WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 ||

На протяжении 20-х-30-х годов правой эмиграцией был разработан целый комплекс военно-политических доктрин, направленных на свержение советской власти и восстановление монархии в России. Монархисты, ощущавшие себя неотъемлемой частью покинутой ими страны, по-разному представляли пути и средства своего возвращения на Родину, однако связующей линией монархических проектов являлось осознание освобождения России только при условии единения патриотических сил эмиграции со всем русским народом.

Поэтому центр тяжести подготовительного этапа предстоящей борьбы был направлен из зарубежья непосредственно в Россию.

Заключительным звеном в вариациях путей освобождения была теория национальной революции. Взяв на вооружение опыт прихода к власти большевиков, правые тем самым фактически признали эффективность методов и способов их политической борьбы. История доказала нереальность намеченных монархистами планов, однако какими бы утопичными не казались правоэмигрантские проекты, они отражали неизменное представление монархистов об истинном историческом пути развития России, однозначно пролегавшее для них через путь монархической государственности.

См.: Малыхин К.Г. Либерально-консервативные течения русского зарубежья: оценка второй модернизации России // Либеральный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 2001. С. 318.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Монархизм в эмиграции переживал свое второе рождение. Монархические партии, изначально возникшие как реакция на политические события 1905 г. в России и безмолвно «почившие» в февральско-мартовские дни 1917 г., навсегда сошли с российской политической арены. Однако искры монархической идеологии, принесенные за рубеж эмигрантами, раздуваемые бурными ветрами происходивших в России перемен, воспламенили очаги монархического движения на широких по своей географии просторах зарубежной России.

Выброшенный за пределы страны волной революции и Гражданской войны мощный поток эмиграции представлял собой социально-политический слепок российского общества, разнородный по своему составу, но объединенный обоюдным желанием как можно скорее вернуться на Родину. В этой ситуации чувство ностальгии по ушедшему прошлому обесценивало некогда значимые для большинства либераловэмигрантов революционные идеалы, обращало их к традиционным российским ценностям и в их числе - к монархическому принципу власти.

Правые партии за рубежом не отличались массовостью и однородностью своего состава. Внутренняя разобщенность монархического движения объяснялась сложными хитросплетениями постулатов монархической идеологии. Монархическая доктрина в эмигрантском варианте искусно сочетала в себе концептуальные основы «классического» монархизма (национальное единство (лозунг «Единой и неделимой России»), первенство православной веры и русской нации) с либеральными идеологическими установками, в отдельных случаях ее постулаты комбинировались с элементами советской модели.

Унаследованные от славянофилов классические идейнотеоретические положения правых ориентировались на принципы самобытности России в историческом пути развития, ее PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com уникальности. В связи с этим отвергались все возможные западные рецепты государственно-политического устройства, республиканская форма правления, парламентаризм, отделение церкви от государства. Западным политическим институтам противопоставлялись традиционные формы представительной власти - Земские Соборы.

Эмигрантская монархическая доктрина в поиске оптимальной модели государственности призывала обращаться в прошлое, к традициям «Святой Руси» и «Великой России».

Поиск государственного идеала, наряду с допетровской, в имперской России вносил в нее определенную новизну, выводил за рамки идеализации «русской старины», допетровской Руси как общества социальной гармонии. Свежую струю в доктринальные постулаты монархизма внесли идеологи либерально-консервативной мысли, стремившиеся привить к древу монархической государственности либеральные элементы, получив тем самым гибрид конституционной монархии с народным представительством в форме парламента и либеральными установками неотъемлемости прав личности, свободы во всех областях деятельности, частнособственническими идеалами.

Вершиной правоэмигрантского творчества стала вариация монархического принципа власти с советской системой народного представительства. Ее появление свидетельствовало о стремлении приспособить монархические идеалы к реалиям российской действительности.

В условиях эмиграции монархическое движение продемонстрировало возможность к самоперестройке «адекватно логике происходящего модернизационного процесса»615. Тем самым был доказан постулат И.А. Ильина: ««Правая» партия, не умеющая быть прогрессивной, - есть явление нелепое, обреченное, опасное»616. Большинство сторонников монархии постепенно отошло от лобового отстаивания идеи «неограниченного самодержавия». Лишь небольшая часть из них См.: Модели общественного переустройства России. ХХ век. М., 2004. С. 558.

Ильин И.А. Кто мы // Возрождение. 1925. № 2. 4 июля. С. 1.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com была уверена в возможности возвращения к порядкам, существовавшим в России до Манифеста 17 октября 1905 г. и издания Основных законов Российской империи 1906 г. Цель правых состояла не только в том, чтобы создать программу, сориентированную на восстановление монархической власти в России, но и в том, чтобы сделать ее конкурентоспособной программе большевиков. Отсюда установка их теоретической деятельности базировалась на необходимости адаптации предлагаемой системы государственной власти к реальной политической ситуации.

Программа конституционного крыла монархизма, планировавшего перестроить самодержавные институты власти с помощью либеральных преобразований, как одна из альтернатив большевистскому режиму, имела наибольшее число сторонников в первые годы эмиграции, сохранявшие надежду на возможно скорое возвращение на родину. С середины 20-х годов, по мере укрепления социалистических устоев в России и ослабевания надежды на возвращение, возникла необходимость более радикальной перестройки мировоззрения правых. В условиях разочарования в западных политических институтах, а также осознания того, что советы как форма организации власти прижились в России, возникла идея единения монархии и советов. Определенная радикальность новых для монархистов мировоззренческих ориентиров «советской монархии» обусловила специфику поддерживавших ее социально-политических сил: их большинство составляли люди, не связанные с бывшим господствующим классом, а также представители второго поколения эмиграции, критиковавшие нерешительность «поколения отцов».

В эмиграции теоретики и практики монархического движения были озабочены сложной, напряженной аналитической работой по выявлению причин произошедших в России перемен, определению сущности установившегося политического режима, общественных настроений как внутри страны, так и за рубежом. Исходя из этого, идеологи правой эмиграции строили планы относительно будущего российPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ского государственного устройства. Если оценки произошедших событий в России, сути политики большевиков среди разных направлений монархического движения во многом совпадали, то подходы к основам будущего государственного устройства, способам и методам антибольшевистской борьбы имели существенные отличия.

Правоэмигранты понимали, что восстановление монархического строя – процесс долгий и болезненный, поэтому для «полного торжества» монархии в России потребуется определенный переходный период. На этом этапе прогнозировались два варианта развития событий: первый намечался на случай благоприятной политической ситуации, когда все противоречия в установлении монархического правления могут быть сглажены в процессе работы Учредительного собрания, вторым вариантом представлялась военная диктатура, призванная «подготовить почву» для установления самодержавной власти. Именно этот путь имел наибольшее число сторонников.

Опыт революционных потрясений в России заставил консервативных идеологов обратить особое внимание на политическую структуру постбольшевистского общества. Монархисты не являлись противниками партий, выражающих интересы различных групп населения, но были убеждены в необходимости их количественного ограничения. Гарантом ограждения от политического произвола выступала самодержавная монархия.

Особое внимание правого лагеря зарубежья привлекали вопросы экономического положения России и прогнозирования перспектив ее развития в будущем. Разрабатывая различные проекты решения экономических проблем, и прежде всего аграрной, монархисты, в общем и целом, никогда не подвергали сомнению принцип частной собственности на землю и недвижимость. Однако если до революции вопрос о перераспределении земельной собственности даже не ставился (за исключением предложений выкупа земли у некоторых выразивших желание это сделать помещиков с целью ее дальнейPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com шей продажи крестьянам), то в эмиграции эта проблема вышла на первый план. Монархические программы демонстрировали вариативность подходов к вопросам аграрного развития: от полной реставрации помещичьего землевладения до капитализации крестьянского хозяйства, вплоть до сохранения в аграрном секторе экономики структурных элементов советской системы.

Высокая доля государственного начала в экономической сфере являлась отличительной чертой предлагаемых монархистами проектов. Однако теперь большинство их сторонников ратовало за разнообразие форм собственности, слаженно взаимодействующих в целостном хозяйственном организме. Стратегия проектируемого курса представляла аграрно-индустриальную модель экономики, ориентированную на развитие мелкого и среднего бизнеса при сохранении крупной промышленности в руках государства. Средством стимулирования индустриального развития рассматривалась государственная поддержка всех видов производства, сведение к минимуму государственного вмешательства в производственную сферу.

Монархисты в своих программах уделяли сравнительно мало внимания социальным вопросам. С одной стороны, это объяснялось сужением социального круга правоэмигрантских сил, зарубежные монархические организации в своей основе имели помещичье-буржуазный состав, интересы которого были всегда защищены в России. Кроме того, правые проявляли весьма сдержанный подход к решению социальных проблем, опасаясь переоценить реальные возможности государства.

Монархическая эмиграция демонстрировала довольно серьезные намерения в решении национального вопроса. На первый взгляд, приверженцы имперской традиции не изменили своим принципиальным убеждениям: стремились сохранить унитарное государство, подчеркивали первенствующую роль русской народности и русского языка. С другой – под давлением совокупности обстоятельств они были вынуPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ждены пойти на определенные уступки в области национальных проблем. Прежде всего это касалось проблемы самоопределения российских регионов и в ее рамках признания факта независимости отколовшихся от России Польши и Финляндии.

Бурные дискуссии среди сторонников монархического движения велись вокруг возможной, наиболее приемлемой для России форме национально-государственных взаимоотношений. Вариации подходов к модели национального строительства колебались от предоставления культурнонациональной автономии отдельным регионам до возможности реализации федеративного принципа государственности.

Наряду с утверждением идеи единой и неделимой России, для правых принципиально важным было сохранение первенства православной веры в многонациональном русском государстве. В их представлении понятия «Великая Россия» и «Русь православная» были неразделимы. Они считали, что чем больше Россия ориентировалась на капиталистический Запад, тем больше усиливалось ее духовное разложение. В понимании монархистов материальный прогресс неизбежно оборачивался потерей духовности, поэтому на русскую православную церковь в эмиграции возлагалась одна их важнейших задач: спасение русских, их духовного мира от влияния «порожденной несовершенством человеческого разума» европейской цивилизации.

Монархисты, как и прежде, выступали за тесное сотрудничество государственных и церковных институтов, однако предлагали разные варианты их взаимоотношений.

Наибольшую популярность имела линия, опиравшаяся на равноправное сотрудничество духовной и светской власти, где та и другая разными средствами, но в равной степени служат делу укрепления Российского государства.

Значительные изменения произошли не только во внутриполитических, но и во внешнеполитических ориентирах правых. Их подходы к вопросам внешней политики попрежнему строились на великодержавных позициях, при PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com этом произошла определенная перестройка на доктринальном уровне. До революции 1917 г. правые считали, что в области международных отношений Россия должна по преимуществу опираться на родственные ей монархические европейские режимы, а не на государства «буржуазной демократии». Оказавшись в эмиграции, трезво оценив реальную обстановку, сложившуюся после Первой мировой войны, более адекватно взвесив соотношение политических сил, а также перспективы международной поддержки, монархисты отказались от этого лозунга. Их новый внешнеполитический курс определялся поиском союзников в борьбе с большевистской Россией, причем спектр политического интереса направлялся уже на все страны европейского континента, независимо от их формы правления. В фокусе правой эмиграции находились Германия и Франция, с которыми уже сложились довольно тесные отношения. Впрочем, устремление монархистов к разным внешнеполитическим ориентирам компенсировалось созданием общей внешнеполитической платформы на принципе мирного сосуществования, восстановления мирными средствами внешнеполитического могущества России.

Важным идеологическим сдвигом было то, что правые отказались от присущего их мировоззрению изоляционизма в политической, экономической, культурной и других областях, развивавшегося под лозунгом самобытности исторического пути России. Политическая линия сторонников монархического лагеря была направлена на поиск точек соприкосновения русского общества с мировым обществом, не взирая на различия социальных систем и политических режимов.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.