WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |

Любопытно отношение легитимистов к бюрократии, являвшейся традиционным объектом критики монархистов.

Они считали, что бюрократия - «целая административная и канцелярская система с чиновничьей верхушкой» - станет неотъемлемой частью будущего административного аппарата. Зло заключается не в самой бюрократии, а в ее гипертрофии, переросте, чрезмерном преувеличении ее власти и значения, в недостаточном над ней контроле280.

В большинстве монархических программ вопросы организации административного управления решались путем «некоторой децентрализации и широкого местного самоуправления»281, расхождения наблюдались в форме самоуправления в освобожденной России. Один из идеологов РНСУВ Б.Л. Солоневич282 считал, что местное управление «будет территориальным, а не национальным, и эти формы самоуправления – сами по себе необходимые и благодетельные – не отразятся на целостности государственного организма»283. С целью эффективного функционирования государственного аппарата он предлагал вернуться «к принципу московских царей», когда центральная власть и местные самоуправления работали в тесном сотрудничестве и при полной взаимной поддержке284.

Локоть Т. К живым истокам // Высший монархический совет. 1923. № 104. С.1.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 67.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 306.

ГАРФ. Ф. Р-5826. Оп. 1. Д. 107. Л. 68.

Солоневич Борис Лукьянович – брат и сподвижник И.Л. Солоневича.

Солоневич Б.Л. Силуэты будущей России // Сигнал. 1938. № 39. 15 сент. С. 3.

Солоневич И.Л. Проект общемонархической программы // Солоневич И.Л. Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. М., 2003. С. 156.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com И.А. Ильин в своем проекте государственного устройства делил Россию на ряд наместничеств (в размере губерний или небольших «областей») во главе с наместниками – представителями государственной власти на местах. Наместник создавал при себе Совет наместничества совещательного характера, члены которого распределяли между собой управленческие функции. По аналогичной иерархии организовывались и низшие (окружные) органы управления285.

За жесткую централизацию государственного аппарата выступали только крайне правые. Их формула государственного управления сводилась к объединению «земской и государственной России – в единую Россию»286. Такая административная модель, прежде всего, объяснялась централизаторской традицией России287. Правые монархисты доказывали бесполезность земских учреждений в аппарате власти возрожденной России, и предлагали передать все дела в области ведения местного хозяйства «чисто правительственным органам». Однако, сдерживая свои реакционные настроения, они все же вынуждены были признать, что не исключают какойлибо «формы самоуправления и представительства местного населения» в будущем288.

Вопросы государственного строительства неотделимы от проблем политики и политических партий. Этому аспекту зарубежный монархизм уделял особое внимание, ибо от соответствующим образом выстроенной политики напрямую зависела дальнейшая судьба русского государства.

Осознавая всю опасность, которую несет в себе любая политическая диктатура, РНСУВ считал, что «никак не партия будет управлять будущей Россией. Движение – да, но не См.: Ильин И.А. Основы государственного устройства // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 7. М., 1993. С. 502.

См.: Мы и они (О будущем государственном строе России) // Двуглавый орел. 1921.

Вып. 3. 1(14) марта. С. 18.

Святополк-Мирский Д. Чем объяснить наше прошлое. Что ждать от нашего будущего.

Париж, 1926. С. 72.

См.: Мы и они (О будущем государственном строе России) // Двуглавый орел. 1921.

№3. 1(14) марта. С. 18.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com резко очерченная группа лиц с партбилетами и назначениями сверху»289.

Представители Высшего Монархического Совета исключали в будущей России «существование каких-либо политических партий и организаций, программы коих почерпнуты вне идеи Православной русской государственности»290.

Вопросы теории политики и политических партий подробно рассматривались И.А. Ильиным, И.Л. Солоневичем, П.Б.Струве. И.А. Ильин никогда не отделял политики от государственной деятельности, поэтому считал, что России нужен не партийный политик, а «предметный». Называя политику «делом чистых рук», он уделял особое внимание качественному отбору пришедших в политику людей291. С политикой связывалась идея стажа («положительный опыт в делах организации и государственного управления»)292 и идея «ранга». Устанавливался т.н. «верный ранг», определяемый «не сословием, не богатством и даже не образованием, но способностью души верно и жертвенно служить, … творчески организовывать»293.

И.Л.Солоневич в своей программе выстраивал систему политических партий не по идеологическому, а по социально-классовому принципу. Он считал, что в России возникнет целый ряд монархических партий – крестьянская, рабочая, «какие-то интеллигентские группировки», «какие-то одинаково монархические группировки или партии будущего торгово-промышленного класса». Их интересы будут противоречивы, однако гарантом их «мирного сосуществования» будет выступать самодержавная монархия, уравновешивающая и обязывающая к сотрудничеству294.

Свой специфический взгляд на партийно-политический вопрос имел П.Б. Струве. В статье «Две творческие идеи в Солоневич Б.Л. Силуэты будущей России // Сигнал. 1938. № 41. 15 окт. С. 2.

Высший монархический совет. 1923. № 79.

См.: Ильин И.А. Основы государственного устройства // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 7. М., 1993. С. 504.

См.: Там же.

Там же. С. 504-505.

См.: Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2003. С. 129.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com политике возрожденной России» он писал: «Все жизнеспособные партии в будущей России будут так или иначе национальными, и самая сильная из них, быть может, так и назовет себя прямо и просто – русской партией». Эта партия по своему составу и корням явится партией крестьянской. Она представит свою экономическую и политическую программу.

Первая заявит гарантию социальной защищенности населению России, вторая, - «отрицание всякой… «идеократии», т.е. подчинения большинства народа или нации правящему меньшинству». Крестьянство, как основная политическая сила в стране, будет знать, «кому вручить и поручить власть не над страной, а в стране»295.

2.2. Внешнеполитические ориентиры Составной частью модели государственного устройства является определение внешнеполитической доктрины. Проблемы внешнеполитической ориентации России, ее роли и места в мировом сообществе не могли выпасть из поля зрения монархистов. Этот факт был сопряжен с двумя причинами: 1) объяснением взаимосвязи революционных событий в России с политическими процессами, происходившими в мире; 2) поиском союзников в деле освобождения страны от большевизма и ее национального возрождения.

Первый фактор базировался на положении о ведущей роли России в мировой политике. В идеалах монархистов Россия всегда оставалась «Великой Державой», без влияния которой не могло пройти ни одно крупное международное событие. При этом термин «Великая Россия» имел в зарубежном правоконсервативном лагере два смысловых значения: с одной стороны, России отводилась роль миротворца, гегемона мировой политики; с другой - мирового диктатора, исполненного агрессивных планов. Хотя агрессивные устремления правых зачастую тщательно вуалировались мироСтруве П.Б. Дневник политика: Две творческие идеи в политике возрожденной России // Россия и славянство. 1928. № 2. 8 декаб. С. 2.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com творческими целями, поэтому грань между представлениями эмигрантского монархизма о «величии» России была чрезвычайно тонка.

«Российской империи придется брать на себя задачу арбитра Юго-восточной Европы: наши южные народы вряд ли сумеют наладить общий план действий, а, быть может, придут в столкновение между собой по вопросам разграничения»296, - писала легитимистская газета «Луч».

П.Б. Струве считал, что все силы государства необходимо направить на достижение экономического господства в бассейне Черного моря (территория, куда входят «все европейские и азиатские страны, выходящие к Черному морю»).

Эта область с ее природными (каменный уголь, железо) и человеческими ресурсами, доступная реальному влиянию русской культуры, рассматривалась им как единственный базис для воссоздания экономического могущества России297. К тому же обладание проливами представлялось необходимым не только для самой России, но и для ее миротворческой и объединяющей роли на Ближнем Востоке. Таким образом, после разрешения славянского вопроса российскому государству, по прогнозам П.Б. Струве, еще предстояло окончательное разрешение восточного вопроса. В его стратегические планы включалось обладание Константинополем, владея которым, русское государство сможет стоять на страже свободы всех славян и восточных народностей, не различая их со славянами298.

Программа Союза Объединенных монархистов не ограничивалась главенствующей ролью России на Ближнем Востоке, перед ней ставились более масштабные внешнеполитические задачи, способные реализовать имперские амбиции России. Первая из них касалась возвращения русских земель (в тесном союзе с Германией), «незаконно захваченных» Луч. 1932. № 42. С.3.

Струве П.Б. Великая Россия // Струве П.Б. Patriotica: Политика. Культура. Религия. Социализм. М., 1997. С. 53.

Струве П.Б. Великая Россия и Святая Русь // Нация и империя в русской мысли начала XX века. М., 2004. С. 232.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Польшей, Чехословакией и Румынией. Освобожденным территориям Латвии, Литвы, Финляндии и Эстонии предлагалось войти в состав империи на правах широкой автономии.

Вторая политическая цель - завоевание Константинополя с проливами и окружающей его территорией, строительство в этом районе военно-морской базы, для обеспечения безопасности которой планировалось присоединить прибрежные зоны Черного моря, Босфора, Мраморного моря и часть островов архипелага (т.н. Византию).

Третьей стратегической задачей ставилось образование Армянского государства из Русской, Турецкой и Персидской Армении со столицей в городе Эрзерум. На этом же этапе предполагалось одновременное вступление России в борьбу за обладание морской базой в Средиземном море – портом Александритом с прилегающими к нему областями и за образование Курдского государства.

Далее планировалось приобретение морской гавани в Индийском океане, и с этой целью оккупация Афганистана и принадлежащего Англии Белуджистана, что приведет к неизбежному конфликту с Англией. В свою очередь разгром Англии рассматривался как гарантия закрепления российского влияния в Турции, Персии, Месопотамии, Сирии и Омане (Юго-Восточная Аравия).

В стратегические планы Союза, кроме всего прочего, входила интервенция на территории Дальнего Востока (в союзе с Соединенными Штатами), направленная на присоединение к России Северной Манчжурии и отторгнутого Японией Сахалина.

Завершением «триумфального шествия» России по миру представлялось укрепление ее позиций в Атлантическом океане через приобретение у Норвегии за крупное денежное вознаграждение области Финмарк.

Ядро российского внешнеполитического спектра, по замыслу Объединенных монархистов, составлял союз славянских государств: Югославии, Болгарии, Чехословакии, Польши, к которому со временем должны примкнуть ГреPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ция, Румыния, Турция, Персия, Оман, Сирия и Ирак. Провозглашалась ориентация на миролюбивую политику с Индией, Китаем, Японией. В глобальном смысле России предстояло стать «оплотом мира во всем мире»299.

И все же в своем большинстве монархисты представляли российское государство «великим», но не «воинствующим». Именно «Великой в столыпинском смысле», такой, «чтобы люди могли спать спокойно»300, - видел Россию В.В.

Шульгин. «Самые миролюбивые цели»301, выраженные в стремлении «содержать вооруженные силы лишь в пределах, необходимых для поддержания внутреннего порядка»302, ставили сторонники вел. князя Кирилла Владимировича. Даже жестко подходивший к государственным вопросам И.Л. Солоневич мыслил будущую Россию лишенной стремления и желания территориальных приращений. «Российская Империя, - писал он, - должна поддерживать всякое начинание, клонящееся к сверхнациональной организации человечества»303.

Официально внешнеполитическая линия монархистов была утверждена на съезде в Рейхенгалле. В Основных положениях съезда говорилось: «Сильную и возрожденную Россию Съезд не мыслит как угрозу кому бы то ни было в международном сообществе государств. Не на мести и не на ненависти будет построена возрожденная Монархическая Россия… Русский народ должен возвратить себе подобающее и надлежащее ему по праву почетное место среди Великих Держав»304.

Работа над внешнеполитической доктриной постбольшевистской России была продолжена на эмигрантском форуме 1926 г. в Париже. Делегаты приняли единодушное решение о том, что возрожденное государство будет стремить ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 148-150.

Шульгин В. Последний очевидец: Мемуары. Очерки. Сны. М., 2002. С. 519.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 205.

ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 570. Л. 73.

Солоневич И.Л. Проект общемонархической программы // Солоневич И.Л. Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. М., 2003. С. 157.

Двуглавый орел. 1921. Вып. 9. 1(14) июня. С. 9.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ся к установлению дружеских отношений со всеми своими соседями305. Его национальные интересы к внешнему миру будут строиться на новых основаниях, одно из которых - «мир со всеми – внешний мир для внутренней созидательной работы»306.

Надо признать, что в сложившихся условиях иной позиции монархисты принять не могли. Они осознавали, что без политических союзников планы освобождения и возрождения российского государства фактически обречены на провал. Сохраняя иллюзию заинтересованности европейского сообщества в установлении «настоящей государственной власти» в России, правые были уверены, что Европа начинала понимать, пока в России существует большевизм, [она] никогда не будет знать нормального политического и экономического существования307.

Своеобразным осколком бывшей монархической России за рубежом являлись русские дипломатические миссии.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.