WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Что касается институтов ЕС, то можно отметить, что наибольший интерес для лоббистов на уровне ЕС представляет Комиссия, которая изначально (со времен ЕОУС) являлась наднациональным органом, представляющим именно Сообщества в целом и наделенным достаточно широкими полномочиями, включая право законодательной инициативы. В противоположность (или в дополнение) к Комиссии Совет министров как орган власти в ЕС имеет межгосударственный характер и в этой связи представляет наименьшую привлекательность для лоббистов. То же самое можно сказать и про Европейский Совет, высший политический институт ЕС. Определенный интерес представляет Европарламент в силу специфики формирования данного института (прямое избрание депутатов от регионов), однако роль его в законодательном процессе достаточно скромна, особенно в 1980-е – 1990-е гг.

Выявить механизмы и оценить результаты лоббирования, осуществляемого той или иной группой интересов, зачастую бывает проблематично. Вопервых, на уровне ЕС в процесс принятия решений вовлечено слишком много действующих лиц: если рассматривать одни только официальные институты, то это и эксперты в рабочих группах на низовом уровне, и чиновники среднего уровня, оценивающие первый варианты законопроектов, затем высший эшелон, дающий окончательную оценку, и все это в нескольких институтах одновременно.

Во-вторых, помимо регионов существует еще несколько достаточно сильных групп влияния, интересы которых могут периодически полностью или частично совпадать с интересами региональных властей. Поэтому чрезвычайно трудно выделить роль конкретного участника процесса в принятии того или иного решения. Применительно к регионам это означает, что не всегда принятое в пользу регионов решение является результатом исключительно их лоббистской деятельности. Кроме того, на окончательное решение по законопроекту оказывают влияние некоторые внутренние и внешние факторы, вычленить которые тоже достаточно сложно. Однако можно определить степень участия/влияния отдельных игроков (организаций межрегионального сотрудничества).

Об успешности лоббирования трудно судить и потому, что участники процесса с обеих сторон предпочитают не распространяться об особых отношениях, существующих между ними: политики опасаются заслужить неодобрение избирателей, регионы не хотят потерять наработанные связи. Такая практика принята даже в тех органах, где официально лоббирование не считается запрещенным (например, в Комиссии).

Что касается внешних факторов, то важнейшим из них является трансформация институциональной структуры ЕС, которая привела к изменению законодательных и административных практик, процедур взаимодействия институтов ЕС друг с другом, с национальными органами и неправительственными акторами28. То есть, фактически сделала возможным в принципе оказание влияния на институты со стороны. Н. Кавешников отмечает, что «активность транснациональных и субнациональных организаций и степень их влияния на содержание принимаемых решений, а в некоторых случаях и на формирование повестки дня, позволяет сделать вывод о том, что они стали важными акторами политического процесса на уровне ЕС»29.

В целом едва ли правомерно говорить о том, что европейские регионы в лице организаций межрегионального сотрудничества в конце ХХ ве Кавешников Н.Ю. Трансформация институциональной структуры Европейского Союза… - с. Там же, с. ка совершили прорыв и добились какого-то исключительного права участия в процессе принятия решений в ЕС. В то же время ими были решены другие важные задачи, значение которых, возможно, в тот период было недооценено, но которые, тем не менее, во многом способствовали укреплению позиций регионов. К таким успешно решенным задачам относятся:

- приобретение регионами статуса официального участника политического процесса на уровне ЕС и в том числе закрепление за межрегиональными объединениями права представлять региональные интересы на наднациональном уровне;

- установление тесных и постоянных контактов с самым широким кругом лиц, причастных к принятию решений на уровне ЕС и являющихся ценными источниками информации для регионов;

- создание постоянного информационного потока из регионов, что позволило решить проблему информирования общественности и еврочиновников о достижениях и проблемах регионов;

- непосредственное участие в реализации региональной политики КЕС, а также координация многочисленных межрегиональных проектов и возможность участвовать в распределении финансирования в рамках этих проектов;

- укрепление межрегиональных связей и расширение межрегионального сотрудничества, активное вовлечение в него новых участников, в том числе из стран ЦВЕ, что усиливает репрезентативность межрегиональных объединений и создает дополнительный потенциал для роста их влияния (хотя в 1990е годы регионы не сумели извлечь выгоды из подобных форм сотрудничества).

Следует еще раз отметить и тот факт, что более активное и последовательное вовлечение организаций межрегионального сотрудничества в процесс обсуждения и принятия решений в ЕС стало возможным благодаря также и изменениям самого этого процесса. Расширение круга участников законотворческого процесса автоматически увеличило возможности и шансы лоббистов на доступ к процессу на низовом уровне, когда происходит наиболее важная работа над документами.

Однако расширение возможностей повлекло за собой и усиление конкуренции среди лоббирующих групп за внимание со стороны еврочиновников.

Как уже упоминалось выше, наиболее влиятельными соперниками регионов в Брюсселе являются другие группы, представляющие интересы большого бизнеса, профсоюзов, экологистов и т.д. На фоне других лоббистов организации межрегионального сотрудничества не выделяются каким-то особенным подходом, используя все те же инструменты. Возможно, в том числе и поэтому они не смогли в полной мере реализовать свой лоббистский потенциал.

В завершение анализа европейских организаций межрегионального сотрудничества делается вывод о том, что не все из них обладают возможностями оказывать реальное влияние на процесс принятия решений в ЕС. Наибольшими возможностями, с точки зрения автора, обладают Ассоциация европейских приграничных регионов, Конференция периферийных морских регионов и «Евроситиз». Эти объединения представляют регионы со схожими проблемами, обладают значительными ресурсами, ведут активную работу по разработке и реализации собственных программ регионального развития и трансграничного сотрудничества. Крупнейшие межрегиональные организации – Ассамблея европейских регионов и Совет европейских муниципалитетов и регионов – также имеют все необходимые ресурсы и возможности для лоббирования интересов своих членов, однако число их членов слишком велико и цели их слишком различны для того, чтобы каждый из них мог рассчитывать на эффективное решение собственных проблем.

В то же время более мелкие организации – например, Альянс морских региональных интересов или Конференция регионов, обладающих законодательными полномочиями, – не представляют собой серьезную силу в европейском масштабе. Несмотря на то, что и у них есть определенные возможности, в целом их активность в Брюсселе мало заметна. Взаимодействие с ЕС для данных организаций заключается в основном в содействии своим членам в получении финансирования от КЕС или структурных фондов, а также в участии в каких-либо инициативах и программах Комиссии. В то же время эти организации уделяют большое внимание партнерским отношениям с Советом Европы, с подразделениями ООН, с другими международными организациями. Таким образом, влияние на процесс принятия решений в ЕС не всегда является для них первоочередной задачей.

В заключении сформулированы основные выводы исследования и обозначены направления для дальнейшего изучения данной темы. Период 1980-х – 1990-х годов можно разделить на два десятилетия, каждое из которых стало для регионов периодом решения определенного типа задач. В 1980-е гг. их главной задачей были формулирование и манифестация региональных интересов и, как следствие, укрепление политических позиций регионов на наднациональном уровне. Поэтому их усилия были направлены на выработку совместной позиции и единых требований для европейских институтов.

Переломным моментом для регионов (и их объединений) стал рубеж 1980-х – 1990-х годов, когда Европейский Союз переживал период активной трансформации и регионы смогли принять в этом процессе деятельное участие. Благодаря активной позиции, прежде всего, Ассамблеи европейских регионов (но и других межрегиональных объединений тоже) регионы сумели сплотиться в такой важный период, как подготовка Маастрихтского договора, и выдвинуть ряд требований. Большинство этих требований были удовлетворены, хотя результат не совсем соответствовал ожиданиям регионов: в текст договора был инкорпорирован принцип субсидиарности и был образован Комитет регионов, объединивший не только региональные, но и местные власти.

К началу 1990-х регионы добились и других успехов: наладили отношения с институтами ЕС и их отдельными представителями, совместно сформулировали более или менее четкие правила игры, а также способствовали практически повсеместному распространению межрегионального сотрудничества.

Достигнутые результаты позволили им сосредоточиться на решении тактических задач. Особенно преуспели межрегиональные организации в инициировании постоянного информационного потока из регионов во внешнюю среду путем активной работы со СМИ, проведения различных мероприятий, выпуска и распространения собственных печатных изданий, посвященных тем или иным региональным проблемам.

В целом организации межрегионального сотрудничества показали достаточно высокую эффективность как инструменты укрепления межрегионального сотрудничества, взаимодействия с институтами ЕС и решения некоторых практических задач. В то же время некорректно было бы говорить о том, что в 1980-е – 1990-е годы им удалось занять важную позицию в процессе принятия решений в ЕС. Представляется, что результаты их деятельности могли бы быть более весомыми, если бы региональные объединения следовали следующим принципам:

• более тесная кооперация с крупнейшими лоббистами (создание долгосрочных стратегических альянсов), найти платформу для налаживания подобных связей межрегиональным объединения не составило бы труда, • разработка очень подробных и конкретных перспективных планов, а также отчетности по итогам их реализации, • концентрирование усилий на выбранных ключевых направлениях и последовательное, а не параллельное решение задач (то есть, вместо создания десятка комиссий внутри одной организации можно сосредоточить усилия на двух-трех наиболее актуальных проблемах, и после их решения перейти к новым), • привлечение к управлению представителей корпоративного сектора, поскольку именно выходцы из корпораций имеют ценный опыт эффективного управления проектами (это помогло бы организациям не только успешно решать свои задачи, но и снижать издержки, контролировать расходы и т.д.).

Завершая рассмотрение европейских организаций межрегионального сотрудничества, представляется важным наметить дальнейшие пути развития и углубления данной темы. Исходя из того, что настоящее исследование является первой российской работой, посвященной европейским организациям межрегионального сотрудничества и их лоббистской деятельности, можно обозначить два основных направления, в которых могут двигаться будущие исследователи проблемы: изучение организаций межрегионального сотрудничества как субъектов политической жизни и изучение процесса лоббирования на уровне ЕС с акцентом на действующие в Брюсселе группы интересов.

В Приложениях приводятся: Перечень регионов государств-членов ЕС(Приложение 1), Карта регионов Европы (Приложение 2), Глоссарий (Приложение 3), Краткая информация (резюме) по основным организациям межрегионального сотрудничества (Приложение 4), Выдержки из интервью, проведенных автором с представителями организаций межрегионального сотрудничества и офисов регионов в Брюсселе (Приложение 5). Таким образом, Приложения 1, 2, 5 иллюстрируют отдельные аспекты темы, а Приложения 3 и предлагают краткую существенную информацию по ключевым определениям и межрегиональным объединениям.

По теме диссертации автором опубликованы статьи:

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК:

- «Политика муниципальных властей Европы в отношении иммигрантов: участие в проекте организации «Евроситиз» (0,7 п.л., сборник «Актуальные проблемы Европы», ИНИОН РАН, №1, 2005 г. – 220 с.

– с.206-220), В рамках темы данного исследования, т.е. ЕС-- «Место регионов в политической системе современной Европы» (п.л., сборник «Актуальные проблемы Европы», ИНИОН РАН, №4, г. – 204 с. – с.145-163).

Научные статьи в других изданиях:

- «Европейские регионы: попытка стать третьим уровнем управления в ЕС» (1 п.л., Рубикон. Сборник научных работ молодых ученых.

Вып. 49. Ростов-на-Дону: ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет», 2008 г. – 117 с. – с.31-39).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.