WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 35 |

Результаты нашего исследования показывают, что среди причин, обусловивших неудачи попыток на коммерческой основе передать права на ОПС, практически с равной степенью приоритетности называются:

• опасение потерять контроль над разработкой, слабое знание законодательства, невозможность получить квалифицированную помощь;

• финансовые проблемы покупателя;

• отсутствие опыта трансфера технологий.

Что касается первой причины, то в действительности речь, главным образом, идет об опасении утратить контроль над изобретением. В Москве нет проблем с получением квалифицированной помощи, это характерно скорее для отдаленных регионов. В Москве с относительной долей уверенности можно говорить скорее о доступности или недоступности (по финансовым соображениям) услуг соответствующих специалистов. Известно, что основная часть дипломированных патентных поверенных, владеющих современными знаниями в области защиты прав на интеллектуальную собственность, сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге. Чуть дальше, уже в Поволжье, их можно встретить достаточно редко, а за Уралом есть регионы, где нет ни одного такого специалиста.22 С нашей точки зрения это является достаточно серьезной проблемой, особенно для регионов Сибири, где сосредоточены крупные научные и оборонные центры, традиционно связанные с разработкой и внедрением наукоемких технологий. В качестве одной из мер государственной поддержки представляется вполне актуальным подготовка хотя бы для этих регионов таких специалистов за счет средств, выделяемых на поддержку МБ. Кроме того, не очень обременительно для бюджета программ поддержки МБ, но чрезвычайно выигрышно политически и полезно для конкретных МП, было бы введение для инновационных МП компенсации затрат на консультации и услуги патентных поверенных.

Проведенное исследование позволяет констатировать, что перечисленные выше причины, особенно две последние, достаточно тесно связаны. Именно поэтому их результирующий рейтинг оказался примерно одинаковым. Отсутствие опыта и ограниченные финансовые возможности не позволяют в В. Евдокимова. «Состояние и перспективы развития рынка лицензий в Российской Федерации», Адвокат, № 8, 1997.

В. Евдокимова. «Состояние и перспективы развития рынка лицензий в Российской Федерации», Адвокат, № 8, 1997.

«Частный бизнес: становление и развитие в регионах России». М., 1998.

полной мере воспользоваться услугами квалифицированных специалистов, а следовательно, не обеспечивают такого способа передачи прав, который бы гарантировал контроль со стороны авторов за дальнейшей судьбой разработки.

Причина, обозначенная в анкете как «финансовые проблемы покупателя» имеет несколько аспектов.

Во-первых, несовпадение взглядов «продавца» и «покупателя» на допустимую цену сделки: не договорились. Причины - самые разные, но всегда субъективные, например: «ложный патриотизм», когда автор отказывается от выгодного предложения по той причине, что ему предлагается «продаться за границу» или завышенные представления автора относительно реальной стоимости его изобретения, обусловленные, в свою очередь, отсутствием опыта как в области трансфера технологий, так и реализации производственных проектов. Квалифицированный консалтинг в этой области также мог бы помочь многим предпринимателям.

Есть и другой аспект у этой причины, связанный с международным трансфером. По мнению наших респондентов, квалификация и опыт которых не подлежат сомнению, лишь немногие западные фирмы ведут цивилизованную работу на рынке объектов промышленной собственности. Большинство субъектов этого рынка из числа покупателей фактически в той или иной степени демонстрируют элементы деятельности, которые можно отнести скорее к области промышленного шпионажа, нежели к цивилизованным формам трансфера технологий. Бедственное положение российских ученых вызывает у партнера естественное искушение сэкономить. Поэтому опыт экспертов позволяет предполагать, что одновременно с довольно вяло текущим процессом трансфера технологий происходит более интенсивная диффузия знаний. Последней практически не препятствует законодательство. Хотя оно требует, чтобы разработка первоначально была запатентована в России, но не предусматривает никаких последствий в случае нарушения авторами этого положения Закона. И такие нарушения происходят. Потери государства от этого явления эксперты не берутся оценить. В какой-то мере снизить ущерб можно не только ужесточением законодательства (а точнее его последовательным совершенствованием), но и расширением практики кредитования РАН для патентования за рубежом перспективных научных разработок. В 1998 г. на эти цели РАН было выделено 200 тыс. долл. США, на которые в условиях жесткого конкурса было отобрано и запатентовано 25 изобретений из 11 научных центров (отбирались изобретения, к которым уже проявлен интерес зарубежных партнеров)23. В случае подтверждения эффективности такого кредитования расширение этой практики имело бы положительный эффект, в том числе хоть частично компенсируя неуправляемый процесс диффузии знаний.

По мнению некоторых экспертов, большие отрицательные последствия для появления обсуждаемого продукта (научно-технических знаний) и интенсификации процесса его продаж является отсутствие конструктивной законодательной базы и сложившейся практики, обеспечивающих стимулы к творческому труду. Наше законодательство в этой области нуждается в гармонизации.

Проведенные в ходе настоящего исследования интервью с ведущими экспертами показали, что, к сожалению, причины низкой интенсивности процесса коммерциализации нематериальных активов не сводятся только к названным выше, они более глубоки. Опытные именно в сфере коммерциализации технологий (а не только защиты прав на объекты промышленной собственности) специалисты утверждают: уже в течение нескольких кризисных лет «у многих наших, особенно высокотехнологичных, проектов нет платежеспособного рынка внутри России». Эта проблема - базовая и, как всегда, у нее несколько аспектов.

Один из них условно можно назвать «технологический». По мнению ряда специалистов, и это совпадает с нашими представлениями, по своему содержанию наши разработки по сравнению с западной практикой «не дотягивают» до уровня продаваемых технологий.

Эксперт, близко знакомый с американским опытом и российской практикой, отмечает: «Весь мир на нас смотрит в плане коммерциализации с небольшим энтузиазмом. Их психологическое ожидание связано с тем, что в России много оснований технологий, но основания - это не технология. Даже, если у нас что-то и выпускается, то это либо не технологично, либо экономически не оптимально.

Технология - это комплект документации, который описывает как что-то произвести, продать и получить доход. За такой комплект в составе малого предприятия дают 50% акций: только за бумагу, считая, что на 20% тянут все материальные ресурсы, а на 30% - обеспечение рынка. Но у нас ничего нельзя продать по такой схеме».

Для сравнения: до 1985 г. в СССР на зарубежное патентование ежегодно расходовалось от 4 до 6 млн. долл. США.

В категориях этапов жизненного цикла это означает, что в мире продаются технологии, которые отработаны не на уровне опытного образца, а, по крайней мере, опытной партии (этап 2а), либо имеют определенный уровень комплексности, обеспечивающий выпуск достаточно сложного конечного продукта. Кроме того, выход на мировой уровень означает, с одной стороны, обеспечение мировой конкурентоспособности, а, с другой, быстрое внедрение и высокую скорость обновления технологического уровня. В противном случае, все быстро устаревает, находится альтернативный конкурентоспособный вариант решения. Российские же разработки, в большинстве случаев, не соответствуют такому уровню.

Причин - несколько. Одна из них - отмечавшаяся выше ущербность системы поддержки: действующая инфраструктура не обеспечивает поддержки на этапе выхода на рынок, то есть при переходе от ОКР к производству (1с - 2а). Этот недостаток признается ответственными государственными ведомствами (в частности, Миннауки), которыми разрабатываются различные предложения по совершенствованию системы поддержки. Выход видится в создании венчурных фондов и компаний. В соответствии с разработанной концепцией, существующим и действующим фондам будет разрешено вкладывать средства в высокорисковые проекты через специально создаваемый венчурный фонд, который таким образом будет аккумулировать финансовые ресурсы и самостоятельно, силами собственных наработавших за последние годы необходимый опыт менеджеров раскручивать инновационные проекты. Однако процесс этот идет крайне медленно. Основная причина - недостаточность существующей законодательной базы для реализации такой формы фондов, которая бы позволяла эффективно, без нерациональных потерь, привлекать и расходовать средства и быть приемлемой для частных инвесторов. Необходимые поручения ведомствам на подготовку соответствующих предложений были даны еще прошлогодним Постановлением Правительства № 374, но до сих пор не выполнены. В этих условиях управляющая компания первого такого фонда вынуждена идти путем аккумулирования средств вокруг конкретных инновационных проектов.

На наш взгляд, при подготовке предложений по совершенствованию нормативно-законодательной базы, в максимально полном виде обеспечивающей реализацию схемы венчурного финансирования, необходимо иметь в виду два обстоятельства, которые пока ни на одном из уровней даже не обсуждаются. Оба они связаны с принципиальной особенностью венчурного финансирования: повышенным риском для инвесторов. Из этого следует, что применительно к России, где политические риски весьма высоки, вряд ли найдутся частные инвесторы, которые бы без дополнительных гарантий увеличивали свои риски еще и политическими. С другой стороны, венчурные фонды (если они собираются работать не только с бюджетными деньгами) должны уже сейчас отбирать не просто инновационные проекты, а такие, которые обеспечивают мировой уровень конкурентоспособности, имеют обширный рынок и обеспечивают (в случае успеха) инвесторам очень высокую доходность. Проблема отбора приоритетов на каком-то этапе станет определяющей.

С позиций государственного регулирования представляется, что ответственные ведомства должны решать задачу не создания конкретного венчурного фонда, (чтобы скорректировать, сделать более эффективной существующую систему государственной поддержки инноваций), а формирования условия для того, чтобы такие фонды появлялись и работали в большом количестве.

Поддержка на этапе выхода на рынок могла бы быть обеспечена не только путем изменения условий финансирования проектов. Чрезвычайно заметный результат имели бы меры государственного протекционизма отечественным производителям. Причем, если можно так выразиться, протекционизма вполне рыночного. Речь идет о создании равных условий для отечественных и зарубежных производителей при участии в различных тендерах.

Получаются порой достаточно странные вещи. Государственный фонд (РФТР, например) финансирует завершение разработки стерилизатора, на деньги фонда такой стерилизатор разрабатывается, испытывается и изготавливается. Такой стерилизатор нужен в больницах. Минздрав на бюджетные деньги готовиться купить их в необходимом количестве, объявляет для этого тендер и... его выигрывает западногерманская компания. Главная причина в том, что западным компаниям на нашем рынке оказывает поддержку свое государство. Под такие поставки им выдается кредит или гарантия и они фактически выходят на наши рынки с такими условиями поставки, которые наши компании себе позволить не могут: рассрочка и отсрочка платежей, например. И, хотя наши компании предлагают не уступающую по качеству и более дешевую продукцию, они не могут поставить Минздраву продукцию с рассрочкой платежей. С аналогичными проблемами сталкиваются малые предприятия, поставляющие аппаратуру для энергетики (совершенную и в 5 раз более дешевую по сравнению с зарубежными конкурентами, такими как «Siemense», например). Представляется, что положение могло бы быть су щественно улучшено путем внедрения комплекса мер государственного протекционизма. Например, ужесточение контроля за условиями проведения тендеров (больше открытости, снижающей шанс заведомового лоббирования конкретных компаний), разработка специальной системы гарантий для российских участников тендеров или «лоббирование интересов производителей, которые понастоящему делают что-нибудь импортозамещающее».

Проблемы восприимчивости российской промышленности к инновациям (или как названо выше - наличия платежеспособного рынка для высокотехнологичных проектов) хорошо видны на примере предприятий, занимающихся исключительно производством научно-технической продукции. Судьба их разработок сильно зависит от состояния той отрасли, в которой они работают. Немногие из отраслей сегодня можно назвать восприимчивыми к инновациям. Даже в относительно благополучных в последние годы отраслях, прежде всего в тех, что ориентированы на повседневный спрос населения, а также их обеспечивающих, ситуация абсолютна далека от западной модели, когда «для каждого предприятия проблема интеграции новой технологии в его деятельность - это проблема выживания, стратегии и получения прибыли». В большинстве отраслей (даже на первый взгляд в благополучных, таких как ТЭК) предприятия вынуждены сокращать издержки, из-за чего затраты на перспективу не представляются оправданными. Поэтому заказы на научно-технические разработки для независимых инновационных МП падают. Экологическое законодательство, которое во всем мире является мощным инструментом, побуждающим предприятия к техническому переоснащению, у нас не работает.

Кроме того, завершив разработку, выпустив и испытав полномасштабный прототип, а также (если продукция достаточного уровня сложности) поставив единичные образцы оборудования покупателям, предприятие, не занимающееся специально производством, не может дальше сокращать себестоимость без выхода на серийное производство. Здесь выходом могли бы стать скоординированные действия отраслевых фондов НИОКР и предприятий отрасли. На наш взгляд, необходимо совершенствование системы финансирования проектов за счет средств ведомственных фондов НИОКР. Ведомство должно представлять стратегические направления развития своей отрасли и с помощью долевого финансирования ОКР из средств своих фондов и заинтересованных предприятий стимулировать развитие отрасли в перспективном направлении. Кроме того, представляется уместным ввести в Уставы отраслевых внебюджетных фондов НИОКР положение, обязывающее определенный процент средств (скажем 30%) вкладывать в проекты, отбираемые по открытому тендеру.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.