WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

не в собственности государства, материнских компаний или стратегических инвесторов. В итоге объем рынка сужается до фактических $ 12-15 млрд. Две трети акционерного капитала собраны в крупные пакеты, причем руководство предприятий часто является владельцами контрольных пакетов акций. Сейчас проходит очередной этап передела собственности, при котором наряду с экономическими и криминальными методами активно используется и административный ресурс власти. Масштабные нарушения прав собственности инвесторов и миноритарных акционеров также приводят к снижению стоимости инвестиций в фондовые активы. О потенциальных возможностях привлечения дополнительных инвестиций на рынок свидетельствует такой пример. Поворот менеджеров ЮКОСа в сторону миноритарных акционеров, ожидавших высоких дивидендов по итогам работы компании в 1999 г. сразу же вызвал двукратные увеличения капитализации этой компании; в-третьих, это низкая ликвидность и отраслевая узость эмитентов, которая ограничивается ценными бумагами буквально десятки известных компаний. Так, наибольшее представительство на рынке имеют бумаги предприятий экспортной ориентации и монополистов (НК «ЛУКОЙЛ», Сургутнефтегаз, РАО «ЕЭС России», РАО «Газпром», ЮКОС, РАО «Норильский никель» и т.п.). На крупнейших эмитентов приходится около 90% всех сделок на рынке, а бумаги следующего десятка эмитентов могут претендовать на звание бумаг первого эшелона; в-четвертых, отсутствие сильного местного инвестора из-за большого разрыва между экономикой в целом и фондовым рынком, приводит к тому, что российский фондовый рынок следует за динамикой ведущих западных и восточных, азиатских развивающихся рынков. Свою игру на нем навязывают по-прежнему иностранные инвесторы. По данным НАУФОР российские операторы занимаются в основном брокерским бизнесом по заказам иностранных клиентов.

Суммарные активы инвестиционных компаний всегда составляют немногим более $2 млрд. Сюда же следует отнести дополнительно активы паевых фондов ($200 млн.), а также пенсионных фондов и страховых компаний (порядка $ 1млрд.). Даже учитывая инвестиции банков в российские акции (не более $5 млрд.) суммарные собственные вложения российских участников составят в итоге менее половины капитализации «свободного» рынка. До тех пор, пока на нашем рынке не появятся долгосрочные отечественные инвесторы, такие как пенсионные фонды, аккумулирующие частные накопления населения, а также, пока сам рынок больше зависит от динамики западных рынков нежели от внутренних экономических показателей (таких как потребительские доходы, инфляция, рост ВВП), будут продолжаться скачки котировок российских акций и фондовых индексов в пределах 15-17% и нестабильность фондовых индексов на всех торговых площадках; в-пятых, увеличение числа отечественных инвесторов безусловно снизит спекулятивный настрой на рынке корпоративных бумаг. Сформировавшийся подход инвесторов к акциям компаний как к краткосрочным оборотным активам, позволяющим быстро купить и продать акции с целью получить марку не может рассматриваться как стратегический посыл развития фондового рынка.

Фундаментальный анализ призывает оценивать акции как часть капитала компании, часть ее бизнеса. Однако сегодняшняя практика работы рынка показывает, что исключительно ценовая динамика определяет принятие решения об инвестировании в акционерный капитал. Игнорирование фундаментальных подходов при принятии инвестиционных решений привело к существенному завышению рыночных цен акций по сравнению с реальной стоимостью, приходящихся на них производственных активов, что и вызвало наряду с очередными кризисами на мировых фондовых рынках резкое падение цен и периоды последующей длительной стагнации на российском рынке корпоративных ценных бумаг;

шестым, но не последним по значению, является тот факт, что российский рынок все еще наполнен системными рисками политической нестабильности и низкой корпоративной культуры.

Напряженность сохраняется из-за отсутствия финансовой прозрачности эмитентов и нормативной законодательной базы, регулирующей маржинальную торговлю, а также отсутствия четкого разграничения традиционно банковской и инвестиционной деятельности и административного разделения собственных и клиентских счетов в деятельности инвестиционно-брокерских компаний. Что же касается законодательных проблем, связанных с выпуском акций и корпоративных облигаций, то они по-прежнему тормозят возможности использования фондового рынка в качестве источника инвестиций для реального сектора. С одной стороны, в государственных экономических программах провозглашается приоритетное внимание к развитию реального сектора, а с другой стороны, в проекте налогового законодательства создаются вполне конкретные препятствия для выхода этих предприятий на финансовый рынок с целью заимствования средств. К этим препятствиям относятся: налог на операции с ценными бумагами в размере 0,8% от номинальной стоимости выпускаемых ценных бумаг.

Такой налог явно негативно влияет на возможности финансирования реального сектора через фондовый рынок. Вопервых, он требует, чтобы эмитент располагал свободными финансовыми ресурсами, прежде, чем он мог обратиться за заемными средствами; во-вторых, предусматриваемое новым налоговым кодексом (НК РФ, гл.34, Ч.2), введение государственной пошлины на регистрацию проспекта эмиссии в размере 0,8% от номинальной стоимости выпуска ценных бумаг (вместо налога) при одновременном освобождении от такой пошлины выпусков госбумаг, облигаций Банка России и муниципальных ценных бумаг означает фактически не отмену, а только изменение названия действующего налога на операции с ценными бумагами и прямую дискриминацию корпоративных ценных бумаг по сравнению с другими инструментами финансового рынка; налог на доходы от капитала, предполагается взимать у источника по ставке 30% от суммы процентов по корпоративным облигациям. В то же время гл.31 НК РФ предусматривает освобождение от данного налога процентов по государственным ценным бумагам, а также взимание налога на доходы от капитала в виде дивидендов по акциям в размере 15%, что также обеспечивает преимущество госбумаг по сравнению с корпоративными облигациями, т.е. государство целенаправленно тормозит приход инвестиций в реальный сектор, создавая преференциальные условия исключительно для себя; необходимо упростить процедуру выпуска и регистрации корпоративных облигаций для тех эмитентов, которые исполняют требования действующего законодательства по ежеквартальному раскрытию информации о финансовом положении и корпоративных событиях согласно закону «О рынке ценных бумаг».В то же время упрощение регистрации выпусков корпоративных ценных облигаций должно сопровождаться введением более жестких требований по раскрытию информации об эмитентах и о самих бумагах, включая рейтинговые оценки кредитоспособности эмитентов облигаций;. необходимо четко сформулировать и законодательно укрепить государственную стратегию формирования рынка корпоративных ценных бумаг, сняв ключевое противоречие между понятиями акционера и собственника. Пока же предполагается, что российскому фондовому рынку надлежит перейти от «американской» модели (которую мы практически никогда не имели) к «немецкой», которая с настоящей немецкой не имеет ничего общего. «Немецкая» модель, к которой нам якобы надо теперь (со сменой главы ФКЦБ) стремиться, не имеет ничего общего с реальным отношением между крупными и мелкими акционерами в Германии. Известно, что в деле защиты прав мелких акционеров Германия исторически занимает ведущее положение.

Так, согласно закону об акционерных обществах (Aktjengesetz) помимо известных нам гарантий владельцам 25% акций, дает также право владельцам 10%-ного пакета потребовать отчета совета директоров или правления (п.147); владельцам 10%-ного пакета номинальной стоимостью свыше 2 млн. ДМ потребовать отзыва аудитора (п.318); созыв общего собрания происходит по требованию уже 5% акционеров (п. 122); оговорим право выражения особого мнения по требованию 5% акционеров, владеющих акциями на сумму 1млн. ДМ и т.д. Важнейшим правом акционеров является их преимущество при выкупе акций новой эмиссии с сохранением доли в уставном капитале (п.186) и возможности получения премии в случае отказа от выкупа.

Наконец, считается невозможным невыплата дивидендов в случае прибыльности компании, несмотря на любые инвестиционные проекты. Немыслимой является ситуация, когда какой-нибудь немецкий банк, владеющий, например, контрольным пакетом акций автозавода, заставил бы его продавать себе автомобили за полцены, потихоньку выводя при этом активы завода через какието ЗАО (GmbH) как это делал у нас ЮКОС с Юганскнефтегазом.

Рассуждения о различных моделях, прикрывающие воровство и захват, царившие на российском фондовом рынке в 1999 г., расцвели именно тогда, когда на мировых фондовых рынках происходили действительно качественные преобразования – процесс реальной конвергенции (взаимопроникновения) американской и немецкой моделей рынка, в результате которой все формальные различия между ними будут постепенно стерты.

Однако главное заключается в том, что законные права акционеров – незыблемы в условиях любой модели и это остается главным уроком для создания эффективного российского рынка корпоративных бумаг; другой пример, более года решался вопрос о включении расходов эмитента на выплату купонов по облигациям в состав затрат; после очень незначительной корректировки закона общий объем эмиссии 20 компаний составил более 32 млрд. руб.

В результате подобных недоработок российский рынок корпоративных бумаг в состоянии сегодня предоставить потенциальному инвестору очень ограниченный набор финансовых инструментов.

Развитым фондовым рынкам мы уступаем не только по объему (т.е. по ширине охвата проблемы), но и по числу используемых торговых инструментов (т.е. по глубине возможного решения). Так, по количеству эмитентов, акции которых входят в листинг крупнейших мировых бирж, сегодня российский фондовый рынок уступает США в 250 раз, а Великобритании более чем в 70 раз. По числу рыночных инструментов наше отставание также впечатляет: у нас он насчитывает десяток видов ценных бумаг, тогда как в развитых экономиках десятки тысяч. В результате, крайняя скудость наличного инструментария, используемого нашим рынком, также является одним из факторов ограничивающих приток инвестиций на фондовый рынок.

Основополагающей проблемой, препятствующей притоку капитала в реальный сектор экономики в значительной мере и через рынок корпоративных ценных бумаг является не ограниченность финансовых ресурсов для инвестиций, а отсутствие мотивации инвестиционной деятельности у всех хозяйствующих субъектов, в том числе и у эмитентов – российских предприятий.

Вопросы политической стабильности, благоприятного экономического климата, устойчивого роста экономики, грамотного и честного менеджмента наряду с сильной правовой защитой инвестора все еще не нашли у нас положительного разрешения. Этим объясняется неготовность большинства средних, но уже достаточно успешно адаптировавшихся к рыночным условиям, предприятий и компаний начать процесс первичного размещения своих акций на рынке и использовать этот процесс для активного привлечения инвестиций. Нуждаясь в новых средствах, успешно работающие российские предприятия опасаются быть проданными, т.е. обрести новых акционеров, которые будут проводить неизвестную политику; они не хотят делиться своей властью в обмен на инвестиции. Решение этой дилеммы возможно только при проведении последовательной политики рыночной трансформации всей экономики, выработки цивилизованного и эффективно действующего законодательства, регулирующего фондовый рынок, и правил рыночной конкуренции, включая процедуру банкротства. Нельзя пройти также мимо вопиюще неэффективного использования средств, полученных компаниями – эмитентами в результате первичной эмиссии ценных бумаг (в частности, использование этих средств для финансирования операций поглощения компаний – конкурентов, что не увеличивает размер производственного капитала и снижает и так невысокую конкуренцию на нашем рынке). Пагубно сказались на инвестиционных возможностях конкретных компаний – производителей и неоправданно высокие ожидания благоприятных перспектив развития и высокой рентабельности конкретных отраслей. Напомним, что это касалось недавнего бума на рынке интернет-компаний и хай-тека, который привел к убыткам для многих из них и это должно послужить уроком и для российского фондового рынка. Кроме того, следует учитывать, что избыточный объем первичного предложения акций, который превышает платежеспособный спрос и не может быть поглощен рынком (что имело место при массовой приватизации российских компаний в 90-х годах) и который устанавливает неоправданно низкие цены на акции, столь же плох, как и отсутствие вторичных эмиссий ценных бумаг, если они могут быть востребованы рынком.

Другой фундаментальной проблемой, которая мешает не только развертыванию инвестиционной составляющей рынка акций, но является глобальной и всеобъемлющей причиной более высокого уровня, является кризис доверия. Кризис доверия всем и вся:

бизнеса и населения властям, инвесторов – банкам, участникам рынка и эмитентам, партнеров по бизнесу – друг другу, покупателей – продавцам и т.д. Кризис доверия – первопричина крайне низкого качества корпоративного управления, тогда как отсутствие системы защиты базовых ценностей гражданского общества порождает несоблюдение баланса интересов акционеров, менеджеров и клиентов компаний. В итоге сегодня как рядовые акционеры, так и менеджмент большинства компаний не ориентированы на реинвестирование прибыли в собственные предприятия.

В течение 2000 г. Банк России пять раз снижал ставку рефинансирования с 55% в январе до 25% в ноябре месяце, а средняя ставка по краткосрочному коммерческому кредиту опустилась с 40 до 20% годовых. Однако, несмотря на это, все еще не происходит заметной переориентации потоков капитала с финансовых рынков на кредитование реального сектора. По данным Госкомстата, за счет кредитных ресурсов банков финансируется менее 5% инвестиций. Причинами этого с точки зрения монетарных показателей является, во-первых, все еще значительный разрыв между ставкой рефинансирования и достигнутым уровнем рентабельности в большинстве отраслей реального сектора кроме нефтегазодобычи (но и там происходит постепенное увеличение налогового бремени); во-вторых, необходимо учитывать инфляционную составляющую издержек, а уровень инфляции по итогам 2000 г. составил не менее 21%;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.