WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |

Лозунг «Великой и неделимой России», с одной стороны, являлся природным для Белого движения, с другой - в условиях эмиграции наполнился новым смыслом. Ориентация на «Великую и неделимую Россию» стала пониматься как обязательное восстановление и соблюдение территориальной целостности Российского государства в рамках довоенных границ 1914 года. При этом сама «целостность» трактовалась и как тождественное понятие «Великороссия», и как «простое сожительство областей».

В эмиграции бльшая часть представителей монархического движения перешла на великодержавные позиции. Это объяснялось несколькими причинами: во-первых, сложившейся традицией государственного устройства; во-вторых, убежденностью в необходимости сильной централизации власти в условиях постбольшевистской России. ««Единая и неделимая» не есть лозунг реакционный и не есть лозунг революционный, - размышлял И. Солоневич. - Единой и неделимой Россия была и при Николае Втором и при Сталине Последнем. «Единая и неделимая», кроме всего прочего, есть… жизненная экономическая неизбежность… Всякая «федерация» означает гибель страны. Или, в переводе этого термина на прозаический язык, - хаос, безработицу и голод. Послесоветской России нужна свирепо централизованная и беспощадно свирепая власть»125.

См.: Там же. С. 124.

Солоневич И.Л. Разбиратели Русской земли // Солоневич И.Л. Наша страна. ХХ век.

М., 2001. С. 130.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В то же время в понимании теоретиков эмиграции положение о «Великой России» не означало категоричного и однозначного возврата к дофевральскому образу правления.

Под величием России понималось, прежде всего, ее духовное исцеление и возрождение126. Исповедуя идею «обновленного», «возрожденного» царизма в России, монархически настроенная часть зарубежья высказывалась за необходимость предоставить «возрожденной» монархии возможность «исправить глубочайшие ошибки русской истории… и того регресса в развитии русского народа, который вызвала и создала революция»127. Отсюда цель «реставрации» власти сводилась к возможности «вернуть Россию к исходной точке ее государственного расцвета и экономической мощи»128, к основам ее духовного бытия.

Идея «Великой России» в эмигрантском варианте явилась ответом на возникшую необходимость адекватного восприятия внутриинтеграционных тенденций русского народа и международной роли России как государства, на потребность формирования национального идеала.

Традиционно «русская идея», определяющая метаисторические цели развития российской государственности и предлагающая альтернативный (по сравнению с западным) вариант развития, связывалась с национальной идеей. Национальную идею России в русле ее цивилизационных традиций пытались сформулировать многие представители русской философской мысли. «Должна ли Россия идти дорогой западного прогресса или искать собственные пути» - в свое время ответ на этот вопрос разделил русскую интеллигенцию на два противостоящих лагеря – западников и славянофилов.

Если западники противопоставили реальной России идеализированную Европу, то славянофилы реальной Европе – свой См.: Ильин И.А. Белая идея // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 9-10. М., 1999. С. 305.

Цит. по: Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в период Гражданской войны. Дисс. докт. истор. наук. Волгоград, 1998. С. 140.

Билинский Л. Реальная политика // Двуглавый орел. 1927. № 13. 25 окт. (7 нояб.).

С. 10.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com идеал России129. В его основу была заложена мысль об особом призвании, об особой роли России в мире. Это призвание выражалось, прежде всего, в ее духовном предназначении или, по мысли В. Соловьева, в «замысле Божьем», который несет особый отпечаток на судьбе народа. «Если народ не прилагает усилий познать этот Замысел и не следует ему…, народ увядает, не выполнив своего призвания, как растение, не выпустившее генетически заложенного в нем цветка»130.

Определяя пути национального развития, русская философская мысль пришла к основополагающему выводу: познание России, ее особой миссии в мире возможно только через детальное осмысление ее исторического прошлого, через проникновение в тайники характера русского народа, через осознание им самим своеобразия собственной истории и культуры, всего того, что составляет понятие «русская идея».

Консервативные мыслители зарубежья являлись прямыми наследниками русской политико-философской традиции конца XIX – начала XX веков. Ее эволюцию определяли конкретные политические события в России: если дореволюционный консерватизм выступал реакцией на реформы Александра II, против обуржуазивания России, прямого и косвенного влияния Запада на русскую социально-политическую действительность и культуру, то консерватизм русской политической эмиграции представлял собой ответную реакцию на революционные события 1917 года; ставил задачи уяснения глубинных причин разразившейся катастрофы, переосмысления взаимоотношений России и Запада, постановки целей деятельности патриотических сил эмиграции, определения пути национального возрождения.

В этом направлении возникшие из общих задач идейные воззрения И.А. Ильина, П.Б. Струве, И.Л. Солоневича объединяла некая общая основа, выражавшаяся: 1) в признании национальной самобытности России, своеобразия генезиса, развития и содержания русской государственности; 2) в опСм.: Назаров М.В. Тайна России. Историософия XX века. М., 1999. С. 203.

Назаров М. Замысел Божий о России // Родина. 1990. № 11. С. 10.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ределении России как некоего духовного единства, благодаря которому русский народ пережил все выпавшие на его долю испытания; 3) в поиске национально-политической доктрины в историческом наследии страны.

И.А. Ильин был убежден, что «судьбы народа сокрыты в его истории»131. «История обернулась к нам своим трагическим ликом, поэтому ради обновления страны должна быть использована та часть исторического наследия, которая способна оградить народ от нелепиц и настоящих опасностей»132. В качестве главного мотива борьбы русского народа за свободную и достойную жизнь на земле идеологом провозглашалась вера в Россию, ее духовную силу и своеобразие133.

Идеолог выделял следующие сущностные черты «русской идеи»:

1) «Русская идея есть идея сердца», провозглашающая, «что главное в жизни есть любовь, и что именно любовью строится совместная жизнь на земле». Любовь он называл основным духовно-творческим потенциалом русской души, без которого русский человек являет собой лишь «неудавшееся существо». Любовь и вера - вот два качества, отличающие русского человека. Ни во что не веруя, он становится лишь пустым существом, без идеала, без цели134.

2) Проявлением русской любви и русской веры является живое созерцание, или «живая очевидность сердца», лежащая в основе русской культуры, русского исторического монархизма. «Россия росла и выросла в форме монархии не потому, что русский человек тяготел к зависимости и к политическому рабству…, но потому, что государство в его понимании должно быть художественно и религиозно воплощено в Ильин И.А. О России // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 6. Кн. II. М., 1996.

С. 19.

См.: Ильин И.А. Родина и мы // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 9-10. М., 1999. С. 263-265.

См.: Ильин И.А. О русской идее // Русская идея. М., 1992. С. 436.

См.: Там же. С. 437.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com едином лице – живом, созерцаемом, беззаветно любимом… и укрепляемом этой всеобщей любовью»135.

3) «Русская идея» есть идея свободно созерцающего сердца. Однако это созерцание должно быть не только свободным, но и предметным. «Такова русская идея: свободно и предметно созерцающая любовь и определяющаяся этим жизнь и культура»136. «Там, где русский человек жил и творил из этого акта, он духовно осуществлял свое национальное своеобразие и производил свои лучшие создания – во всем…»137. Отсюда исходил национальный идеал Ильина - не заимствовать духовную культуру у других народов или подражать им, а творить свое, «по-своему: русское, порусски»138. «Нам нет спасения в западничестве. У нас свои пути и свои задачи. И в этом смысл русской идеи»139.

Одним из главных предметов воззрений философа являлось его отношение к «государственному делу», роли государственных начал в историческом прошлом России и в ее будущем. Будучи убежденным сторонником целостности России и сильного Российского государства, он не выводил его в качестве определяющего фактора общественного развития. Всячески подчеркивая роль и значение государства в истории России, И.А. Ильин одновременно делал акцент на развитии духовных и нравственных начал государственности, каковыми, в его представлении, являлись: близость к Богу, живая вера, совесть, семья, Родина, духовная сила русского народа, его органическое единство с природой. Философ твердо верил, что только на основе осуществления органического единства ценностей русского народа возможно обновление и возрождение России.

Исследуя природу «русской идеи», он пришел к выводу, что «русская идея, идея всеобщего спасения, родилась из катастрофического прошлого страны». Войны, далеко не всегда Там же. С. 437-438.

Там же. С. 439.

Там же.

Там же.

Там же. С. 440.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com успешные, обрушивались на Россию беспрестанно: Москву жгли татары, поляки, французы, но Россия, как феникс, возрождалась из пепла и вновь расцветала. Незыблемой основой ее возрождения всегда выступала «идея национального единства соборного согласия», способная, как и прежде, осуществить государственное возрождение страны.

Ильин подчеркивал, что «русская идея» - идея национальная, но не националистическая. В России множество народов, однако русских всегда отличала национальная терпимость. Именно она превратила Россию в мощное государство, каким оно было в течение веков. Таким образом, в «русской идее» нет стремления утвердить свою исключительность, покорить другие народы.

Немалую часть своего творчества вопросу «русской идеи» посвятил И.Л. Солоневич. Его концепция «Великой России» во многом созвучна с идейными воззрениями И.А. Ильина. Размышляя над проблемой, Солоневич заострял внимание на своеобразии исторического пути России, наложившем неизгладимый отпечаток на его содержание: «Русская государственность, русская национальность, русская культура идут своим собственным путем, впитывая в себя ряд чужеродных влияний, но не повторяя путей никакой иной государственности, нации и культуры»140. Особая специфика русской государственности обусловила неприемлемость никаких заимствованных рецептов, мер, программ, идеологий при определении содержания основных тенденций ее развития: Россия это не Европа но и не Азия и даже не Евразия. Это – просто – Россия. Совершенно своеобразный национальный государственный и культурный комплекс, одинаково четко отличающийся от Европы, и от Азии141. Ее основные черты вполне отчетливо определились еще до того, как Европа и Азия могли наложить на нее свои отпечатки.

Поэтому, в отличие от других стран, русская национальная идея всегда перерастала свои рамки и становилась сверхнаСолоневич И.Л. Народная монархия. Буэнос-Айрес, 1973. С. 16.

Там же.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com циональной идеей. Ее не раз калечили иностранные интервенты, но сущность идеи изменить не удалось: она состоит в создании России с крепкой монархической властью, опирающейся в развитии исключительно на свои исторические традиции.

Россия, ее государственность, исторические начала были объектом исследований крупнейшего идеолога либерально-консервативной мысли П.Б. Струве. Взгляды мыслителя на проблему можно расценить как попытку обновить почвенную национально-культурную традицию славянофильства и соединить ее положительные стороны с европейскими ценностями142.

Идейные искания П.Б. Струве нашли свое оформление в образе «Великой России». Однако, определяя идеал «Великой России», философ подчеркивал, что он должен восприниматься не как «призыв к старому, а, наоборот, как лозунг новой русской государственности», опирающейся на историческое прошлое и на «живые культурные традиции»143. Он неоднократно заявлял о решительном отказе не только от лозунга, но даже от каких-нибудь «задних мыслей» о реставрации, настаивая на том, что Россия должна быть «восстановлена на твердом основании Права и Прав, в духе правовой государственности, на основе верности… великим заветам национального бытия»144.

«Великая Россия» для П.Б. Струве являлась и политической реальностью, и неким идеальным образом российского государства. Своеобразие подхода мыслителя к государству заключалось в том, что в основу концепции государственного строительства он закладывал не средства к достижению политической цели, а «целую систему культурного мировоззреРябова Т.И. П.Б.Струве: идеал «Великой России» // Либеральный консерватизм: история и современность. М., 2001. С. 358.

Струве П.Б. Великая Россия. Из размышлений о проблеме русского могущества // Patriotica: Политика, культура, религия, социализм. М., 1997. С. 50-51.

Возрождение. 1926. 28 марта.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ния», положенную в основу духовного перевоспитания нации145.

Творческий или революционный момент в подходе к государству теоретик видел в укреплении его могущества. По Струве, «быть могущественным – значит обладать непременно внешней мощью»146. Он считал, что только сильное государство представляет ценность для личности. Слабое государство не может обеспечить ее защиту, ибо потенциально считается добычей сильного противника. В этом смысле «мерилом» внутреннего здоровья государства является его внешнее могущество, которое воплощает собой империалистическую идею.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.