WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 55 |

В 1479 г. случился династический брак Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской, их монархии объединились в единое Испанское королевство, сохранив, однако, отдельные самостоятельные администрации, кортесы и финансы. Этот союз потребовался, в частности, для успешного продолжения непрерывных войн с оставшимся на полуострове Гранадским эмиратом. Степень религиозной нетерпимости, господствовавшей в те времена, привела в 1480 г. к основанию святой инквизиции. Её глава, Торквемада, за время своей последующей деятельности отправил на костёр более 8 тыс. чел. Тяжёлая ситуация в королевстве характеризуется также мощным крестьянским восстанием 1484–1486 гг., после которого правительство было вынуждено пойти на значительные послабления. Наконец, в 1492 г. в Испании было принято специальное законодательство против евреев, и началась политика изгнания из страны т. н. «марранов» (в 1496 г. это же начинание осуществила Португалия, а в 1516 г. в Венеции был выделен специальный, окружённый стеной квартал под названием «Гетто»).

Когда в том же 1492 г. произошло ещё одно важнейшее событие — падение Гранады, и весь полуостров оказался во власти королевской четы, в Испании сложились внешние и внутренние условия для установления режима абсолютной монархии. Король Фердинанд так определял три главные задачи своего царствования: завоевание мавров (реконкиста), изгнание из Испании евреев и прочих «неверных», введение святой инквизиции. После успешного решения «поставленных партией задач», папа Иннокентий 7 даровал Фердинанду титул «Католичнейшее величество», опираясь на который (и на последующие завоевания в Новом Свете), наследники испанской короны приступили впоследствии к сооружениюуже общеевропейской империи.

Королева Изабелла, хотя и правила воинственной Кастилией, оказалась достойной наследницей Альфонса 10 — она способствовала развитиюнаук и образования, книгопечатания и книготорговли, покровительствовала Университету г. Саламанки. Именно к королеве впоследствии Колумб будет часто обращаться и встречать более чем благосклонный приём.

10. Колумб у трона, вокруг и около Как мы помним, в 1484 г. Колумб был вынужден покинуть Португалию (точнее, бежал, поскольку он, похоже, подвергался преследованию). В 1485 г. он повторно обратился к Генуэзской республике, для которой потеря торговых путей была наиболее болезненной, и вновь — безрезультатно.

В этот период он находился в состоянии крайней бедности и жил подаянием. Зимой 1485–1486 гг. он оказывается в Испании, в монастыре Санта-Мария-да-Рабида в статусе нищего бомжа. Настоятель Хуан Перес де Марчена принял его и фактически спас от голодной смерти. Он же организовал первое письмо к Фернандо де Талавера, его знакомому — духовнику королевы, с кратким изложением идей Колумба. Король Испании находился в это время в г. Кордове, где шла подготовка к будущей войне с Гранадой с личным участием государей. Весна и лето 1486 г. прошли очень бурно: осада г. Лоху, штурм г. Моклина, подавление мятежа графа Лемоса. Очевидно, что государям было ну совсем недосуг. Только зимой 1486 г. Колумб был представлен Педро Гонсалесу де Мендосе, архиепископу Толедо и великому кардиналу Испании, который, в свою очередь, «пробил» аудиенцию у короля Испании.

Король испанский был не менее мудр, чем король португальский;

он также проявил небольшуюзаинтересованность и большуюосторожность. Совершенно аналогично своему коллеге, он передал просителя и его доводы на рассмотрение Учёного совета.

Совет состоялся в городе Саламанке, в доминиканском монастыре св. Стефана. Но в отличие от Португалии, где его выслушивали государственные мужи, понимающие задачи мореходства и торговли, здесь Колумб был предоставлен диалогу с монахами (напомню, что Испания занималась преимущественно сухопутной войной, а не морской торговлей). Существо дела быстро потонуло в богословских спорах, от псалмов Давида до писаний святых отцов. По космографическим вопросам оппоненты ссылались на мнение Эпикура, и возражали, что при шарообразности Земли населённым может быть только северное полушарие, а другое пребывает в вечной тьме, а если корабль сможет спуститься вниз и даже достигнет Индии, то всё равно не сможет вернуться обратно вверх по водам, как в гору. Вывод: «проект суетен и невозможен и не подобает Великим государям заниматься предприятиями подобного рода». Более того, в этот момент Колумб серьёзно рисковал. Копаясь в Священном писании и божественных аргументах, т. е. «играя на чужом поле», он вполне мог оказаться в руках участвующих в собеседовании сотрудников инквизиции (а как известно, все вновь созданные организации именно в начальный период своего существования очень нуждаются в «показательных успехах»).

У монахов сложилось твёрдое предубеждение против правонарушителя и мошенника, а королюбыло доложено, что Колумб — авантюрист или пустой мечтатель. На том дело и заглохло (как оказалось, надолго).

Наступила весна — началась война: в 1487 г. король двинулся в поход на г. Малагу. Колумб продолжал околачиваться при дворе и на войне; кажется, он даже принял участие во взятии Малаги 18.08.1487 г.

После этого успеха король вернулся сначала в Кордову, а потом и вовсе в Сарагосу, готовиться к следующим битвам.

20 марта (по другим источникам — 20 мая) 1488 г. Колумб неожиданно получил письмо от португальского короля с предложением вернуться в Португалию (см. выше). Самыми интересными здесь были такие слова Их Величества: «И если Вы опасаетесь Нашего правосудия по поводу некоторых Ваших обязательств, то знайте, что ни после Вашего прибытия, ни во время пребывания в Португалии, ни после отъезда, Вы не будете ни арестованы, ни задержаны, ни обвинены, ни осуждены, ни преследуемы по какой-либо причине, вытекающей из гражданского, уголовного или какого-либо другого права». (Нормально, да).

В этот же период, немного оправившись от голода и передряг, и видя, что родная Генуя его дважды «кинула», а католичнейший испанский король, мягко говоря, «мочалку жуёт», Колумб направляет свои предложения и по другим адресам: от короля Англии Генриха 7 в феврале 1488 г. он получил-таки благосклонный ответ (и всего-то!).

В 1489 г. король Испании продолжал свои упражнения: осадил и взял у мавров город Баса. В ответ на это Великий султан Египта прислал ему записочку, и сообщил, что если король будет бить правоверных так и дальше, то он, как Хранитель веры (единственно правильной и исторически верной) и по совместительству властитель Иерусалима, Гроб Господень разрушит, а христиан (верующих совсем неправильно) в пределах своих полномочий вырежет. Этот аргумент не прошёл мимо внимания Христофора, и в дальнейшем на Гроб Господень он очень налегал.

В 1491 г. в Севилье состоялась повторное личное свидание с Фердинандом и Изабеллой. Результат для Колумба был вновь неутешителен:

«ввиду огромных затрат и усилий, необходимых для ведения войны, начало нового предприятия не представляется возможным»; к переговорам было решено вернуться после окончания войны.

Получив опять отказ короны, Колумб ищет иные варианты: в 1491 г.

он обращается к герцогу Медина-Седония, крупнейшему магнату, владельцу около 100 торговых кораблей! Но и герцога остановило неправдоподобие проекта. В том же 1491 г. Колумб пишет к королюФранции Карлу 8 и даже получает его ответ (впрочем, едва ли существенно отличающийся от реакции трёх его предшественников). В этот же период Колумб находит общий язык и принципиальное одобрение у Мартина Алонсо Пинзона — представителя целого семейства состоятельных купцов из г. Палоса, знаменитых мореходов и путешественников (что-что, а убеждать Колумб умел). Пинзон, в свою очередь, проинформировал об идее поиска «земель обетованных» иные заинтересованные и финансово состоятельные круги (гонения на евреев и марранов в это время в Испании усиливались). Наконец, в январе 1492 г. состоялось долгожданное событие: взятие крепости Альгамбры. Гранада пала, реконкиста победоносно завершилась! Окрылённый Колумб, вновь приступив к переговорам на высшем уровне, видимо, сильно переоценил победный энтузиазм короля Испании: когда он сформулировал те условия, на которых он предполагал открывать и владеть новыми землями (см. выше), Его величество просто обалдел. Требования Колумба были признаны «чрезмерными и неприемлемыми», переговоры прерваны, а король отбыл из Санта-Фэ. Получив наиболее ощутимый отказ на грани фиаско, Колумб в феврале 1492 г. уезжает в Кордову, а затем декларирует намерение и вовсе эмигрировать во Францию.

В этот критический для него момент благодаря сложившемуся лобби заинтересованных придворных, шаг навстречу сделала королева Изабелла. Идея грядущего освобождения Гроба Господня настолько захватила её сердце, что она решила не давать этого шанса ни Португалии, ни Франции. Осуществить проект Колумба её уговорили даже без прямой поддержки мужа-арагонца, только за счёт своего, кастильского бюджета («Я заложу свои драгоценности», — сказала она). По её протекции 17 апреля 1492 г. между монархией и Колумбом был заключён договор, изменивший судьбы и Испании, и Европы.

Теперь, наконец-то, Колумб был, что называется, «в законе». Уже 12 мая он радостно прибыл в порт Палоса с королевским предписанием о снаряжении экспедиции в счёт недополученных государственных налоговых платежей Её Величества королевы Кастилии. Те, кто хоть немного знаком с процедурой выколачивания налогов и долгов, поймут, что реальных денег Колумб у местных «алькальдов и рехидоров» не получил, естественно, ни копейки. Предписание об изъятии частных судов в состав экспедиции также никакого успеха не имело: какой нормальный человек отдаст своё добро незнамо кому незнамо зачем И с какой стати По договору, кстати, восьмуючасть расходов должен был нести сам Колумб, а у него за душой не было ни гроша. Короче, Величайшее в Истории Человечества Плавание имело все шансы прямо тут и кончиться.

В этот период решающая роль принадлежит ранее упомянутому купцу Пинзону. Один из кораблей был его собственный, и снарядил он его за свой счёт; денег на второй корабль он дал Христофору в долг, чтобы Колумб мог сделать свой формальный вклад по договору. Наконец, на третье судно деньги под его же поручительство выдали местные крещёные марраны (ростовщики и лавочники) в зачёт своих будущих платежей в бюджет.

Парадокс истории: гонимый Ветхий завет профинансировал величайшее предприятие по распространениюНового завета, господствующего тут и готового на «крестоносные подвиги» по ту сторону Океана.

11. Вест Индия: «енот, да не тот» Наконец, 3 августа 1492 года Колумб отправился из Палоса, имея «эскадру» из 3 маленьких кораблей с командой в 90 чел. 10 сентября он достиг Канарских островов, и далее направился вдоль тропика Рака на запад.

Нужно заметить, что Колумб в данном случае действительно демонстрирует свою высочайшую квалификацию морского капитана. Он не ринулся прямо, а выбрал наиболее удобный путь: сначала по пройденным португальцами и им самим путям, а затем по попутным ветрам и течениям. Сначала он обошёл с юга встречный для него Гольфстрим (известный в то время только в зоне северной Атлантики от Азорских островов до Исландии), спустился на юго-запад вдоль Канарского течения, а затем вместе с ним совершил поворот от берегов Африки на запад. Вдоль тропика с востока на запад дуют и попутные пассаты, подгонявшие его каравеллы.

«Никакая дорога не будет попутной, если не знаешь, куда идти», говорили древние. Именно этот вопрос: «куда мы плывём»,—был главной проблемой в плавании Колумба. В каком направлении — понятно, Адмирал железно держал курс на запад. Но как далеко придётся плыть Немало других кораблей, отогнанных бурями от привычных африканских берегов на запад, сгинуло в океане без следа. На этот раз погода в целом благоприятствовала, но сильно смутили моряков фокусы компаса (см. вопрос №951, стр. 311), а позже — мёртвые водоросли Саргассова моря. Дело, как известно, дошло даже до возмущения команды.

Колумб применил свои прежние приёмчики: во-первых он сознательно и с самого начала приступил к искажению данных о пройденном расстоянии. Команде он говорил одно, сам же считал по-другому (на день бунта им было объявлено счисление пути в 580 лиг вместо 750 лиг в действительности). Во-вторых, он просто превзошёл самого себя в применении методов убеждения и демагогии. Наконец, он (за несколько дней до финиша) даже провозгласил (!) приближение к искомой земле и назначил награду тому, кто первым её увидит.

Сколько-нибудь разумное объяснение этому факту, пожалуй, можно дать только такое. Колумб, как вы помните, держал путь в страну «Манджи», которая, по расчётам Тосканелли, ожидала его на расстоянии примерно в 4000 миль (на 80 западной долготы). С другой стороны, жившие далеко на севере исладцы тоже имели свою оценку морского расстояния, хотя и в условиях совсем иных ветров и течений (долгота Ньюфаундленда 60 з.д.). Соответственно, в этом диапазоне расстояний Колумб и рассчитывал встретить свою«Индию».

Выше мы уже говорили о чудовищной ошибке Колумба: в его представлении Евразия была вдвое больше своего истинного размера и охватывала 3/4 земного шара. Это можно представить себе, если на место Гренландии поместить Чукотку, на место Лабрадора — Камчатку; тогда Япония окажется в Нью-Йорке, а Китай Марко Поло — на месте Флориды и Кубы.

Вот именно туда-то Колумб и держал курс, ничего лишнего не говоря ни команде, ни соратникам, ни всяким там королям и прочим папам (обратите внимание на сознательнуюподмену Колумбом самих понятий «Индия» и «Китай», а ведь разница между ними составляет 60 по долготе или 5000 км по прямой).

Тем не менее, Колумбу столь же чудовищно и повезло (потому-то мы и знаем его имя, а не чьё-то другое). Хотя его «бросок на запад» занял всего 31 день, но на последнем этапе плавания он уже явственно начал нервничать. И надо же было так случиться, что именно на месте псевдо-Азии, почти что на другом конце земного шара (истинная долгота Шанхая 121 в. д., а не 280) так кстати ему подвернулся совсем другой материк, известный сейчас как «Америка».

12 октября 1492 года он наконец-то наткнулся на остров СанСальвадор (или «Святой Спаситель!», ныне остров Ватлинг в архипелаге Багамских островов), и Колумб с чистым сердцем и на полном основании вознёс хвалу Всевышнему («Дело сделано»).

Трудно удержаться от мысли, что Колумбу повезло крупно и дважды, столь вовремя ему этот жалкий островок подсунули. Дело в том, что в отсутствии детальной и достоверной информации о новом материке, Колумб, по-видимому, представлял его по аналогии с известными ему западными берегами Европы и Африки, вытянутыми по линии с севера на юг (разница в долготах между западными оконечностями Ирландии, Испании и Африки не превышает нескольких градусов).

Если же посмотреть на карту Западного полушария, то видно, что Атлантический океан по форме очень похож на большую букву «S».

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 55 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.