испросить прощения у Аллаха и у вас и вернуть вам все, что я брал ранее. Подходите сюда: все мое имущество должно стать вашим! Берите ео и делите между собой»1.

Концепция ярасоо шейха уазывает путь (тариат) для тех, то стремится быть правоверным мусульманином; этот путь – азават (война за освобождение от нета). Важным является то, что в ео представлении азават – это не война за утверждение веры среди язычниов или нападение на иноверцев.

Газават, объявленный Маомедом Яраинсим, – это восстание против подчиненности, подневольности, за освобождение от нета, вне зависимости от тоо, то унетает: местная знать или царсие солдаты и чиновнии2.

Разумеется, таое понимание ислама и тариата тода же было оспорено рядом извест Боденштедт Ф. Народы Каваза и их освободительные войны: Пер. с нем. – Махачала, 1996. С. 44. Эта ниа была издана в Берлине в 1847. Четыре лавы этой нии, в оторых описываются события, связанные с зарождением мюридизма, были переведены на руссий язы и сначала опублиованы в журнале «Наш Даестан», а в 1996.

вышли в Махачале отдельной брошюрой.

Между прочим, в современной социолоии релиии есть понятие теолоии освобождения (liberation theology).

Под этим понятием понимается совоупность релииозных представлений о том, «что люди должны освобождаться от существующео в этом мире социальноо, эономичесоо и политичесоо унетения и не ждать, поа ео несовершенства будут исправлены в мире ином». Дотрина теолоии освобождения ассоциируется лавным образом с радиальными руппировами приверженцев атоличесой церви, сформировавшимися в 1960-е оды в Латинсой Америе. (См.: Лосон Т., Гэррод Дж. Социолоия.

А—Я: Словарь-справочни. – М.: Гранд, 2000. С. 479.) Глава 1. Ислам в истории Даестана ных даестансих алимов. Та, видный знато шариата Бара-ади Аушинсий писал Маомеду Яраинсому, что ео «тариатсое учение не соответствует принципам шариата».

Противниами идеолоии шейха были и выдающиеся алимы Саид Араансий, МирзаАли Ахтынсий и друие. Аслан-бе, бывший в то время по воли руссих ханом Кюринсим, собирался даже провести ученый диспут между Маомедом Яраинсим и Бара-ади Аушинсим, чтобы поазать общественности ошибочность новоо учения, однао блаоразумно передумал это делать1. Действительно, в учении Яраинсоо тариатсим было не содержание, а оранизационная струтура, в основе оторой была суфийсая модель тариатсоо братства (таифа) – объединение мюридов (последователей, учениов) вору своео мюршида (учителя, шейха). В тех условиях, впрочем а и вседа, не ученые арументы, а политичесие ориентации идеолоичесой онцепции определили ее общественный резонанс.

В своей записе «О начале и развитии мюридизма или духовной мусульмансой войны в Даестане с 1823 по 1834.» апитан Генеральноо штаба руссой армии К.И. Прушановсий писал: «С тех пор двери мечетей редо были затворяемы; мужчины и женщины, даже и дети толпились в храмах пророа, молились Боу, плаали, зареались решить.

Слух о Мулле-Маомеде распространился по всему Даестану, и со всех сторон даестанцы стали стеаться в селение Яра, чтобы самим слышать и видеть муллу Маомеда; принимали от нео блаословение, лялись следовать Ааев А.Г. Маомед Ярасий. Мусульмансий философ. Поборни веры, свободы, нравственности. – Махачала, 1996. С. 85–86.

Кисриев Э.Ф. Ислам в Даестане ео учению, признавать ео мюршидом, а се- бя ео мюридами»1. Среди жителей джамаатов Кюринсоо ханства, оторому относился и Яра, стали возниать ритуальные мистичесие представления юношей с использованием деревянных (символичесих) сабель и выриами: «Мусульмане! Газават! Газават!» Всоре в друой части Даестана, в Аварии, последователи учения шейха Маомеда взялись за настоящее оружие. В 1824. Кази-Маомед Гимринсий (из джамаата Гимры в Аварии) с санции своео шейха Маомеда Ярасоо был избран имамом (военно-политичесим руоводителем мусульман) и объявил азават.

Ео успешная борьба против местных ханов и руссих арнизонов заложила твердую основу образования единоо осударства мусульман – имамата. После ео ибели в бою с руссими войсами в 1832. имамом был провозлашен Гамзат-бе, а затем в 1834. – Шамиль. Длительная, 25-летняя борьба орцев Даестана и Чечни во лаве с имамом Шамилем против местных владетелей и моущественной Российсой империи сделала Даестан известным во всем образованном мире. Тода Даестан вошел в мировую историю.

Движение мюридизма зарождалось в ачестве моральной реации на разложение джамаатсоо общества под воздействием внешней силы, но оно приобрело и новое ачество – обернулось борьбой с джамаатсим политичесим партиуляризмом, с местными владетелями – лицемерами (мунафиунами) за политичесое объединение всео Даестана, Чечни под лозуном очищения традиционных норм жизни (адатов) и утверждения шариата. В этой связи следует отметить, что в предшествующую эпоху правовые установления в джа Там же. С. 76.

Глава 1. Ислам в истории Даестана маатах не считались противоречащими исламу1. Они представлялись и были по своей сути мусульмансими правовыми установлениями.

Известно, что мусульмансое шариатсое правоведение (фих) позволяет принимать юридичесие решения, отвечающие требованиям местных условий и онретной необходимости2. Восприятие их в ачестве немусульмансих, обычноо права и противопоставление шариату появляется лишь в начале XIX в. в среде сторонниов мюридизма. В ходе оранизации сопротивления завоевателям стороннии мюридизма развернули таже борьбу против независимых орсих республи и няжеств за объединение всех мусульман под знаменем ислама. Джамаатсие онституции были объявлены исаженным исламом – адатом, оторому противопоставлялся чистый шариат. Между тем сам имам Шамиль в своих правовых установлениях, а правило, отступал от норм лассичесоо шариата, посольу мноие из них радиально противоречили представлениям даестанцев о справедливости, мере, форме и способе наазаний и не моли быть здесь применены.

Адат (араб. – обычай) – народные обычаи, принятые у той или иной этничесой руппы. Мусульмансое право уделяет важное место адату в рамах исламсоо правовоо реулирования образа жизни. В движении мюридизма в Даестане лозун борьбы с адатом за шариат занимал важное место. В народе период борьбы орцев с руссой олониальной властью назывался временем шариата.

Фих (мусульмансое правоведение) допусает дополнительные источнии правовоо авторитета помимо «четырех орней» фиха: Корана, Сунны, иджма – единодушноо мнения духовных авторитетов и ийас – решения, принимаемоо по аналоии с тем, а это установлено Кораном и Сунной. Можно было использовать, например, истислах (араб. — учет интересов). Между прочим, шафиитсий мазхаб (один из четырех общепризнанных правовых толов в исламе), более всео распространенный в Даестане, признает опору на здравый смысл и бытующий в народе правовой обычай – адат.

Кисриев Э.Ф. Ислам в Даестане Между тем руссая политичесая мысль приняла эту мюридистсую онцепцию противопоставления адата и шариата. После пленения Шамиля в 1859. царсая администрация, с одной стороны, довершила дело Шамиля, объединив Даестан в единое целое, учредив Даестансую область Российсой империи, а с друой – в противовес мюридизму, отверла шариат и сделала ставу на сохранение традиционноо джамаатсоо партиуляризма с опорой на адаты. Шариатсое право и тариатсие братства стали подвераться онениям.

В Даестансой области Российсой империи был введен режим военно-народноо управления. Это означало, что на Даестан не распространялись раждансие поряди, установленные в империи, а сохранялось военное правление1. В то же время во внутренней жизни джамаатов сохранялось, в строо ораниченных пределах, народное (адатное) право. В джамаатах был установлен режим, напоминающий традиционный, дошамилевсий, с той лишь разницей, что управление в них осуществлялось сельсими старшинами, назначенными военной администрацией. Сохранялись, правда, выборные сельсие судьи.

Духовенство отстранялось от управления, но адий исполнял роль онсультанта по исламсому судопроизводству и ведал ислючительно релииозными делами джамаата. Допусался и сельсий сход, оторый в таих условиях терял всяий реальный вес и значение.

35 лет войны в Даестане ничео не изменили в пратие и идеолоии управления орГраждансое управление на территории Даестансой области осуществлялось тольо в пределах полномочий дербентсоо радоначальства (ныне. Дербент) и управления ородом Порт-Петровсом (ныне столица Даестана — Махачала).

Глава 1. Ислам в истории Даестана сими народами Каваза. Все осталось попрежнему, и потому орцы постоянно восставали против чуждой им власти местных ставленниов и царсой военной администрации.

Восстания вспыхивали в разных реионах Даестана в 1861–1862, 1866 и 1871. В 1877.

вспыхнуло рупное восстание, охватившее весь Даестан. В аварсом джамаате Соратль был избран новый, четвертый, имам Даестана Гаджи-Маомед Соратлинсий. Всоре движение орцев было жестоо подавлено. На этот раз ниаоо «почетноо пленения» не предусматривалось. В Дербенте и Гунибе соорудили виселицы и ооло 300 наиболее ативных лидеров восстания, а это были, а правило, наиболее авторитетные релииозные деятели со всео Даестана, повесили на лазах тысяч специально собранных для устрашения со всех оруов Даестана представителей джамаатов. Из всех восьми оруов Даестана были высланы в отдаленные районы России ооло 5 тыс. челове с семьями, в том числе дети и лубоие старии1.

По мере роста ативности общественных и революционных движений в царсой России значение ислама в Даестане тольо усиливалось. По данным переписи 1897., в Даестансой области из 571 154 челове населения рамотными были 52 826, из них арабсий язы знали почти 40 тыс., т. е. более 75% всех рамотных. По официальным данным, в 1904.

здесь было 685 мусульмансих шол (матабы и медресе), в оторых обучались 5118 учащихся, а через 10 лет, в 1914., стало 743 матабов и медресе с более 7000 учащихся2. В типораСм.: Айтберов Т., Дадаев Ю., Омаров Х. Восстания даестанцев и чеченцев в послешамилевсую эпоху и имамат 1877.: Материалы. – Махачала, 2001. Кн. 1.

Очери истории Даестана. – Махачала, 1957. Т. 1.

С. 371.

Кисриев Э.Ф. Ислам в Даестане фии Мавраева, образованной в 1903. в столице Даестана Темир-Хан-Шуре (Буйнасе), за время ее существования было издано тысячными тиражами, помимо Корана, более 100 наименований различных релииозных ни, написанных даестансими алимами на арабсом и родных языах на основе арабсой рафии. Мноо издавалось духовной исламсой литературы, написанной местными авторами в типорафии Михайлова в Порт-Петровсе (Махачале), а таже в Бау, Бахчисарае, Симферополе и друих ородах1. С января 1913 по 1918. влючительно в типорафии Мавраева издавалась на арабсом язые под редацией видноо даестансоо релииозноо деятеля Али Каяева еженедельная азета «Даестан». В 1912. в Петербуре участни революционно-деморатичесоо движения даестанец Саид Габиев начал издавать «Мусульмансую азету», оторая распространялась по всей России.

Отметим еще один расноречивый эпизод, свидетельствующий о нарастающем значении исламсой идентичности по мере роста революционноо движения в России. В 1907. в III Государственную думу от Даестана – от туземноо населения – был избран депутатом Ибраимбе Гайдаров, социал-деморат, числившийся большевиом. Оазавшись в Думе во фрации социал-деморатов, он всоре вышел из нее, перейдя в мусульмансую фрацию2.

Военно-народное управление в Даестане, ода оно вводилось в 1861., рассматривалось а временная и переходная мера. Одна Исаев А. Духовная литература на языах народов Даестана (печатная ниа) // Ислам и исламсая ультура в Даестане. – М., 2001. С. 171–187.

Очери истории Даестана. – Махачала, 1957. Т. 1.

С. 336.

Глава 1. Ислам в истории Даестана о аждый раз, ода возниал вопрос о переходе на раждансое управление, оррумпированная авазсая администрация находила основания для сохранения здесь своео «временноо поряда». Колониальный по своей сути режим та и сохранился в Даестане до самоо свержения царизма. Преобразования Февральсой революции 1917. не Сразу дошли до Даестана. Вплоть до апреля 1917.

продолжали фунционировать институты власти военноо убернатора области, новые общественно-политичесие оранизации стали возниать тольо в апреле. В начале апреля 1917. в Темир-Хан-Шуре (Буйнасе) было образовано общество «Джамиат-Уль-Исламие». Мусульмансие омитеты были созданы таже в Порт-Петровсе (Махачале) и Дербенте. В это время орсая жизнь в джамаатах, освободившихся от феодальноо и чиновничьео онтроля, постепенно возвращалась своим исонным формам самоуправления.

В этих процессах влияние мусульмансоо духовенства вновь стало определяющим.

Отябрьсий переворот, та же а и февральсое падение царизма, первоначально не внес в ситуацию ниаих заметных перемен.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.