WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

вариант 5). Если ( ) – непрерывная строго монотонная функция (условие 4), то функция затрат вычисляется в соответствии с (7)(9).

Вариант 8. Целевая функция f(, ) = ( ) – c( ) с учетом взаимосвязи дохода и стимулирования: q = ( ), действия и Например, в модели простого активного элемента [ ] совпадают участки монотонности его функции полезности и ожидаемой полезности.

рабочего времени: y ; а также взаимосвязи свободного и рабочего времени: t + = T, может рассматриваться как частный (аддитивный) случай функции полезности u(q, t), то есть имеет место:

u(q, t) = f( (T – t), T – t) = (T – t) – c(T – t).

Следовательно, по заданной целевой функции всегда можно формально построить функцию полезности (понятно, что при этом они будут также эквивалентны по внешнему поведению).

Вариант 9. При известной функции полезности зависимость желательной продолжительности рабочего времени от ставки оплаты определяется следующим образом – она будет равна такому значению продолжительности рабочего времени, которое максимизирует полезность при заданной системе оплаты, то есть:

(11) ( ) = arg max u(, T – ).

[0;T ] В более общем случае (то есть при нелинейной зависимости вознаграждения от числа отработанных часов) имеет место:

(12) ( ) = arg max u( ( ), T – ).

[0;T ] Никаких дополнительных условий рассматриваемый переход не требует.

Вариант 10. По заданной зависимости ( ) желательной продолжительности рабочего времени от ставки оплаты восстановить функцию полезности в общем случае нельзя (см. также вариант 2). Действительно, однозначное восстановление функции двух переменных по параметрически заданному множеству точек ее максимума невозможно1.

Вариант 11. В рамках данного варианта вопрос стоит об определении функции затрат c( ) по информации о функции ( ) – зависимости минимальной ставки почасовой оплаты от требуемой продолжительности рабочего времени.

В том числе, недостаточной является информация, которая может быть получена из необходимого условия максимума:

u(,T - ) = ( ).

Вычислим функцию затрат следующим образом (ср. с (6)):

c( ) = ( ), тогда с точки зрения внешнего поведения описания II и IV эквивалентны.

Поясним последнее утверждение более подробно. Пусть не* которое действие [0; T] реализуемо в представлении II, тогда минимальные затраты центра на стимулирование равны * * * ( ) = ( ). Если использовать эти минимальные затраты на стимулирование в качестве функции затрат, входящей аддитивно в целевую функцию в представлении IV, то получим, что и в этом случае это действие можно реализовать квазикомпенсаторной системой стимулирования или в рамках гипотезы благожелательности – компенсаторной системой стимулирования.

Однако, при таком переходе, как и в выражении (6) варианта 5, вычисляются "неминимальные" затраты на стимулирование.

Более корректным является использование условия (7), которое (в предположении c(0) = 0) дает (13) с( ) = (z) dz.

В предположении монотонности функции ( ) (см. условие 3) имеет место (z) dz ( ), то есть именно выражение (13) характеризует минимальные затраты на стимулирование.

Вариант 12. Восстановление зависимости ( ) по известной целевой функции возможно не всегда. Качественно, проблема состоит в том, что в целевую функцию входит «переменная» система стимулирования. Для того, чтобы получить действительно минимальную ставку оплаты, побуждающей агента отработать заданное число часов, необходимо использовать минимальную систему стимулирования, реализующей соответствующее действие. Как известно из предшествующего изложения (см. раздел 1.1), минимальной является компенсаторная система стимулирования.

Перейдем к формальному описанию. Из выражений (5) и (6) следует, что ставка оплаты может быть определена как отношение дохода (стимулирования) к продолжительности рабочего времени:

(14) ( ) = q( ) /.

Доход агента определяется значением функции стимулирования. Покажем, что, использование выражения (14) позволяет обоснованно говорить об эквивалентности описаний II и IV по внешнему поведению.

Пусть в рамках описания IV некоторая система стимулиро* вания реализует действие. Тогда имеет место:

* * (15) ( ) c( ).

* * Следовательно, при ставке оплаты = ( ) /, агент согла* * сится отработать часов. Следовательно, действие реализуемо и в рамках описания II.

Однако, следует помнить, что по определению ( ) – минимальная ставка оплаты, за которую агент согласен отработать заданное число часов. Минимум значения, как следует из (14), достигается при минимальной величине стимулирования, которое, в свою очередь, ограничено снизу затратами агента (см.

выражение (15)). Поэтому для корректного определения ставки * * оплаты следует положить ( ) = c( ). Этому условию удовлетворяет компенсаторная система стимулирования. Значит, рассматриваемый переход возможен, если выполнено условие 12:

центр использует компенсаторную систему стимулирования1.

Итак, мы рассмотрели двенадцать вариантов «перехода» от одних представлений индивидуальных предпочтений к другим.

Описание каждого из вариантов производилось конструктивно, то есть указывались «алгоритмы» вычислений и условия, при которых рассматриваемые переходы возможны. Рассмотрим теперь всю совокупность приведенных в настоящем разделе результатов в целом.

В противном случае (при использовании «некомпенсаторных» систем стимулирования) центр переплачивает агенту (расходы центра на стимулирование превышают минимально необходимые для реализации заданного действия). Отметим, что в двойственном рассматриваемому – одиннадцатом – варианте такие «переплаты» исключались (см.

выражение (13)).

Таблица 1 содержит сводку результатов исследования эквивалентности различных описаний. Столбцы и строки соответствуют различным описаниям. На пересечении строки и столбца стоят символы, отображающие отношение между описаниями:

символ «» означает, что описания эквивалентны (в том числе, каждое описание эквивалентно самому себе) в оговоренном выше смысле; символ «» означает, что из описания, соответствующего столбцу, можно получить описание, соответствующее строке, символ « » означает, что из описания, соответствующего столб/ цу, нельзя получить описание, соответствующее строке. Кроме того, в ячейках таблицы указаны номера вариантов (см. рисунок 21 и описание вариантов выше) и номера условий, достаточных для возможности осуществления перехода (если номер условия отсутствует, то это означает, что переход возможен всегда).

Таблица 1. Сводная таблица взаимосвязи различных представлений индивидуальных предпочтений Представления индивидуальных u(q,t) ( ) ( ) f(, ) предпочтений / / (вариант 8, u(q,t) (вариант (вариант 2) условие 10) ЭВП) (вариант 1, (вариант ( ) (вариант 4, условия 12, услоусловие 4) 1.1 и 1.2) вие 12) ( ) (вариант 3, (вариант 9) (вариант 5) условие 4) (вариант f(, ) (вариант 7, (вариант 4, 11, услоусловие 4) условие 4) вие 3) Представим результат таблицы 1 в виде графа, приведенного на рисунке 22. Вершины графа соответствуют различным представлениям индивидуальных предпочтений. От одной вершины проведена дуга к другой, если на основании информации о первом описании может быть получено второе описание. Жирными дугами выделены отношения между описаниями, переход между которыми не требует дополнительных условий. У тонких дуг, соответствующих допустимым переходам, для осуществления которых требуется введение дополнительных предположений, указаны номера этих предположений1 (достаточных условий, формулировки которых приведены выше). Число, стоящее у тонкой дуги обозначает номер условия.

u(q, t) ЭВП 1.1, 1. ( ) f(, ) "4" ( ) Рис. 22. Взаимосвязь различных представлений индивидуальных предпочтений Граф, представленный на рисунке 22, наглядно иллюстрирует не только взаимозависимость между описаниями, но и такие характеристики системы из четырех различных описаний как непротиворечивость причинно-следственных связей и др. Также он может помочь ответить на вопрос о том, какие качественные Кавычки у условий 3 и 4, обеспечивающих возможность перехода между представлениями II и III, обусловлены различиями их содержательной и формальной интерпретаций (см. обсуждение выше).

выводы о полноте данных можно сделать на основании той информации, которая имеется у исследователя.

Итак, мы рассмотрели взаимосвязь между теоретикоигровыми моделями стимулирования и макроэкономическими моделями предложения на рынке труда. Проведенный анализ позволил не только провести содержательные аналогии, но и установить ряд количественных соотношений между параметрами этих двух классов моделей.

В контексте нашего исследования важный качественный вывод, который можно сделать – это то, что изучение моделей индивидуального поведения на рынке труда (точнее говоря – выявление индивидуальных стратегий предложения труда, то есть зависимости желательной продолжительности рабочего времени от ставки оплаты и определение на основе этой информации свойств функции полезности) позволяет найти функцию затрат, которая является существенной компонентой теоретикоигровой модели. Значит, для того, чтобы идентифицировать функцию затрат, необходимо знать функцию индивидуальной полезности или более частные зависимости1 (см. выше), определяющие поведение агента на рынке труда. Следовательно, возникает вопрос – а как на практике определять функцию полезности, целевую функцию, функцию затрат и т.д. Описание результатов исследования этого вопроса приводится во второй части настоящей работы.

Необходимо признать, что и "функция полезности", и "целевая функция" являются гипотетическими конструкциями, вводимыми исследователем операций при построении модели индивидуального поведения.

Понятно, что бессмысленно надеяться на непосредственное выявление этих функций на практике. Гораздо более приближенными к практике и "доступными" с точки зрения выявления предпочтений являются зависимости желаемой продолжительности рабочего времени от ставки оплаты и минимальной ставки от требуемой продолжительности рабочего времени. Поэтому два последних показателя были положены в основу экспериментального исследования, результаты которого приводятся во второй части настоящей работы.

ЧАСТЬ II. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТРУДА В первой главе настоящей работы рассматривались теоретические аспекты описания индивидуальных стратегий предложения труда. Полученные результаты свидетельствуют, что наиболее трудно идентифицируемым параметром модели стимулирования являются затраты агента. Поэтому существует необходимость их экспериментальных исследований, которые, помимо самостоятельной «экономической» и «социологической» ценности, представляли бы значительный интерес с точки зрения применения результатов исследования теоретико-игровых моделей стимулирования в реальных организационных системах.

Вышесказанное послужило мотивом для авторов и их коллег для организации пилотного экспериментального исследования, ход проведения и результаты которого описаны в настоящей главе.

Изложение материала второй главы имеет следующую структуру. В разделе 2.1 кратко анализируется отечественный и зарубежный опыт организации экспериментальных исследований предложения труда. В разделе 2.2 приведено описание анкеты и основных показателей, а также обсуждение первичных социальных и экономических характеристик респондентов. В разделе 2.анализируются результаты исследования стратегий индивидуального поведения. Раздел 2.4 посвящен описанию автоматической классификации респондентов по стратегиям поведения и вторичным экономическим показателям на основании информации о значениях первичных показателей.

2.1. ОБЩИЕ ПОДХОДЫ Следует отметить, что достаточно полные, как теоретические, так и экспериментальные, исследования спроса на труд и предложения труда проводились и проводятся в основном в странах с развитой рыночной экономикой. Так, например, в США имеются ряд систематических исследований динамики доходов населения за несколько десятилетий [33]. Современная ситуация в России такова, что с одной стороны опыта и данных собственных исследований явно недостаточно1, а неадаптированное использование западного опыта нецелесообразно.

С другой стороны, экспериментальное исследование предложения труда зарубежными учеными в основном опирается на анализ фактических данных о доходах и рабочем времени, получаемых в результате социологических опросов (примерами могут служить PSID – Panel Study of Income Dynamics [33] и другие исследования [34, 35, 36, 47]), при котором усредненная кривая предложения труда строится на основании фактических трудовых доходов, получаемых респондентами, и фактических продолжительностей их рабочего времени (см. подробности в [41, 43, 44]).

Если применить подобный подход для России, то получится парадоксальный вывод – предложение труда (измеряемое как фактическая продолжительность рабочего времени) практически не зависит от размеров оплаты (см. раздел 2.2 настоящей работы).

И, наконец, так как нас интересует мотивирующая роль материального стимулирования, то есть его влияние на конкретного агента в зависимости от других его первичных характеристик (пол, возраст, образование и т.д.), то использование усредненных (по многим агентам) характеристик может значительно исказить картину. Другим словами, использование панельных или других «усредненных» статистических данных не дает возможности исследования индивидуальных стратегий предложения труда.

В силу перечисленных выше причин был выбран путь индивидуального опроса, в котором респонденту предлагалось промоделировать свое поведение в различных условиях. Такой подход обладает тем преимуществом, что он позволяет не только построить усредненную по фактическим данным кривую предложения труда (и, естественно, сравнить полученные результаты с резуль Единственным известным авторам исключением является информация RLMS (Russian Longitudinal Monitoring Survey), полученная опять же американскими исследователями в результате проведенных в России в 90-х годах широкомасштабных опросов, результатами которых пользуются как зарубежные, так и отечественные исследователи [50, 51, 55]. Полная информация о результатах этого опроса может быть найдена на сервере www.cpc.unc.edu/projects/rlms.

татами других имеющихся опросов), но и исследовать1 зависимость индивидуальных предпочтений относительно форм и размеров оплаты труда, то есть зависимость индивидуальных стратегий предложения труда, от индивидуальных и личностных характеристик респондентов (см. раздел 2.4).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.