WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |

В общем и целом монархистов за рубежом по их политической ориентации можно условно разделить на «германофилов» и «франкофилов». Однако это разделение не являлось принципиальным. Сторонники монархии не отрицали, что им будет близка «та внешнеполитическая комбинация, которая в возможной наибольшей мере будет полезна в деле восстановления разрушенной революцией России»325. При этом имелась в виду не только военная, но и экономическая помощь союзников. Так, в «Декларации» вел. князя Кирилла Владимировича провозглашалось установление добрых отношений с теми народами, которые окажут помощь «при восстановлении нашей Родины». Аналогичного политического курса придерживались военные, ставившие цель «во имя русских интересов опереться на сильные в финансовом и политическом отношении державы, без сотрудничества которых немыслимо экономическое возрождение России»326.

См.: Суомела Ю. Зарубежная Россия. Идейно-политические взгляды русской эмиграции на страницах русской европейской прессы в 1918-1940. СПб., 2004. С. 52.

См. Бразоль Б.Л. Мир на перепутье. Белград, 1922. С. 39.

Двуглавый орел. 1921. Вып. 16. С. 37.

См.: Записка начальника штаба Русской армии генерала от кавалерии П.Н.Шатилова генерал-лейтенанту И.А.Хольмсену с изложением мнения Главнокомандующего генераллейтенанта П.Н.Врангеля о политической обстановке и вытекающем из нее характере политической работы русских организаций и военных представителей в Германии // Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов: Документы и материалы. Т. 1. Так начиналось изгнанье. 1920-1922 гг.

Кн. 2. На чужбине. М., 1998. С. 136.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Делая ставку на наиболее выгодный внешнеполитический союз, сторонники Врангеля признавали ошибочной тактику сближения «некоторых русских кругов» с Германией, объясняя это: во-первых, политической слабостью и политической зависимостью Германии от державпобедительниц; во-вторых, исторической враждебностью России и славянских государств германофильской политике;

в-третьих, стремлением Германии влиять на политическую жизнь России при условии ее участия в воссоздании России.

Указанные причины ориентировали российские внешнеполитические интересы в сторону группировки Франция - Соединенные Штаты - Славянские государства. Франция, как «естественный и самый выгодный союзник», непосредственно не граничила с Россией, не стремилась к захвату какихлибо территорий, была «менее заинтересована в хищнической эксплуатации России». Между тем именно она могла стать достаточно сильным экономическим донором для разрушенного российского хозяйства. С политической точки зрения союз единой и сильной России с Францией являлся мощным рычагом противодействия возрождающейся Германии.

Блок России и Соединенных Штатов, по мнению военных, предоставил бы России «неисчислимые выгоды». Гарантией от политической и экономической кабалы выступала географическая отдаленность обеих стран.

Третий участник союзнического блока – «Славянские государства, Чехо-Словакия и Королевство Сербов, Хорватов, Словенцев, создавшиеся за счет немецких государств», исторически тяготели к сильной и единой России, не связанной с Германией, «видя в ней единственную защиту от будущих попыток германизма вернуть себе утраченные им области»327.

По большому счету, резких противоречий в тактике международных отношений правые эмигрантские организации не проявляли. Об этом свидетельствовали и выступления См.: Там же. С. 137-138.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com участников Рейхенгалльского съезда. В них подчеркивалось, что «ни одно государство ничего не делало, не делает, и не будет делать для России вне своих прямых ясно осознанных … интересов». Ввиду этого не должно быть разделения монархистов на антантофилов, германофилов и других филов.

Единственное фильство – это русское фильство»328. Поэтому в выборе политических союзников необходимо исходить, прежде всего, из интересов русского государства. Монархия есть синоним сильной России, отсюда «друзьями монархистов» могут быть только те, кто хочет сильной России329.

Идея сильной государственности была политической аксиомой для консерваторов. Самодержавие, в их представлении, являлось символом политической стабильности, гарантией от революционных потрясений330. Однако если дореволюционная концепция монархической власти противопоставлялась правыми как буржуазно-капиталистической, так и революционно-социалистической альтернативе, в эмиграции она несколько видоизменилась, вобрав в себя отдельные элементы той и другой системы.

Сторонники восстановления самодержавногосударственных начал не могли не учитывать произошедшие радикальные перемены. Переживаемая Россией смена властных структур породила сложную проблему адаптации предлагаемой ими модели монархической государственности к новым условиям. Идеологическая перестройка мировоззрения консерватизма наглядно продемонстрирована в политических проектах правоцентристского и левого направления монархического движения.

Модель правого крыла зарубежного монархизма отражала традиционные для консерваторов взгляды на систему государственной власти. Его представители, не склонные к идейным переменам, отстаивали восстановление основ госуСм.: Тимонин Е.И. Исторические судьбы русской эмиграции (1920-1945). Омск, 2000.

С. 86.

Высший монархический совет. 1921. № 3. 28 авг.

См.: Репников А.В. Консервативная концепция российской государственности. М., 1999. С. 59.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com дарственного устройства России, в котором она пребывала до революции 1905 г. Однако, выступая за идеал неограниченной монархии, правые не исключали возможности присутствия в государственном аппарате представительных структур.

Они упорно противостояли копированию западных политических институтов, поэтому связывали форму будущего народного представительства с исторически приемлемым Земским Собором, имевшим лишь совещательные функции. Реставраторы были сторонниками жесткой централизации государственного аппарата, ратовали за объединение России «земской» и «государственной» в единое управленческое пространство.

Акцентируя внимание на институте самодержавия, крайне правые в своих программах обходили политикоправовые аспекты общественной жизни, не интересовались проблемой защиты прав человека.

Конституционное направление монархического движения, ставшее плодотворным «всходом» русской либеральной традиции на почве консервативных ценностей, представляло модель правового государства, защищающего политические права своих граждан, равноправие всех граждан перед законом. Его представители стремились к установлению в России конституционной монархии во главе с исторической династией Романовых. В этой модели верховная власть принадлежала царю, исполнительная - правительству, законодательная разделялась между монархом и органом народного представительства, наделенным широкими правами. Предлагаемая формула фактически демонстрировала откат к основам государственного устройства России, установленным Манифестом 17 Октября 1905 г. «Государство, нация, собственность», - вот как, пожалуй, можно сформулировать девиз этого курса.

Конституционалисты акцентировали особое внимание на выборной системе, от которой напрямую зависел баланс работы всего аппарата власти. Их программы отражали схему PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com выборов без каких – либо цензовых ограничений, учитывающую вероисповедальные и национальные интересы.

Левое крыло монархической эмиграции официально придерживалось непредрешенческой позиции. Его сторонники выступали за созыв Учредительного собрания, которому фактически предстояло решить судьбу российской государственности. При этом надежды левой части правоконсервативного спектра связывались с выбором монархической формы правления. В случае установления в стране монархии Учредительному собранию передавались законодательные функции.

Если указанные выше теоретические конструкции уже в той или иной степени апробировались на российской политической сцене, то модель, предлагаемая легитимистами, являлась воплощением нового подхода к системе будущей власти. По мнению сторонников легитимной монархии, она синтезировала в себе все лучшее из государственного организма императорской и Советской России. Из «старой» модели легитимисты брали за основу сильную монархическую власть, из «новой» - советскую систему народного представительства. Их идеал государственности воплотился в теории «Царь и Советы». В цепи государственного управления Советы являлись связующим звеном между народом и властью. Высшим органом народного представительства объявлялся Всероссийский съезд Советов.

Важная роль в порядке формирования представительских структур отводилась избирательной системе, основанной не на имущественном, а на профессиональном принципе.

Консерваторы понимали, что восстановление монархического строя – процесс долгий и болезненный, поэтому для «полного торжества» монархии потребуется определенный переходный период. На этом этапе прогнозировались два варианта развития событий: первый намечался на случай благоприятной политической ситуации, когда все противоречия в установлении монархического правления могут быть сглажены в процессе работы Учредительного собрания; вторым PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com вариантом представлялась военная диктатура, призванная «подготовить почву» для укрепления самодержавной власти.

Именно этот путь был наиболее популярен среди правоэмигрантских сил.

Опыт революционных потрясений в России заставил консервативных идеологов обратить особое внимание на политическую структуру постбольшевистского общества. Общая концепция организации политических партий, их роли и участия в жизни страны сводилась к жесткой системе качественного отбора людей, идущих в политику. Монархисты не являлись противниками партий, выражающих интересы различных групп населения, однако выступали за их количественное ограничение. Гарантом ограждения от политического произвола заявлялась самодержавная монархия.

Значительные изменения произошли не только во внутриполитических, но и во внешнеполитических ориентирах правых. Их подходы к решению внешнеполитических вопросов по-прежнему строились на великодержавных позициях.

Однако произошла кардинальная перестройка на доктринальном уровне: консерваторы до революции считали, что в области международных отношений Россия должна опираться на родственные ей монархические режимы, а не на правительства «буржуазной демократии»331. В эмиграции, трезво оценив реальную обстановку, свои силы, перспективы международной поддержки, монархисты сняли этот лозунг. Их стратегические планы, прежде всего, сводились к поиску союзников в борьбе с большевистской Россией, а политические ориентиры направлялись на страны европейского континента, независимо от их формы правления. В фокусе правой эмиграции сосредоточились Германия и Франция, с которыми сложились тесные исторические связи. Однако расслоение консервативного русла на разные внешнеполитические направления не являлось принципиальным, о чем свидетельствовало создание общей внешнеполитической платформы:

Политические партии России. Конец XIX- первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996. С. 7.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com она базировалась на принципе мирного сосуществования, восстановления мирными средствами внешнеполитического могущества России. Таким образом, идея «Великой России» легко перестраивала политические настроения монархистов в сторону стратегических интересов самой России.

В массовом сознании правоконсервативного крыла русской эмиграции сложился свой образ обновленной России.

Сложная дифференциация в рядах монархических сил обусловила множество вариантов посткоммунистического развития. Однако на фоне разнообразия политических моделей четко прослеживается линия, характеризующая эволюцию русского зарубежного монархизма. Новые подходы в области государственной политики отразились в проведении линии «сильной власти» при сохранении в структуре государственного управления элементов народного представительства; предусматривалась децентрализация системы управления с помощью областной автономии и расширения прав местного самоуправления.

Кроме того, эмигрантский консерватизм пережил эволюцию взглядов на традиционную для России общественную иерархию. Правые партии отказались от сохранения сложившегося в стране сословного строя, который ранее, в их понимании, являлся краеугольным камнем Российского государства.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com 3.1 Национальный вопрос Революционный процесс 1917 г. в России привел к распаду империи и положил начало процессу образования на ее территории национальных государств. Решающие шаги на пути государственного размежевания были сделаны большевиками, выступившими за предоставление нациям права на самоопределение вплоть до отделения и формирования самостоятельных государственных образований. Альтернативу национальной политике большевиков составило Белое движение, сплотившее вокруг себя все консервативные элементы российского общества. В качестве идеи, способной объединить антибольшевистские силы, выдвигался лозунг сохранения Великой, единой и неделимой России с ее статусом мировой державы. Таким образом, по своей сути, политическая платформа Белого движения в области решения национального вопроса повторяла политику царской администрации, с одним дополнением: национальностям, проживавшим на территории империи, предлагалось предоставить широкую автономию, которая ставилась в зависимость от вклада, внесенного в борьбу с большевиками332.

В условиях Гражданской войны противники Советов так и не смогли представить на суд общественности продуманной системы государственного устройства, способной составить основу государственной власти на освобождавшихся от Красной Армии территориях, а в перспективе – и на всей территории страны. Решение национального вопроса в этой ситуации не считалось первостепенным. Лишь после поражения генерала Врангеля, когда русские изгнанники вплотСм.: Смолин А.В. Страны Балтии (Эстония, Латвия) и Финляндия в политике российских консерваторов в годы Гражданской войны // Консерватизм и либерализм: история и современные концепции. Материалы международной научной конференции. СПб., 2002. С. 154.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ную занялись выяснением причин краха Белого движения и распада страны, национальный вопрос стал предметом широкого обсуждения333.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.