WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Советско-германская война в этих рассказах преподносится молодежи ФРГ как своеобразная идиллия, полная разнообразных приключений на чужой территории, как ситуация, в которой немецкому военнослужащему предоставляется возможность проявить свои высокие мужские качества в сражениях с внешним врагом. Таким образом с помощью исторической литературы в германском обществе поддерживаются старые милитаристские традиции.

Наступивший с середины 80-х годов третий этап в зарубежной историографии советско-германской войны отличается от предшествующего в первую очередь тем, что западные историки получили во много раз больше возможностей для использования в своих работах советских источников, в том числе и ранее закрытых. Их работы в связи с этим перестали быть односторонними. В них о действиях в годы войны Советского Союза и его вооруженных сил стало говориться не меньше, чем о действиях германской стороны.

Типичной с этой точки зрения является книга американского историка Э.Хойта"199 дней битвы за Сталинград", вышедшая в США в 1992 г. и приуроченная к 50-летию Сталинградской битвы. Автор получил доступ к документам в российских архивах и широко их использовал в книге. В ней главы, повествующие о действиях военных и политических руководителей СССР и Германии, чередуются с рассказами о героических защитниках Сталинграда, со многими из которых Хойт встречался во время сбора материалов для книги в России.

Больше внимания советской стороне стала с 80-х годов уделять и литература о советско-германской войне, публикуемая в ФРГ.

Примером может служить 10-томная работа "Германский рейх и вторая мировая война", разрабатываемая управлением военно-исторических исследований бундесвера. В четвертом томе этого труда, посвященном полностью подготовке и ходу советско-германской войны до осени 1942 г., имеются две специальных главы об СССР. Они написаны на основе главным образом советских открытых источников. Этот том издан в ФРГ отдельной книгой (105).

Ряд новых советских источников, не бывших ранее в научном обращении, использовано в книге "Война Германии против Советского Союза", изданной в ФРГ в связи с 50-летием нападения Германии на СССР. В ней имеются материалы из Центрального архива Министерства обороны РФ, Мемориального музея немецких антифашистов (г.Красногорск), Центрального музея вооруженных сил (г.Москва), других российских музеев и частных коллекций (106).

Другой особенностью третьего этапа зарубежной историографии является возросший интерес западных исследователей к военному искусству и особенностям действий вооруженных сил СССР в советскогерманской войне. Демонстрация в начале 80-х годов в США и других англоязычных странах американо-советского многосерийного фильма "Великая Отечественная" (под названием "Неизвестная война") дала возможность новому поколению на Западе осознать огромные масштабы сражений, которые происходили на советско-германском фронте, вызвала желание подробнее ознакомиться с неизвестной для него войной. Откликаясь на запросы американских военныхкругов, управление по изучению Советской Армии общевойсковогоисследовательского центра США подготовило ряд работ об участии Красной Армии в войне против Германии. Среди них:

"Советская военная хитрость во второй мировой войне", "От Дона до Днепра: Советские наступательные операции с декабря 1942 по август 1943 года", "Советская военная разведка во время войны" и другие. В качестве автора всех этих работ выступает руководитель управления полковник Д.Глэнтц. Некоторые из этих книг были переизданы в Лондоне и получили распространение не только в США, но и вдругих западных странах (107,108,109,110).

На третьем этапе резко изменилась направленность исторической литературы о войне в бывших европейских странах социалистического содружества. Если раньше издававшиеся там работы повторяли основные концепции советской историографии и делали упор на сотрудничестве этих стран с СССР, то в последние годы там все больше появляются антисоветские тенденции. В Польше, например, это особенно сказывается в публикациях о расстреле польских офицеров в Катыни, Варшавском восстании 1944 г., вступлении Красной Армии на территорию Польши в сентябре 1939г.

(111, 112, 113, 114, 115). В Чехии преобладающими в последнее время стали работы, раскрывающие действия чехословаков в составе вооруженных сил западных союзников, а не совместно с Красной Армией, как было раньше (116, 117). С объединением Германии полностью исчезла богатая просоветская литература ГДР о Великой Отечественной войне.

Еще одной характерной чертой третьего этапа зарубежной историографии явилось оживление сторонников тезиса о превентивном характере войны Германии против Советского Союза. Еще в 60-е годы наиболее авторитетные западные историки показали ложность, неправомочность этого тезиса, выдвинутого гитлеровцами сразу после нападения на СССР и подхваченного после войны рядом реакционных авторов в ФРГ, США и других странах. Начало перестройки в СССР совпало с реанимацией на Западе старого нацистского мифа.

Наибольшую активность в этом деле проявил предавший свою Родину бывший советский офицер-разведчик В.Б.Резун, начавший с помощью секретных служб США и Англии публиковать на Западе сначала статьи, а затем и книги под псевдонимом В.Суворов. В июньском номере английского военного журнала "РУСИ" за 1985 г.

появилась его статья под интригующим названием: "Кто планировал нападение в июне 1941 года: Гитлер или Сталин". В ней меры, предпринятые Советским Союзом в мае-июне 1941 г. по укреплению своей обороны, истолковывались как подготовка к нападению на Германию. Журнал призывал тех западных историков, "которые прежде некритически придерживались тезиса, что Сталин стал жертвой не спровоцированной агрессии летом 1941 г.", "изменить, или, по крайней мере, пересмотреть свои взгляды". Ровно через год журнал "РУСИ" опубликовал вторую статью В.Суворова: "Да, Сталин планировал напасть на Гитлера в июне 1941 года", явившуюся ответом английскому историку Г.Градецки, который опровергал утверждения В.Суворова как "излишне спекулятивные" (118).

В книге "Ледокол", опубликованной в 1989-1990 гг. в ФРГ и Англии. В.Суворов прибег к более обширной аргументации, чтобы представить Советский Союз в качестве агрессора (119). Но фактически никаких новых доказательств он не приводит, а повторяет то, что использовалось нацистской пропагандой после нападения Германии на СССР. В частности, в его книге можно обнаружить немало материалов из доклада "Подрывная деятельность СССР, направленная против Германии", который был подготовлен Главным управлением имперской безопасности (РСХА) Германии и 10 июня 1941 г. за подписью его начальника Р.Гейдриха представлен руководству нацистской партии для оправдания фашистской агрессии против СССР. В своих ссылках на речь Сталина от 5 мая 1941 г. на приеме в честь выпускников военных академий Суворов также прибегает к материалам, которые были получены нацистскими секретными службами в результате Допроса советских военнопленных в 1941 г. и достоверность которых сомнительна. Популярность книги Суворова в России, таким образом, объясняется не новизной аргументов в пользу разоблаченного фашистского мифа, а новизной читательской аудитории, которой не было известно, что писалось по этому поводу полвека назад, и которая в период острого кризиса коммунистических режимов в СССР и странах Восточной Европы была готова воспринять за правду любую критику этих режимов.

Наряду с Суворовым реанимацией нацистского мифа о превентивном характере войны Германии против СССР занялись в последние годы многие публицисты и историки из ФРГ. В1985 и 1986 гг.

двумя изданиями в ФРГ вышла книга западногерманского социолога Э.Топича "Война Сталина". В ней автор утверждает, что в 1939-1941 гг. Советский Союз преследовал "империалистические цели" по отношению к своим западным соседям, предъявил в ноябре г. Германии "ультимативные требования" и в сложившейся обстановке она, мол, не могла не предпринять "упреждающего удара", чтобы "своевременно себя спасти" (121). С октября 1985 г.

западногерманский военный журнал "Ойропеише веркунде" под рубрикой "Не нападение, а превентивная война" из номера в номер стал публиковать отклики читателей на книгу Топича. В основном это были письма бывших офицеров гитлеровского вермахата. Все они солидаризировались с автором книги "Война Сталина" и, подобно В.Суворову, стремились привести "собственные" аргументы в доказательство "агрессивных замыслов" СССР по отношению к Германии. Но никакой новизны в этих аргументах не было: все они брались из арсенала геббельсовской пропаганды (122, с. 520-521).

Новые попытки воскресить миф о советской угрозе Германии были сделаны на Западе, в основном в ФРГ, в связи с 50-й годовщиной фашистского нападения на СССР. В западногерманских журналах "Дойчланд ин гешихте унд гегенварт", "Информатион фюрди труппе" и других были опубликованы статьи, трактовавшие войну Германии против СССР как превентивную (. 23).

Особый интерес представляет статья ответственного сотрудника управления военно-исторических исследований германского бундесвера, одного из авторов 4-го тома труда "Германский рейх и вторая мировая война" И.Хоффмана "Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941, опубликованная в 1993 г. в российском журнале "Отечественная история". Это не первая его публикация на эту тему. В начале 1986 г. он направил в журнал "РУСИ" письмо, в котором выразил полную солидарность с утверждениями о том, что Сталин готовился напасть на Гитлера, и выразил готовность привести дополнительные факты в поддержку версии о превентивном характере войны Германии против Советское о Союза. В российском журнале Хоффман выступает как хороший знаток состояния вооруженных сил СССР накануне советско-германской войны.

Он приводит довольно верные данные об их численности и группировке. Но со сделанными им из этих данных выводами согласиться нельзя. Хоффман, например, пишет, что весной 1941 г. "Советский Союз обладал мощным военным превосходством", "военные и политические приготовления Красной Армии к нападению на Германию достигли кульминации", а "Гитлер не имел ясного представления о том, что действительно готовилось с советской стороны" и поэтому "своим нападением 22 июня 1941 г. предвосхитил нападение Сталина" (125, с.

129).

Военное превосходство Советского Союза Хоффман обосновывает наличием у него большего количества танков и самолетов, чем у Германии. Но следует иметь в виду, что весной 1941 г.

по численности личного состава Красная Армия значительно уступала вермахту, была хуже подготовлена, не имела боевого опыта, находилась в стадии реорганизации и развертывания, многие соединения только начали создаваться. В вермахте к этому времени было полностью завершено формирование новых танковых, моторизованных, пехотных и других дивизий для войны против СССР, на вооружение поступали модернизированные средние танки Т-Ш с 50-миллиметровой пушкой (вместо 37 мм), 75-миллиметровые штурмовые орудия, новые 50-миллиметровые противотанковые орудия и другая военная техника. Как в количественном, так, особенно, и в качественном отношении вооруженные силы Германии весной 1941 г.

значительно превосходили советские. Только исходя из этих критериев, германское руководство планировало развязывание войны против СССР.

Важным свидетельством того, что Советский Союз_готовил нападение на Германию, Хоффман считает речь Сталина 5 мая 1941 г.

перед выпускниками военных академий, в которой советский руководитель заявил о намерении взять на себя инициативу (125, с.22).

Но германский историк полностью игнорирует тот факт, что войну против Германии Советский Союз не мог начать без разработки соответствующих детальных оперативных планов. Подобные планы войны Германии против СССР разрабатывались в течение целого года: с июля 1940 г. В последнее время исследователям стали доступны самые секретные советские архивы, однако никаких планов нападения на Германию там не обнаружено. "Мне в составе комиссии, - писал Д.А.Волкогонов, советник президента Российской Федерации, в январе 1993 г., - недавно довелось распечатать сотни "особых папок" Политбюро ЦК довоенного и послевоенного периода. Там были найдены, как теперь известно, подлинники так называемых "секретных протоколов" советско-германского пакта о ненападении 1939 года, "катынское дело" и многие другие сенсационные документы. Но не было обнаружено ничего о конкретном тайном замысле Сталина о нападении на Германию. А такую гигантскую операцию без планов, без оперативной "штабной" подготовки совершить нельзя" (126, с.9). Войну с Германией Сталин считал неизбежной и полагал необходимым готовиться к ней, но не планировал нападения на Германию в 1941 г. В директивах наркома обороны СКТимошенко и начальника Генерального штаба Г.К.Жукова, гюдготовленных после совещания у Сталина и направленных 14 мая г. командующим Киевского, Западного и Прибалтийского особых военных округов, говорилось, что "сложившаяся политическая обстановка в Европе заставляет обратить внимание на оборону наших западных границ", но не было ни слова о советском ударе по германским войскам. От командующих округами требовалось укрепить оборону в предвидении возможных германских ударов и с этой целью из внутренних округов на Запад направлялись дополнительные силы (126).

Не может служить доказательством намерений СССР напасть на Германию и упоминаемый Хоффманом план Генштаба Красной Армии от 15 мая 1941 г. Во-первых, планом его называть не совсем верно, так как он не был никем подписан, хотя и предполагалась подпись Г.К.Жукова. Во-вторых, хотя он и был разработан для Сталина, он не был, по всей вероятности, ему доложен (так считает Д.А.Волкогонов, изучавший этот документ). Следует полагать, что работники Генштаба Красной Армии, видя подготовку Германии к нападению на СССР и зная из разведывательных источников о планах вермахта, пытались было предложить Тимошенко и Сталину упредительный вариант действий. "Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, - говорилось в документе от 15 мая, - она имеет возможность предупредить нас в развертывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск" (126, с.9). Однако это предложение Генштаба не было официально принято руководством наркомата обороны и не обсуждалось со Сталиным. Он, наоборот, приказал военным соблюдать в этот период на границе с немцами исключительную осторожность, чтобы не дать повода для каких-либо провокаций с их стороны.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.