WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 29 |

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Сторонники РНСУВ считали, что процесс индустриализации произойдет вполне естественно: после падения власти большевиков начнется бурный расцвет производительных сил, в результате часть земледельческого населения «порвет» с сельским хозяйством и перейдет в промышленность. Как следствие, произойдет «создание кадра квалифицированных рабочих, повышение заработной платы, уничтожение третьего контингента полурабочих-полукрестьян», образование внутреннего рынка. В то же время для сельского населения России развитие производительных сил создаст «крепкую массу производящих крестьянских хозяйств», улучшит положение сельских батраков, а для более бедных крестьянских хозяйств создаст возможности экономического роста502.

Легитимисты в своей экономической программе планировали постепенный переход от земледелия (в восстановительном периоде российской экономики) к индустриальному развитию503: «сначала все для земледелия, а потом само собой получится все через земледелие»504.

В своих проектах экономического возрождения монархическая эмиграция не могла уйти от вопроса становления будущего финансового поля страны. При этом ее сторонники исходили из критических оценок финансовой системы дореволюционной России. Особо яростным нападкам она подвергалась со стороны правых монархических кругов, которые связывали кризис бывшего российского капитала с двумя субъективными факторами: 1) с его выходом на мировой рынок и контактами с иностранными финансовыми кругами, незаинтересованными в процветании России505; 2) с нерусским происхождением владельцев многих российских банков.

Как альтернативу, крайне правые пытались утвердить свой вариант денежной реформы, направленный на независимость от международных финансовых систем. Творцом Эрдели Г.П. Вехи аграрной реформы // Сигнал. 1938. № 42.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 218.

Царский вестник. 1929. № 24.

Двуглавый Орел. 1922. Вып. 28. С. 20.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com проекта стал старый борец за монархические идеалы Н.Е. Марков. Он предложил заменить золото, «валютную монетную систему, потерпевшую крушение после экономического напряжения, причиненного великой войной и последовавшими революциями», т.н. кредитными билетами. Выпуск новой валюты предоставлялся государственному Денежному банку и осуществлялся через выдачу долгосрочных процентных ссуд (в кредитных билетах) под залог кредитоспособным учреждениям и лицам. В перечень ценностей, обеспечивавших кредитные билеты, входило: золото, драгоценности, товары, материалы, изделия, произведения искусства, орудия производства, средства передвижения, сельскохозяйственные товары, скот и др. В категорию лиц, чьи обязательства могли обеспечивать выпуск кредитных билетов, включались: производственные артели, кооперативы, сельские и городские общества, потребительские союзы, земства, приходы, хозяйства и предприятия, применяющие рабочую силу, заводы, фабрики и прочее. Полученные ссуды подлежали обязательному возвращению в срок, причем в тех же кредитных билетах.

Преимуществами новой финансовой системы, по убеждению Маркова, являлись следующие:

1. Обеспеченность всех кредитных билетов материальными ценностями, что обуславливало устойчивость кредитного рубля;

2. Их выпуск сообразно с потребностями;

3. Избавление от необходимости накопления золота и драгоценностей в подвалах банка, что, в свою очередь, снимало бремя тяжелых внешних займов и искусственного задержания роста и развития производительных сил;

4. Независимость отечественной денежной системы от международного капитала506.

См.: Марков Н.Е. Русские деньги // Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921-1937.

М., 2002. С. 424-425.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com При всем внимании к вопросам экономического развития России монархисты не могли не понимать, что проблемой первостепенной важности являлся поиск средств и путей хозяйственного возрождения страны. Выход из нее виделся в дилемме: где взять средства на восстановление экономики – использовать экономическую помощь Запада или изыскивать резервы внутри страны Надо сказать, что даже в наиболее реакционных кругах на этот вопрос не было однозначного ответа. Тот же Марков, убежденный противник любого иностранного вмешательства в конечном итоге вынужден был признать, что возрожденной монархии волей-неволей придется прибегать к широкому внешнему кредиту и привлечению иностранных капиталов507. Но западная помощь допускалась только при условии отказа от ее влияния на внутриполитическую жизнь страны. Представители ВМС признавали иностранную поддержку в той мере, в которой она была бы полезна и необходима508.

На аналогичных позициях стояли военные. В одном из писем казакам П.Н. Врангель убеждал, что без внешнего займа Россию не спасти, главное - «занять так, чтобы уплата была не обременительна, чтобы не затянуть себя тугою петлею долгов»509. Более подробно мнение военного руководства, и в частности вождя, вел. князя Николая Николаевича, изложил в своем послании атаману Кутырину генерал Краснов: «Для работы нам нужны средства. Великий Князь не хочет распродавать для этого Россию, давать концессии, закабалять русский народ… Он не хочет давать каких бы то ни было обязательств иностранным государствам и тем самым посягать на будущую свободу и независимость России. Он хочет получить Россию независимой и свободной и такой передать ее народу русскому для дальнейших устроений. Поэтому придется изыскивать средства либо в самой России, либо при Там же. С. 420.

Высший монархический совет. 1921. № 18. 28 ноября.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 30.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com нять бескорыстное пожертвование любого другого государства во имя восстановления России»510.

Не менее наивными в надежде иностранной материальной помощи были взгляды вел. князя Кирилла Владимировича. Не сомневаясь в экономической заинтересованности Запада в России, он не видел необходимости в привлечении иностранного капитала посредством концессий, считая, что «он сам к нам придет»511. Однако реалисты из ближайшего окружения вел. князя понимали важность доверия иностранных предпринимателей к России, которое, прежде всего, будет зависеть от ее инициативы и «водворения порядка»512.

Некоторое игнорирование «кирилловцами» вопроса западной помощи объяснялось несбалансированностью их экономической программы. В одних программных вариантах «восстановление хозяйственной мощи» планировалось вести на капиталистической основе путем установления начал наследственной собственности, льготных, но разумных видов кредита, сообразования налогов с действительными потребностями государства, распределения их согласно платежным силам населения, сотрудничества с соседними и другими государствами, широкого привлечения капиталов513, в других - предлагалось базировать российскую экономику на социалистической системе государственного планового хозяйства514.

Такая путаница в экономической стратегии натолкнула идеологов легитимизма на мысль о преждевременности создания плана восстановления русского хозяйства515 и, как следствие, прогнозов внешней материальной помощи.

Профессиональный, политически взвешенный подход к проблеме выбора средств и путей восстановления российской экономики прослеживался у сторонников конституционной монархии. П.Б. Струве, реально оценивая кризисное состояние российского хозяйства, не допускал и мысли о том, что ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 511. Л. 217.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 218.

Снессарев Н. Кирилл Первый император… Кобургский: Факт. Берлин, 1925. С. 154.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 73.

Луч. 1932. № 41. С. 3.

Снессарев Н. Кирилл Первый император… Кобургский: Факт. Берлин, 1925. С. 154.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com бы Россия «с довольно развитой и совершенной промышленностью, какой она была до коммунистического разорения», стала лишь резервуаром сырья для западных стран. Эффективным и быстродействующим средством оживления хозяйственной деятельности он считал «инвестирование больших капиталов в разного рода «сооружения»»516, и в этом деле огромная роль отводилась иностранному капиталу и иностранной предприимчивости, если они «не будут рассматривать Россию просто как объект эксплуатации»517. Приоритетными по эффективности капиталовложений рассматривались российские железные дороги, хотя, в принципе, не подвергалась сомнению экономическая выгода от вложений в любые другие отрасли производства.

На жизненную необходимость иностранной помощи указывал и идеологический союзник П.Б. Струве А.И. Каминка. Однако он предостерегал от оптимистических ожиданий значительных иностранных инвестиций, по крайне мере, в первый, наиболее сложный, восстановительный период российской экономики. В условиях утраты доверия иностранных инвесторов поначалу придется рассчитывать только на доходы от активизации экспорта. Изменится и промышленная стратегия России: для скорейшего возрождения сельского хозяйства придется, прежде всего, восстанавливать металлургические заводы, которые будут в состоянии производить дешевую продукцию на основе дешевого сырья и малоквалифицированной рабочей силы518.

Из всего монархического спектра конституционалисты наиболее активно настаивали на привлечении в Россию иностранной финансовой помощи. Более того, отдельные организации конституционно-монархического толка в рамках своих программных документов разрабатывали предварительные договоры будущего экономического сотрудничества Струве П.Б. Patriotica: Политика, Культура. Религия. Социализм. М., 1997. С. 96.

Струве П.Б. Современное экономическое положение мира // Экономические записки.

1921. 27 дек. С. 26.

Каминка А. Тип будущего русского хозяйства // Сборник статей, посвященных Петру Бернгардовичу Струве. Ко дню тридцатилетия его научно-публицистической деятельности. 1890 – 30 янв. 1925. Прага, 1925. С. 114-115.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com на условиях: 1) взаимного доверия между правительствами договаривающихся стран; 2) обоюдной воли народов обеих стран; 3) стабильности не только экономических, но и политических отношений между европейскими державами519.

Надежды на скорейшее падение Советской власти заставляли весьма влиятельные русские финансовые группировки за границей искать возможные инструменты осуществления своих планов в постсоветской России. Поэтому столь важным для русского предпринимательства являлось организационное объединение. Самой авторитетной и активной организацией русской буржуазии за рубежом являлся Торгпром, объединивший в своих рядах более 600 бежавших из России крупных капиталистов. В его ЦК входили известные российские предприниматели: Н.Х. Денисов, С.Г. Лианозов, П.П. Рябушинский и др. Стратегической целью организации являлась борьба с Советской властью, осуществление планов восстановления капитализма в России. Перспективы экономического возрождения представлялись членам организации на основе взаимодействия трех факторов: иностранных инвестиций, кредитов «старых русских банков», минимального участия государства в финансировании520. Однако деятельность Торгпрома имела не только теоретическое, но и практическое значение. Члены союза вели активную работу по организации русской промышленности и сотрудничеству с иностранным капиталом за границей521.

Целостная программа «Восстановления хозяйственной жизни в России» была принята на учредительной конференции Русского Народно-Монархического Союза (25 марта - 5 апреля 1922 г.). Ее общие положения экономического оздоровления страны базировались на следующих мероприятиях:

1) внешних займах при условии платежеспособности по долгам; 2) внутренних займах у русских промышленников;

3) «строжайшей, драконовской экономии в государственном ГАРФ. Ф. Р-5912. Оп. 1. Д. 225. Л. 16.

Экономические записки. 1921. № 1/2. С. 67.

Экономические записки. 1922. № 3/4. C. 4.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com бюджете»; 4) приостановке финансовой реформы до момента, пока «в десятитысячные бумажки будут заворачивать селедки»522.

4.2 Социальная политика Социальные вопросы занимали важное место в дореволюционных политических программах монархистов. Проекты монархической эмиграции демонстрировали готовность к дальнейшим социальным уступкам. Если до революции планы сторонников монархии в своей основе сводились к политике «малых дел», реализация которых могла бы способствовать улучшению положения различных слоев населения – крестьян, рабочих, низших служащих, мещан, солдат523, то в эмиграции они расширились с учетом накопленного политического опыта, а также изменений, произошедших в России.

Будучи уверены в неизбежном падении советского строя, в эмиграции монархисты стремились создать конкурентоспособную модель общественного переустройства России, с одной стороны, альтернативную власти большевиков, с другой– адекватную изменившемуся российскому обществу. На волне постреволюционных событий из политических проектов правых исчез некогда яростно отстаиваемый ими постулат о сохранении сословного строя, социальная доктрина монархизма переориентировалась на общепопулярные принципы социальной справедливости и классового сотрудничества. Программы правоэмигрантов взяли установку на «одинаково справедливое отношение ко всем категориям производительных работников, как умственного, так и физического труда, каковые должны получить одинаковую защиту и равное обеспечение своих отдельных интересов»524.

Несмотря на идейную неоднородность монархической эмиграции (от сторонников исконных самодержавных начал Труды учредительной конференции Русского Народно-Монархического Союза (конституционных монархистов): с 25 марта по 5 апреля 1922 года. Мюнхен, 1922. С. 33-34.

См.: Кирьянов Ю.И. Правые партии в России. 1911-1917. М., 2001. С. 336.

ГАРФ. Ф. Р-5826. Оп. 1. Д. 166д (2). Л.86.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com до приверженцев конституционной монархии, вплоть до адептов монархической власти к советской политической системе), имевшиеся значительные теоретические расхождения в модели будущего общественного устройства, подходы монархистов к решению социальных вопросов в общем и целом не имели существенных различий. Исключение, пожалуй, составляла проблема определения социально-классовых приоритетов в постбольшевистской России, тесно связанная с представляемой доктриной экономического развития страны.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.