WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

Специалисты отмечают, что массив регионального инвестиционного законодательства слишком многообразен и малодоступен потенциальным инвесторам, хотя многие субъекты федерации проводят в последнее время активную информационную политику. В то же время на федеральном уровне инвестиционное законодательство развивается вяло и недостаточно эффективно, имеет множество недоработок. Противоречия между региональным и федеральным законодательством пока не ликвидированы. Между тем, как показывают опросы предпринимателей, для них наиболее важны не льготы и региональные гарантии, а общие для России стабильность и прозрачность экономических процессов, характеризующие в целом страну как возможного партнера. Как свидетельствует мировой опыт, бурное развитие глобальных инвестиционных взаимосвязей стало возможным, в частности, благодаря унификации условий, предоставляемых иностранным инвесторам (национальных инвестиционных режимов)1. Чтобы изменить представление о России как о ненадежном партнере с весьма неоднородным инвестиционным пространством, необходимо формирование долговременной федеральной инвестиционной политики, тесно увязанной с социально-экономической политикой. Одной из стратегических задач при этом должно стать преодоление громадной социально-экономической дифференциации между регионами в едином государстве. В настоящее время для оценки условий, способствующих инвестиционной активности, широко используют понятие инвестиционной привлекательности страны или региона. Это понятие объединяет систему различных факторов, средств, возможностей, влияющих в совокупности на инвестиционные процессы. Обобщенная оценка инвестиционной привлекательности региона, рассчитываемая исследователями, включает две составляющие: характеристику инвестиционного потенциала и уровень инвестиционных рисков. Каждая из них может рассчитываться как обобщенная характеристика ряда статистических данных. Как отмечают специалисты, использование слишком большого количества статистических показателей не обеспечивает более высокого результата из-за неизбежно возникающей в этом случае взаимообусловленности численных значений факториальных показателей2. Публикуемые в Инвестиции в России. № 2, 2000 г. – С. 3-4.

В исследованиях применяют несколько методов сведения ряда частных показателей в единый обобщающий показатель. Так, часто встречается ранжирование по сумме мест, занимаемых регионом по каждому частному показателю (см., например, «Эксперт», 1999, № 39; № 41, 2000).

Наиболее обоснованным считается метод многомерной средней, часто применяемый для межрегиональных сопоставлений (см., напр., «Инвестиции в России»,№ 10, 1998, с. 16-18). При этом значения любого факториального показателя в среднем по России принимается за 1 (или 100%), а по регионам в виде отношения к среднероссийскому уровню.

ряде источников рейтинги региональных инвестиционных рисков не выделяют отдельно влияние социальных рисков или рассчитывают эти риски недостаточно полно. Между тем именно этот аспект имеет значение для выработки решений при проведении инвестиционной политики, позволяющих совместить ее с социальной политикой посредством мероприятий по снижению социального риска.

Расчет социальных рисков и сравнение с инвестиционной активностью.

Для определения обобщающей характеристики социальных рисков в регионе авторы главы выделили 9 показателей, формирующих их совокупное влияние на инвестиционную привлекательность: (1.) Дифференциация доходов населения (средневзвешенная величина двух показателей – отношения прожиточного минимума (ПМ) к доходам населения в регионе, и доли населения, с доходами ниже прожиточного минимума);

(2.) Ожидаемая продолжительность жизни; (3.) Уровень преступности (число правонарушений на 10 тыс. жителей региона);

(4.) Уровень безработицы (число безработных по отношению к численности экономически активного населения); (5.) Уровень экологического риска (средневзвешенная величина показателей выбросов вредных веществ в атмосферу от стационарных источников, сброса загрязненных сточных вод и образования токсичных отходов на душу населения в регионе); (6.) Уровень заболеваемости (число заболеваний, с впервые установленным диагнозом на 1000 человек населения); (7.) Уровень безопасности условий труда в промышленности (доля занятых во вредных и не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям условиях в общей занятости); (8.) Развитие малого предпринимательства (доля занятых на малых предприятиях в общей численности населения);

(9.) Обеспеченность жильем (доля семей, состоявших на учете на получение жилья, в общем числе семей).

Стандартизированные таким образом относительные величины складываются с определенными весами (коэффициентами значимости факторов). В результате определяются интегральные уровни региональных рисков.

В таблице 1 приведены данные об интегральном уровне региональных социальных рисков, исчисленные методом многомерной средней. Данные проранжированы относительно среднероссийского уровня, принятого за 100%. Для характеристики инвестиционной активности приведены данные об уровне инвестиций на душу населения относительно среднероссийского, усредненные за 1998-1999 гг. Такие уровневые показатели вполне годятся для учета региональных инвестиционных рисков при оценке эффективности инвестиционных проектов, а также для принятия решений при определении необходимых средств и ресурсов, гарантирующих защиту от этих рисков.

Таблица 1.

Интегральные уровни региональных социальных рисков в инвестиционной сфере Интегральный уровень Инвестиции на социальных душу населения рисков (в % к среднероссийскому уровню) 0 Российская Федерация 100.0 100.I группа. Низкий уровень риска (до 100%) 15 г. Москва 67.7 260.16 Московская обл. 85.5 116.29 Воронежская обл. 86.3 52.47 Краснодарский край 90.5 86.27 Нижегородская обл. 90.7 71.49 Ростовская обл. 91.8 53.38 Самарская обл. 91.8 97.21 Тульская обл. 92.6 56.13 Калужская обл. 92.9 56.28 Белгородская обл. 93.3 113.48 Ставропольский край 94.2 56.18 Рязанская обл. 94.2 44.37 Пензенская обл. 94.3 40.39 Саратовская обл. 94.9 68.32 Тамбовская обл. 96.2 31.36 Волгоградская обл. 97.9 51.17 Орловская обл. 98.0 66.79 Калининградская обл. 98.7 45.35 Астраханская обл. 98.8 99.9 Псковская обл. 99.1 41.41 Республика Адыгея 99.5 39.62 Томская обл. 99.6 146.6 г. Санкт-Петербург 99.8 131.20 Тверская обл. 99.9 70.II группа (от 100 до 110%) 19 Смоленская обл. 100.4 67.14 Костромская обл. 100.7 80.Интегральный уровень Инвестиции на социальных душу населения рисков (в % к среднероссийскому уровню) 42 Республика Дагестан 101.2 22.66 Республика Хакасия 101.7 78.53 Оренбургская обл. 102.6 84.51 Удмуртская Республика 102.6 76.61 Омская обл. 102.6 51.60 Новосибирская обл. 102.9 52.57 Республика Алтай 103.0 26.76 Камчатская обл. 103.2 69.40 Ульяновская обл. 103.4 46.58 Алтайский край 104.9 39.22 Ярославская обл. 105.2 80.8 Новгородская обл. 106.4 105.34 Республика Татарстан 106.8 128.Карачаево-Черкесская 45 107.0 36.Республика 75 Амурская обл. 108.0 55.11 Владимирская обл. 108.1 48.74 Хабаровский край 108.2 76.Республика Саха 70 108.6 171.(Якутия) 7 Ленинградская обл. 110.0 138.III группа (от 110 до 120%) 63 Тюменская обл. 110.4 538.30 Курская обл. 110.5 58.26 Кировская обл. 110.5 46.54 Пермская обл. 110.7 102.73 Приморский край 111.2 54.Кабардино-Балкарская 44 111.4 66.Респ.

33 Республика Калмыкия 112.0 37.64 Республика Бурятия 112.7 60.78 Сахалинская обл. 112.7 427. Интегральный уровень Инвестиции на социальных душу населения рисков (в % к среднероссийскому уровню) 71 Еврейская авт. обл. 113.2 36.12 Ивановская обл. 113.7 31.10 Брянская обл. 114.7 26.23 Респ. Марий Эл 116.0 42.46 Республика Сев. Осетия 116.2 35.55 Свердловская обл. 116.3 85.25 Чувашская Республика 116.4 55.52 Курганская обл. 119.2 34.1 Республика Карелия 119.4 70.IV группа (от 120 до 130%) 24 Республика Мордовия 120.1 51.Республика 50 122.3 98.Башкортостан 68 Иркутская обл. 122.4 65.69 Читинская обл. 124.6 50.77 Магаданская обл. 127.3 165.56 Челябинская обл. 129.8 76.V группа (от 130 до 150%) 5 Мурманская обл. 130.7 94.31 Липецкая обл. 135.1 67.59 Кемеровская обл. 141.7 89.43 Республика Ингушетия 143.5 79.3 Архангельская обл. 146.4 57.VI группа (свыше 150%) 67 Красноярский край 151.1 91.4 Вологодская обл. 151.8 97.2 Республика Коми 153.9 120.65 Республика Тыва 163.5 21.Чукотский автономный 72 258.6 76.округ Анализ табл. 1 показывает, что из 24 регионов, входящих в группу с низким уровнем социального риска (меньше 100%), лишь в 5-и регионах отмечается более высокая инвестиционная активность, чем в среднем по России. Это Москва, Московская обл., Петербург, Томская и Белгородская области, которые характеризуются достаточно высоким уровнем инвестиционного потенциала (наличие трудовых, производственных ресурсов, научно-технического потенциала). В группе II из 21 региона с невысоким уровнем социальных рисков (до 110% от среднероссийского) высокая инвестиционная активность отмечается в регионах с высоким экономическим потенциалом (Республика Татарстан, Ленинградская обл.), со значительным природно-сырьевым потенциалом (Республика Саха – Якутия) и в Новгородской обл., где инвестиционная активность стала результатом создания системы привлечения инвестиций и реальных гарантий со стороны областного руководства. В группе III, с уровнем социальных рисков от 110 до 120% от среднероссийского, наибольшая инвестиционная активность наблюдалась в регионах с высоким природно-ресурсным потенциалом (Тюменская и Сахалинская обл.). В группах IV-VI, с социальными рисками выше 120% от среднероссийского уровня, значительная инвестиционная активность отмечена также лишь в регионах с высоким природно-ресурсным потенциалом (Магаданская обл., Республика Коми).

Если сопоставить инвестиционные потенциалы и инвестиционную активность, то можно сделать вывод, что лишь немногие из регионов, даже при наличии значительного экономического потенциала и невысокого социального риска, смогли обеспечить соответствующую инвестиционную активность.

Значительную группу составляют регионы с высоким социальным риском и низкой инвестиционной активностью. Это, прежде всего, Республика Тыва, Республика Северная Осетия, Алтайский край, Курганская и Читинская области, Республика Ингушетия. Эти регионы к тому же имеют низкие рейтинги инвестиционного потенциала, что делает их мало привлекательными для потенциальных инвесторов. В целом же зависимость между инвестиционной активностью и социальными рисками очень незначительна что свидетельствует об отсутствии государственной политики по снижению социальных рисков, совмещенной с активизацией инвестиций в регионах.

Совмещение политики снижения рисков и активизации инвестиций.

Учитывая, что одной из задач федеральной инвестиционной политики должно стать выравнивание экономического и инвестиционного пространства в России, создание благоприятного режима привлечения инвестиций в страну в целом, следует обратить особое внимание на взаимоувязанное решение задач по снижению социальных рисков и формированию весомых инвестиционных потенциалов в регионах. В этой связи заслуживает пристального внимания концепция конкурентного федерализма. В ней обоснован новый подход, при котором региональная политика в странах с федеративным устройством все более смещается от методов перераспределения национальных ресурсов, в целях снижения социально-экономической дифференциации в регионах, к методам стимулирования регионального развития на базе использования собственных источников. Так, в Германии существует закрепленная в Конституции система правил и принципов вертикального и горизонтального выравнивания бюджетных доходов, которая сыграла важную роль в сближении уровня жизни населения на территории страны. В то же время эта система вызывает в настоящее время много критики. Актуальной становится реформа бюджетного финансирования, связанная с влиянием процессов глобализации и европейской интеграции. Реформа должна быть направлена на усиление стимулов к эффективному хозяйствованию с тем, чтобы снизить тотальную уравнительность, наносящую ущерб конкурентоспособности земель. При этом сохраняется фундаментальный принцип взаимной поддержки и солидарной ответственности земель, но модель финансового выравнивания предусматривает корректировку. Последствия выравнивания не должны приводить к значительному снижению финансовых потенциалов земель-доноров, а поддержка регионов рассматривается как дополнение к собственным усилиям земель.

Она не может сопровождаться подавлением инициативы органов власти земель к развитию производства1.

Некоторые элементы конкурентного федерализма формируются в России. Об этом свидетельствует конкуренция между Проблемы теории и практики управления. № 1. 2000. – С. 66-71.

региональными законодательными системами, например, по вопросам о земле, о привлечении иностранных инвесторов и др.1.

Однако в целом в России межбюджетные отношения нацелены на перераспределение ресурсов, а не на активизацию экономической деятельности в регионах с одновременным снижением социальных рисков. Более того, состояние межбюджетных отношений в России оценивается многими экономистами как серьезное препятствие для развития экономического потенциала регионов. Положение осложняется тем, что в 90-х годах значительно сузились возможности межрегионального перераспределения ресурсов.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.