WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |

В общем направлении правоконсервативные варианты решения национально-религиозных проблем преследовали цель сохранения единства исторически сложившегося полиэтнического российского государства. Немаловажную роль в этом процессе имел выбор языка межнационального общения. Монархисты считали необходимым сохранить общегосударственный статус русского языка, признавая право национальных меньшинств говорить и учиться на родном языке.

По большому счету, в вопросе государственного устройства сторонники монархии не изменили своим убеждениям: стремились сохранить унитарное государство, отстаивали государственное единство, подчеркивали первенствующую роль русской народности, русского языка. В то же время праИльин И.А. Борьба за Россию // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 9-10. М., 1999. С. 362.

Солоневич И.Л. Проект общемонархической программы // Солоневич И.Л. Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. М., 2003. С. 156.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com вые пошли на определенные уступки по отдельным принципиальным позициям, в частности, в проблеме национального самоопределения. В эмиграции вопрос признания независимости бывших российских национальных окраин не вызывал особых дискуссий: даже крайне правые – сторонники целостности национального организма – вынуждены были безоговорочно признать независимость отделившихся от России Польши и Финляндии.

Более дискуссионным для монархической эмиграции стал вопрос определения политического статуса входивших в Россию национальных регионов. В связи с этим рассматривались три возможных варианта: 1) неизменное сохранение модели национальных отношений царской России; 2) возможность культурно-национальной автономии отдельных регионов; 3) вплетение федеративного принципа в систему национально-государственного устройства.

Приверженцы первой модели, правомонархисты, идеализируя пирамиду государственно-политического управления дореволюционной России, отстаивали реставрацию унитарного типа государственности без каких-либо элементов децентрализации.

Конституционное направление монархического спектра пыталось адаптировать идею государственного единства к сложившимся политическим условиям. Их лозунг культурнонациональной автономии призывал к созданию унитарного государства с широкими правами национального самоуправления.

Наконец, третий вариант, предложенный легитимистами, впоследствии развитый представителями праворадикального направления, демонстрировал дифференцированный подход к проблеме государственного устройства: одним территориям империи предоставить национальную автономию, другие включить в состав государства на федеративных началах. Праворадикальные организации предлагали рассматривать политический статус национальных регионов в соотPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ветствии с исторической ролью народа в Российской империи.

Наряду с восстановлением единой и неделимой России, для правых принципиальным было сохранение первенства православной веры в многонациональном русском государстве, однако статус других религий при этом не умалялся.

Характерным явлением для зарубежья стал возврат русской интеллигенции в лоно церкви. В объяснении самих эмигрантов, это происходило от подсознательного ощущения своей вины в том, что произошло с Россией. Однако в верности Зарубежья православию было не только искупление греха, но и стремление возродить духовные основы русской монархической власти. Для монархистов понятия «Великая Россия» и «Русь православная» были неразделимы. Свою миссию они связывали с необходимостью предотвратить духовное разложение и с этой целью оградить православное население России от влияния цивилизации европейского типа.

Политические потрясения в России и их последствия не могли не втянуть церковную иерархию в водоворот политики. Зарубежная Церковь переживала тяжелый кризис на почве своего политического и идеологического самоопределения. Однако раскол Русского Православия был не удивительным, а закономерным явлением, ибо в эмиграции оказалась часть того же дореволюционного российского общества, со всеми его болезнями, ставшими причиной революции427.

В своих программах сторонники монархии отстаивали тесное сотрудничество государственной и церковной властей. При этом они по-разному представляли степень их взаимоотношений. Крайне правые стояли за исторически сложившийся союз церкви и государства при главенстве последнего. В этой модели Церкви отводилась под контроль только духовно-нравственная сфера общества, она освобождалась от влияния светской власти лишь в вопросах догматических и канонических.

См.: Назаров М.В. Диалог РПЦЗ и МП: «Соединение может быть только в Истине». М., 2004. С. 25.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Совершенно противоположный взгляд был у И.Л. Солоневича, который выступал за «симфонию» государственной и церковной власти при руководящей роли Церкви. При этом деятельность церковных институтов значительно расширялась: они оказывали влияние не только на общественную, но и на политическую сферу государственной жизни.

Наибольшее число сторонников имела линия взаимоотношений, опиравшаяся на сотрудничество духовной и светской власти, служащих одной цели разными средствами, когда Церковь спасает души людей, борясь с внутренним злом в человеке, а государство защищает Церковь и свой народ от внешнего зла428.

Созданная за рубежом монархическая концепция национальной и конфессиональной политики существенным образом отличалась от дореволюционной. Обновленная модель была направлена на компромисс и взаимопонимание между различными народами российского государства в целях предотвращения национальных противоречий и укрепления государственного единства.

См: Там же. С. 18.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com - 4.1 Основные направления экономического развития Вопросы государственно-политического устройства неотделимы от решения социально-экономических проблем. В своих программах монархическая эмиграция ориентировалась на экономическое лидерство России в мире. Именно под лозунгом «хозяйственного возрождения России», без которого «невозможно найти выход из экономической разрухи, переживаемой всем миром», начал работу первый монархический съезд в Рейхенгалле429.

Сравнительный анализ правоэмигрантских проектов экономического возрождения позволяет заключить, что они не были столь разнообразны, как намеченные преобразования в области политики. Создаваемая модель российской экономики базировалась на решении трех ключевых вопросов: 1) стратегии экономического развития; 2) механизме восстановления экономики; 3) средствах и путях хозяйственного возрождения страны.

Так как большинство представителей монархического зарубежья являлось сторонниками аграрного пути развития России, ведущее место в программах восстановления национальной экономики занял актуальный для русского государства земельный вопрос, усложнившийся в силу обстоятельств рядом дополнительных проблем. Постреволюционные изменения обозначили новые акценты в области аграрных отношений: краеугольным камнем предстоящей реформы стала не наболевшая проблема малоземелья, а проблема перераспределения земельной собственности между бывшими и новыми владельцами.

Трагические уроки исторического опыта России, а также опыт проведения аграрных преобразований в Советском ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 133. Л. 1.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com государстве привели монархическую эмиграцию к поиску новых путей решения задачи. Попытки выработать общую платформу в области предстоящей земельной реформы были осуществлены на эмигрантских съездах в Рейхенгалле (1921г.) и в Париже (1926 г.).

Исходя из положения, что вопрос восстановления сельского хозяйства «является вопросом жизни и смерти русского народа»430, Рейхенгалльский съезд признал коренное решение этой проблемы в целях государственного блага России и интересов многомиллионной массы ее населения одним из первейших актов законной и правовой Верховной власти431.

В «Основных положениях» съезда по земельному вопросу говорилось, что «в России не было, нет и не может быть единого «аграрного вопроса», а есть десятки весьма сложных вопросов, связанных в той или иной мере с землепользованием и землевладением», поэтому не может быть однозначного выхода из столь сложной государственной проблемы432. При анализе ситуации, сложившейся в российском сельском хозяйстве, предлагалось учесть три обстоятельства:

1) в ходе революции в общий передел, в основе своей, попали земли зажиточных крестьян, крестьян-собственников, казаков, т.е. тех, в ком виделась опора будущей власти;

2) вследствие хозяйственной разрухи, уменьшения численности сельскохозяйственного населения России естественная потребность у крестьян в земле снизилась. «Крестьяне обрабатывают значительно меньше земли, чем до революции, и в общей совокупности не обрабатывают даже площади своей надлежащей земли… Процесс разрушения крестьянского хозяйства продолжается, и поэтому вопрос помощи земледельческому населению… является бесконечно острым и должен совершенно заслонить все остальные вопросы»433;

3) для подъема сельского хозяйства Россия нуждается в огромных средствах, источник которых виделся в «расчище ГАРФ. Ф. Р-5826. Оп. 1. Д. 167(2). Л. 146.

См.: ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 133. Л. 2.

ГАРФ. Ф. Р-5826. Оп. 1. Д. 167(2). Л. 146.

Там же. Л. 148.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com нии пути для частной инициативы и хозяйственного устроения страны». Выход из полного разрушения сельского хозяйства многим депутатам представлялся через восстановление права собственности законных владельцев земли»434.

Исходя из опыта большевиков в области аграрных преобразований, монархисты наивно полагали, что «русскому народу присуще правовое сознание и в равной степени чужды социалистические формы землепользования». Сторонники реставрации считали гарантией проведения в жизнь их политических замыслов веру крестьян «в совместимость земельной реформы с торжеством монархической идеи»435. Вопрос о количестве и об условиях передачи крестьянину земли пока откладывался. Намекая на его решение, делегаты ограничились абстрактной фразой, подающей определенные надежды русскому крестьянству: «Русский… хлебопашец должен быть обеспечен достаточным количеством земли, принадлежащей ему на праве собственности, чтобы не только кормить семью и богатеть самому, но и давать источники существования всему государству Русскому»436.

Впоследствии, рассматривая программу ВМС, И.Л. Солоневич заметил, что большинство присутствующих в Рейхенгалле – «крупнейшие помещики старой России», естественно, иного пути урегулирования земельного вопроса они предложить не могли. Понимая, что такой вариант вызовет, мягко говоря, неоднозначные оценки как в среде эмиграции, так и в самой России, съезд признал, что были намечены лишь контуры поставленной проблемы – «всемерное увеличение мелкого землевладения», и его участники не считают себя в праве «намечать в настоящее время [ee] исчерпывающее решение»437. Делегаты были вынуждены пользоваться общими формулировками, маскирующими разные взгляды зарубежного монархизма.

ГАРФ. Ф. Р-5826. Оп. 1. Д. 167(2). Л. 146.

Двуглавый орел. 1921. Вып. 9. 15(28)июня. С. 19.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 133. Л. 1.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 133. Л. 1.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Как уже отмечалось, середина 20-х годов стала временем серьезных мировоззренческих сдвигов в правом лагере русского Зарубежья. Важным фактором, стимулирующим политическую активность эмигрантского общества, стали изменения во внутренней политике Советской власти, связанные с переходом к НЭПу. Новая экономическая политика, объявившая своей целью установление на основе провозглашенной свободы торговли взаимовыгодных отношений с крестьянством, и особенно первые положительные итоги НЭПа вызвали незамедлительную реакцию правоэмигрантских кругов.

С.С. Ольденбург считал, что НЭП не был просто попыткой «обмануть Европу видимостью революции», как не был он и обманом собственных сторонников, восстанавливающих капитализм под прикрытием коммунистических фраз. Это был «отказ от борьбы с жизнью, оказавшейся для коммунистов непосильной»438.

Ю. Ростовский, оценивая результаты происходящих в России перемен, утверждал, что «новая экономическая политика не остановила процесса разрушения народного хозяйства», она всего лишь внесла изменения во внешние формы советского строя. «Свобода торговли, уничтожение пайковой системы, свобода передвижения, разбазаривание старых запасов и образование класса новой буржуазии» создали только «иллюзию пробуждения жизни в …России»439.

Более объективным и профессиональным представлялось мнение П.Б. Струве. У него не было никакого сомнения в том, что НЭП, «как частичный возврат к капиталистическому строю», являлся лишь «средством сохранения политической власти коммунистов в ожидании лучших времен».

Временность этой меры была очевидной уже потому, что, идя на введение НЭПа, Советская власть сохранила «незыблемыми четыре основных принципа своей политики: национализацию земли, средств передвижения, крупной промыш Русская мысль. 1923. Кн.VI-VIII. С. 453.

Ростовский Ю. Кризис НЭПа и современное положение в России. Новый сад, 1923.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ленности и внешней торговли». Отсюда Струве делал вывод:

«В политике Советов не произошло никакого рационального и глубокого изменения»440. Реализацию стратегии НЭПа он считал политически невозможной, ибо по своей концептуальной направленности НЭП приводил «к воссозданию отношений хозяйства, которые угрожали коммунистической власти полицейским крушением»441.

Оптимизация атмосферы эмигрантского общества, вызванная социально - экономическими сдвигами НЭПа, создала почву для формирования в среде монархизма самых компромиссных экономических доктрин. Уже на всеэмигрантском съезде в Париже бывшим сподвижником П.А. Столыпина В.И. Гурко442 был предложен альтернативный «рейхенгалльскому» вариант решения аграрного вопроса. Представленная докладчиком программа строилась на трех базовых принципах: 1) частная собственность, 2) закрепление земли, находящейся в фактическом владении крестьян, за новыми владельцами, 3) отказ от преследований за захват имущества во время революции. Выставляя на суд общественности свой проект аграрной реформы, автор уточнял, что он далек от совершенства и готов лишь для «внешнего употребления»443.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.