WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Параграф первый «Объект и предмет злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности. Понятие кредиторской задолженности в уголовном праве» посвящен изучению существующих в уголовно-правовой науке точек зрения на природу кредиторской задолженности, содержание объекта и предмета исследуемого преступления и обоснование собственной позиции по этим вопросам. Она состоит в том, что познание истинного смысла уголовного закона, применительно к отдельным признакам ст. 177 УК РФ, предполагает тщательное изучение его словесной оболочки, его текста, что, естественно, не может быть сделано без учета всех основных видов толкования. Автор приходит к выводу о том, что термин «кредиторская задолженность» означает любые суммы задолженности предприятия, организации либо частных лиц другим предприятиям, организациям, а также отдельным физическим лицам. При этом делается вывод о необходимости расширенного толкования кредиторской задолженности, возникающей не только как следствие невозвращения ранее полученных кредитов, но и в результате любых взаиморасчетов между хозяйствующими субъектами.

Далее приводится обоснование нецелесообразности отказа от употребления термина «злостное» при описании преступления. В большинстве изученных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ (76% всех «отказных» материалов) указывается на отсутствие фактов именно злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Большинство авторов, исследующих вопросы применения в практике правоохранительных органов ст. 177 УК РФ, сходятся во мнении, что основной причиной сложности привлечения к уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности является несовершенство действующей нормы, связанное с возможностью неоднозначного толкования термина, определяющего само преступное деяние. Анализируя диспозицию ст. 177 УК РФ, мы действительно сталкиваемся с отсутствием четкого законодательного определения понятий "злостность" и "уклонение".

Отказ от употребления термина «злостное» или замена его будут не обоснованы, так как это определение подчеркивает направленность преступного умысла, помогает передать сущность преступления и в полной мере соответствует традициям российского уголовного права, предусматривающего это понятие в целом ряде статей Уголовного кодекса Российской Федерации.

Содержание родового и видового объектов злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности определяется защитой тех общественных отношений, характер которых определяется, соответственно, названиями раздела 8 и главы 22 Уголовного кодекса РФ. По нашему мнению, это позиция самого законодателя и её необходимо придерживаться.

При классификации преступлений, расположенных в указанной главе на различные группы (кредитные, валютные, таможенные, налоговые и др.) следует вести речь об их общем групповом объекте преступного посягательства, не связанном со структурой УК РФ. Анализируя существующие мнения по содержанию непосредственного объекта злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, автор приходит к выводу, что основной непосредственный объект составляют общественные отношения по обеспечению взыскания всех видов кредиторских задолженностей, а факультативный – установленный порядок исполнительного производства.

В параграфе втором «Объективная сторона злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» исследуются отдельные элементы объективной стороны преступления и делаются предложения по совершенствованию их законодательного описания. Автором обосновывается позиция в отношении элементов объективной стороны, которая состоит в следующем:

а) злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, как деяние, совершается путем бездействия, а действия лица, осуществляющего это преступление, есть ничто иное, как подготовка и (или) маскировка упомянутого бездействия;

б) состав преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ, является формальным, так как установление характера и размера причиненного преступлением вреда не требуется, хотя он неизбежно причиняется в каждом случае совершения этого преступления (его определение невозможно по причине отсутствия каких-либо методик его определения и субъективного подхода к этой процедуре);

в) не существует признаков, характеризующих уклонение от погашения кредиторской задолженности, как злостное в любых ситуациях, применительно к любому преступлению. Поэтому приходится ограничиваться указанием только тех обстоятельств, наличие которых обязательно для самой возможности признания уклонения злостным. В качестве таковых следует считать наличие денежных и иных средств, достаточных для погашения кредиторской задолженности с учетом очередности каждого из кредиторов. Достаточность указанных средств должна определяться исходя из их общего объема, т.е. активов организации.

Умышленное уменьшение кредитором организации платежеспособности в предвидении вынесения соответствующего судебного акта следует оценивать как прием ухода от уголовной ответственности.

г) при расследовании злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности важно правильно оценивать гражданско-правовые операции, совершаемые как кредитором, так и заемщиком на предмет их относимости к преступлению. Прежде всего, это касается договора цессии и взаимозачетов.

Особое внимание уделено разработке предложений по порядку определения размера задолженности. Его следует определять, исходя из следующих правил:

а) ее величины, зафиксированной в соответствующем судебном акте (актах);

б) суммирование отдельных сумм кредиторских задолженностей в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности (два года). Таким образом, будет учтен опыт законодателя по урегулированию схожих вопросов в рамках составов других преступлений (в данном случае – налоговых);

в) распространение «крупного размера» на задолженности, возникающие в результате отказа от оплаты ценных бумаг, для чего соответствующую фразу («…в крупном размере») следует перенести далее по тексту диспозиции статьи.

Далее автором исследуются разновидности судебных актов, вступление в законную силу которых является обязательным условием привлечения лица к ответственности по ст.177 УК РФ. Под ними следует понимать: а) любой акт, вынесенный судом обшей юрисдикции, арбитражным судом по существу рассмотренного спора, в любой инстанции, включая мировое соглашение, а также предусматривающее возможность отсрочки погашения задолженности;

б) судебные акты, связанные с принудительным исполнением решений третейских судов; в) судебные акты, связанные с исполнительным производством по оплате ценных бумаг; г) решения международных судов.

Третий параграф «Субъект и субъективная сторона злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» посвящен, главным образом, поиску путей совершенствования законодательного описания субъекта преступления. Сделано предложение о замене понятия «руководитель организации» и «гражданин» соответственно на «руководитель юридического лица» и «физическое лицо». Они представляются более точными и юридическими правильными. Это признано самим законодателем, который внес соответствующие изменения в другие статьи главы 22 УК РФ, например, ст.ст. 196 и 197 УК РФ.

Четвёртый параграф «Криминологическая обусловленность введения квалифицированного состава злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» содержит обоснование введения указанного состава преступления и необходимых квалифицирующих признаков. В качестве таковых предлагаются три квалифицирующих признака, заключающиеся в злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности, образовавшейся при непогашении государственного целевого кредита, совершении преступления группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере.

В этом разделе работы также обобщаются все ранее высказанные предложения по совершенствованию законодательного описания диспозиции ст. 177 УК РФ. Её итоговая редакция должна, по мнению автора, выглядеть следующим образом:

Статья 177. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности 1. Злостное уклонение руководителя юридического лица или физического лица от погашения кредиторской задолженности, в том числе от оплаты ценных бумаг, в крупном размере при наличии вступившего в законную силу соответствующего судебного акта, - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении государственного целевого кредита и иных средств, предоставляемых государством на льготных условиях;

б) в особо крупном размере;

в) группой лиц по предварительному сговору, - наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

Примечание:

1. Под кредиторской задолженностью в настоящей статье следует понимать любые виды задолженностей, имеющих денежное выражение, за исключением случаев, предусмотренных ст. 145.1, ст. 193, ст. 194, ст. 198, ст.

199, ст. 199.1 УК РФ.

2. Обязательным условием признания уклонения от погашения кредиторской задолженности злостным является наличие у должника достаточных для ее погашения средств (денежных, ценных бумаг и материальных ценностей), с учетом установленной законом очередности погашения каждой кредиторской задолженности.

3. Размер кредиторской задолженности определяется по судебному акту (актам), ступившим в законную силу.

4. Крупным размером в настоящей статье признается сумма кредиторских задолженностей, составляющая в итоге двести пятьдесят тысяч рублей за период двух последних лет, а особо крупным – один миллион рублей – в течение последних шести лет.

Содержание пятого параграфа «Отграничение злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности от смежных преступлений и гражданско-правовых деликтов» в полной мере определяется её названием.

Среди соответствующих проблем автором были выделены те, которые представляют наибольшую актуальность и сложность:

а) проблема, определяемая изменением, с течением времени, преступного умысла виновных лиц с совершения указанного преступления на хищение (в данном случае, с учетом длящегося характера исследуемого преступления, деяние виновного надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 177 и 159 УК РФ);

б) обоснование возможности квалификации деяний виновного по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 177 и 165 УК РФ, но только в случаях достоверно установленного имущественного ущерба конкретного размера;

в) обоснование невозможности квалификации преступных деяний одновременно по ст. 177 УК РФ – с одной стороны и ст.ст. 195, 196 и 197 УК РФ – с другой.

Автором выделены основания, по которым должно проводиться разграничение злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности от преступлений, предусмотренных ст.ст. 196 и 197 УК РФ:

по направленности схожих приемов, используемых при их совершении;

характера самих деяний и кругу потерпевших лиц.

В заключение пятого параграфа автором даны рекомендации по квалификации действий виновных лиц в типичных ситуациях совершения ряда преступлений экономической направленности.

Глава третья «Правовые и иные меры по предупреждению злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» состоит из двух параграфов.

Параграф первый «Количественно-качественные показатели преступлений, сопряженных со злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности и соответствующие меры по их нейтрализации» содержит обоснование авторской методики определения степени латентности преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, которая была применена в отношении трех субъектов Российской федерации:

Краснодарского края, Ставропольского края и Ростовской области.

Полученные выводы свидетельствуют о том, что латентность указанных преступлений составляет от 97,5 до 98,4 %.

Среди мер правового характера, направленных на предотвращение злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, главными, по мнению автора, являются:

а) отнесение указанного преступления к компетенции органов предварительного следствия, а не дознания (по причине недостаточности времени на установление всех элементов состава преступления);

б) обучение следователей (и особенно – дознавателей) тем положениям гражданского, гражданско-процессуального, арбитражно-процессуального отраслей права, знания которых необходимы в расследовании экономических преступлений вообще и фактов злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности – в частности;

в) преодоление негативной практики в деятельности правоохранительных органов, связанной с перекладыванием бремени доказывания на кредитора и уговорах о примирении с должником;

г) преодоление двух негативных, противоположных по своему характеру, тенденций в действиях кредиторов: использование механизма уголовного преследования, как средства давления на должника при любом возможном случае – с одной стороны, и нежелание отстаивать свои законные права из-за боязни потерять выгодные хозяйственные связи – с другой стороны.

Второй параграф «Реализация уголовно-правовой защиты прав кредиторов и заемщиков и соответствующие меры по нейтрализации злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» тем аспектам предупреждения преступления, которые связаны их своевременным обнаружением. В этом плане автор счёл необходимым внести соответствующие изменения и дополнения в Закон о прокуратуре и ГПК РФ, которые позволили бы прокурору:

а) проводить проверки соблюдения и исполнения законов организациями по собственной инициативе. Для этого необходимо ч.2 ст.ФЗ «О прокуратуре» дополнить фразой «…, а также по собственной инициативе»;

б) подавать заявления в суды с целью защиты прав и законных интересов граждан при отсутствии у них материальной возможности обеспечить свою защиту. Для реализации этой меры необходимы соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в части толкования содержания понятия «уважительных причин», содержащегося в ч.1 ст.45 ГПК РФ.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.