WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

На лицо, задержавшее животное (лицо, которому оно было передано), возлагаются обязанности по его содержанию, причем в соответствии с требованием гражданского кодекса исполнение названных обязанностей и использование животного не должны быть сопряжены с жестоким с ним обращением. Последствия злоупотребления владельцем животного своим правом в данном случае не предусмотрены, поскольку выкуп животных по ст. 241 гК РФ является основанием прекращения права собственности на них, а лицо, задержавшее животное, собственником еще не является. Для решения названного вопроса в Кодексе должно быть указано, что если лицо, задержавшее безнадзорное животное, допускает жестокое обращение с ним, противоречащее принципам гуманности, то такое животное должно быть изъято у него и передано на содержание другому лицу, имеющему для этого необходимые условия.

Изъятие домашнего животного при ненадлежащем обращении с ним не является мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку при выкупе животного на собственника не возлагаются какие-либо обременения. Кроме того, сам механизм реализации последствия прекращения права собственности нетипичен для гражданского права. В данном случае можно говорить об «эквивалентности» санкции и последствия, наступающего в имущественной сфере правонарушителя. Наступление последствий ненадлежащего осуществления права также ставится в зависимость от действий третьих лиц, а значит, напрямую зависит от субъективных условий, что свидетельствует о некой «условности» правового последствия выкупа – изъятия животного. Для возложения на лицо мер гражданско-правовой ответственности необходима совокупность условий, однако при жестоком, негуманном обращении с животными ряд из них может вообще отсутствовать, да и сама гражданско-правовая ответственность выполняет превентивную, воспитательно-предупредительную функцию. Однако современный механизм реализации выкупа животного делает невозможным выполнение указанной функции.

В параграфе втором «содержание и осуществление вещных прав на животных» рассматриваются вопросы правового регулирования вещных отношений, вносятся предложения, рекомендации по совершенствованию действующего законодательства.

Параграф разделен на две смысловые части: вещные права на диких животных, пребывающих в состоянии естественной свободы, и вещные права на животных, находящихся в неволе или полувольных условиях.

Законодательство дореволюционного периода не устанавливало каких-либо вещных прав на диких животных, пребывающих в состоянии естественной свободы. Отсутствие единого подхода к решению вопроса о правовом оформлении вещных прав на таких животных стало благодатной почвой для формирования различных, порой взаимоисключающих, взглядов на эту проблему. С приходом Советской власти дикие животные в состоянии естественной свободы были объявлены национальным достоянием и перешли в состав государственной собственности.

В настоящее время вещные права на природные ресурсы (к которым относятся и дикие животные, пребывающие в состоянии естественной свободы) регламентируются Конституцией РФ (ст. 9), гражданским кодексом РФ (ст. 129, 214) и специальным природоресурсным законодательством. Животный мир (совокупность диких животных, пребывающих в состоянии естественной свободы) законодатель относит к природным ресурсам Российской Федерации и закрепляет, что на него распространяется правовой режим государственной собственности (ст. 4 Закона о животном мире).

Природный ресурс становится имуществом (приобретая экономическую форму товара) только в результате воздействия на него человека, который устраняет взаимосвязь между природой и отдельным ее компонентом. Без соответствующих трудовых затрат на его извлечение из соответствующей среды природный ресурс не может стать объектом отношений, регулируемых гражданским правом.

Право собственности возможно лишь на «природные богатства» в виде природных ресурсов, которые человек потребляет и использует с целью удовлетворения своих потребностей путем создания различных материальных благ. Дикие животные в состоянии естественной свободы как природные ресурсы могут быть отнесены к объектам права собственности, только если к их освоению был приложен труд человека. Деятельность человека, направленная на такое освоение, предполагает прекращение взаимодействия объектов природы с природной средой, индивидуализацию «природных богатств» и приобретение ими потребительской стоимости.

Рассмотрение вопроса о возможности признания диких животных в состоянии естественной свободы государственной собственностью потребовало исследования возможности осуществления владения, пользования и распоряжения такими объектами собственности. В работе делается вывод об ограниченности, а зачастую и невозможности осуществления правомочий собственника применительно к диким животным, пребывающим в состоянии естественной свободы, в силу их физических свойств.

На основе анализа действующей нормативной базы, судебной практики и научных теорий диссертант приходит к выводу, что право собственности Российской Федерации на животный мир обозначает лишь «абстрактную принадлежность» последнего государству.

Дикие животные в состоянии естественной свободы не могут рассматриваться в рамках гражданско-правового института собственности. государство не обладает вещными правами на диких животных, пребывающих в состоянии естественной свободы.

Во второй части данного параграфа рассматриваются вопросы владения, пользования и распоряжения этими животными. Обращается внимание на многочисленные проблемы, возникающие при осуществлении гражданами вещных прав на животных, предлагаются пути их разрешения.

В главе третьей «Место животных в обязательственных отношениях» освещаются вопросы правового регулирования обязательственных отношений, возникающих в связи с совершением различных гражданско-правовых сделок с животными, рассматриваются особенности деликтных отношений, в которых животные выступают объектом посягательства, и анализируется возможность отнесения животных к источникам повышенной опасности.

В первом параграфе «Особенности гражданско-правового регулирования оборота животных» характеризуются договор куплипродажи животных, договор аренды животных, договор страхования животных, а также обязательства, основанием возникновения которых является завещание.

В частности, в работе анализируется возможность признания договора купли-продажи животного недействительным в случае, если оно приобреталось с целью негуманного, жестокого обращения с ним. Доказывается, что такую сделку нельзя признать недействительной ввиду отсутствия правового основания для этого. В связи с этим делается вывод о необходимости внесения соответствующих дополнений в правила торговли животными.

Животное, передающееся арендатору по договору аренды, должно быть индивидуализировано, а его назначение четко определено, с тем чтобы избежать снижения функциональности животного при использовании его не по «назначению». Представляется, что требование о надлежащем состоянии арендованного имущества применительно к животным нужно трактовать как физическое состояние животного, позволяющее использовать его по назначению, указанному в договоре, с учетом видовой принадлежности и природных особенностей. В частности, указывается, что применительно к договору аренды животного его недостатки определяются исходя из объективных возможностей использовать животное в соответствии с условиями договора. В одних случаях недостатком будет являться неудовлетворительное физическое состояние животного (травмы, увечья), в других – отсутствие у животного специальных навыков (неумение поиска разнообразных предметов, недрессированность).

Кроме того, в данном параграфе дается краткая характеристика наиболее специфических черт договора страхования животных. Отмечаются специфичность страховых рисков и страховых случаев, особенности обязанностей страхователя как в период действия договора, так и при наступлении страхового случая.

Применительно к специальному случаю завещательного возложения (содержание животных) в работе указывается, что закон неоправданно возлагает на наследников обязанности по содержанию, надзору и уходу только за домашними животными, полностью исключив при этом диких животных.

Параграф второй «Животные как объект посягательства в деликтных обязательствах и возмещение вреда, причиненного животными» посвящен анализу обязательств, возникающих вследствие причинения вреда животному, и обязательств, возникающих в результате причинения вреда самим животным.

Указывается на ограниченность, а зачастую и невыполнимость таких способов возмещения вреда при повреждении (гибели) животного, как передача владельцу аналогичной вещи соответствующего качества или исправление поврежденной вещи.

При рассмотрении вопроса о причинении вреда дикому животному, пребывающему в состоянии естественной свободы, подчеркивается, что специфический экономико-экологический характер причиняемого вреда обусловливает применение к нарушителю предусмотренных законом такс и методик расчета суммы ущерба живой природе. В отличие от возмещения гражданско-правового вреда размер возмещения вреда, нанесенного животному миру, заранее определен в виде конкретной денежной суммы, а не складывается из стоимости поврежденного, уничтоженного имущества. Представляется необоснованным признавать таксы одним из способов возмещения гражданско-правового вреда.

Доказывается, что не может быть принята позиция, согласно которой уничтоженные объекты животного мира могут быть отнесены к убыткам в виде упущенной выгоды. Кроме того, вред, причиненный животному миру, носит условный характер, а потому представляется необоснованным отождествление вреда, причиненного окружающей природной среде, с гражданско-правовым вредом, поскольку объекты окружающей среды (дикие животные в состоянии естественной свободы) не являются объектами гражданскоправовой защиты.

Уничтожение (повреждение) объектов животного мира приводит к возникновению экологического правонарушения, а материальная ответственность при возмещении вреда животному миру позволяет в достаточной степени унифицировать отношения при неблагоприятных экологических последствиях и повысить эффективность механизма возмещения ущерба, причиненного животному миру (с позиций его восполнения).

Признание животного источником повышенной опасности возможно в случае его соответствия признакам источника повышенной опасности (невозможность полного контроля, вредоносность). Человек обладает ограниченной возможностью влиять на поведение животных. Поведение животных по определению не может находиться под абсолютным контролем человека. Поведение домашних (сельскохозяйственных) животных ввиду их исторически совместного сосуществования с человеком в некоторой степени подконтрольно воле людей. Применительно же к диким животным человек обладает ограниченной возможностью влиять на их поведение. Даже при высоком уровне подчиненности поведения дикого животного воле человека (цирковое животное) оно не полностью подконтрольно человеку, что и определяет высокую вероятность причинения значительного вреда, поскольку даже максимально возможная степень заботливости со стороны владельца не обеспечивает полного контроля над поведением животного.

Вредоносность животного определяется тем, что оно как представитель живой природы обладает естественными особенностями, а его поведение подчинено законам биологии, что в сумме и создает объективную повышенную опасность причинения вреда окружающим.

Отсутствие использования (эксплуатации) источника повышенной опасности (состояние покоя) исключает и деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих. Отмечено, что подобная взаимообусловленность деятельности и источника не имеет принципиального значения в случае с животными, и это объясняется именно спецификой животного как живого существа.

Критически стоит относиться к позиции, что содержание любых опасных животных для личных целей не может считаться деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Делается вывод, что признание конкретного животного источником повышенной опасности не может определяться целенаправленностью его использования. Независимо от цели, для которой опасное животное используется, уже само его содержание представляет собой деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих.

В связи с возможностью признания отдельных животных источником повышенной опасности, а их содержание – деятельностью, создающей повышенную опасность причинения вреда, предлагается ряд специальных мер (регистрация животного, обязательное имущественное страхование гражданской ответственности владельца и др.), которые, с одной стороны, направлены на снижение вероятности причинения ими вреда, а с другой – будут способствовать защите прав и интересов пострадавших от этих животных.

При анализе отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного животным как источником повышенной опасности, рассмотрен вопрос о возможности наступления ответственности по правилам ст. 1079 гК РФ при причинении вреда диким животным, находящимся в состоянии естественной свободы. Отмечено, что в случае причинения вреда таким животным ответственность не может быть квалифицирована как ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, по следующим основаниям. Во-первых, исходя из понимания источника как объекта гражданских прав дикое животное в состоянии естественной свободы не выступает объектом гражданских прав (может быть признано лишь «потенциальным» источником повышенной опасности). Во-вторых, нахождение животного в состоянии естественной свободы исключает какую-либо деятельность человека, создающую повышенную опасность для окружающих. В-третьих, принадлежность кому-либо дикого животного в состоянии естественной свободы не может быть правовым образом оформлена, а соответственно отсутствует и субъект права, на которого может быть возложена гражданско-правовая ответственность.

В заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне ВАк 1. Захаров Д. Е. К вопросу о праве собственности на животный мир // Российский юридический журнал. – 2010. – № 3. – С. 130–(0,7 п. л.).

статьи, опубликованные в иных научных изданиях 2. Захаров Д. Е. Животные как объект гражданских прав // Адаптация российского права к условиям мирового кризиса: Материалы региональной научно-практической конференции (13 мая 2009 г.).

– Екатеринбург: Уральский гуманитарный институт, 2009. – Т. 1. – С. 40–43 (0,2 п. л.).

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.