WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Однако Иван Флягин - «типический, простодушный, добрый русский богатырь» и «черноризец». В нем неразличимым образом слились русское и нерусское, как и в его рассказе соединились мотивы заимствованные и оригинальные. Если Лесков-публицист часто писал о необходимости различать «свое» и «чужое» в русской истории и культуре (в статьях «Край погибели», «Русские деятели в Остзейском крае», «Мелочи архиерейской жизни», «О русских именах» и др.), то в художественных произведениях писателя, очевидно, наблюдается иная тенденция. В произведениях с ярко выраженной металитературной направленностью Лесков показал, что в культуре часто невозможно отделить «свое» от «чужого». Именно об этом – полемичная по отношению к концепции В. В. Стасова повесть «Очарованный странник».

В рассказе «Колыванский муж» в ходе анализа интертекстуальных связей текста с известными литературными мистификациями (Зеленогорской рукописью, немецкими «переводами» из Гафиза) и произведениями, возникшими под влиянием иной культуры (И. С. Тургенева, А. С. Пушкина), выявляется скрытая полемика с И. С. Тургеневым. Лесков проблематизирует принадлежность идейной основы романа Тургенева «Дворянское гнездо» русской традиции, указывает на ее немецкие корни. Металитературный план содержания позволяет переключить внимание читателя с референции (отнесенности к объектам внеязыковой действительности) на проблемы собственно литературы и художественного творчества. Таким образом, возможность диалогического преодоления конфликта «своего» и «чужого» в рассмотренных произведениях Лескова раскрывается в металитературном плане произведения.

Металитературный план содержания, присутствующий и в других произведениях Лескова об иностранцах и инородцах (например, в «Островитянах»), связан с проблемой возможности отражения в литературе (и шире – в сознании любого человека) только национальной культуры.

Произведения Лескова указывают на связь русского фольклора и русской литературы XIX в., создавших основу для возникновения культурного мифа о русском национальном характере (русского богатыря и идеальной русской женщины), с инонациональными источниками. Фольклор и литература неизбежно выходят за границы русской ментальности, невозможны вне диалога с другими культурами.

В «Заключении» представлены основные выводы, полученные в ходе исследования.

Проведенный анализ показал, что используемые современными историками и культурологами понятия «ментальность», «этнический стереотип», «оппозиция “своего” / “чужого”» являются продуктивными для изучения и интерпретации произведений Лескова об иностранцах и инородцах. Эти понятия позволяют более точно определить как предмет художественного интереса Лескова, так и существенные художественные особенности рассматриваемых произведений.

Писатель стремился к художественному исследованию русской ментальности, одно из проявлений которой – восприятие иноземцев как «чужих» и приписывание им отрицательных этнических стереотипов.

Выразителями ментального типа сознания в произведениях Лескова оказываются прежде всего персонажи-простолюдины и рассказчик, в меньшей степени – личный повествователь.

Для изображенной Лесковым ментальности рассказчиков, относящихся к различным социальным слоям общества (морской офицер, крестьянин, архиерей, полковник, капитан, рабочий-оружейник), характерно деление пространства на «свое» (культурное), находящееся в центре мира, и «чужое» (некультурное), расположенное на окраине (там – «край света», его омывает «Твердиземное море»). Различные представители «чужих» имеют в восприятии рассказчиков и персонажей сходные признаки: «чужие» амбициозны, хитры, агрессивны, расчетливы, скупы, негибки и поэтому не вольны распоряжаться собой, не знают истинной веры, стремятся обмануть или завоевать. Как правило, их быт организован неправильно, они не соблюдают необходимых санитарных норм. Этот комплекс представлений во многих существенных чертах совпадает с тем набором характеристик, которые, согласно исследованиям фольклористов и этнографов, приписывались в традиционной культуре «чужим».

Анализ литературных источников произведений Лескова об иностранцах и инородцах (фольклорных анекдотов, этнографических описаний, текстов массовой литературы) показывает, что уже присутствовавшее в источниках ироническое отношение к иностранцам и инородцам Лесков последовательно усиливал до выражения открытого негативизма по отношению к «чужому». С одной стороны, это, очевидно, позволяло Лескову под маской рассказчика или персонажа выразить лично ему присущее неприятие «чужого». О том, что такое отношение к иностранцам было в определенные моменты свойственно Лескову, свидетельствуют некоторые статьи писателя и воспоминания современников. С другой стороны, такое заостренное изображение отношения к «чужому» позволило писателю сделать художественный конфликт произведения гораздо более выразительным, чем в используемых им источниках.

В целом образ «чужого» в произведениях Лескова оказывается не только резко очерченным, но и обращенным к миру «своего», что проявляется в приписывании «чужим» захватнических планов («Железная воля»), стремления «чужестранностью пленить» («Левша»), навязать свои религиозные и бытовые традиции («Очарованный странник», «Колыванский муж»), а также в тех качествах, которые в произведениях Лескова отличают образ «чужого» от характерного для традиционной культуры «чужака», – наличии «амбиции» («Очарованный странник») и «язвительности» («Язвительный», «Колыванский муж»). Весь этот комплекс характеристик связан с диалогической природой столкновения «своего» и «чужого» в произведениях Лескова.

Диалогичность произведений Лескова об иностранцах и инородцах проявляется многопланово.

Во-первых, она создается темой произведения: Лесков изображает встречу, общение представителей различных культур. Герой произведения Лескова находится на границе культур, часто связан одновременно с двумя культурами (Иван Флягин, который почти превратился в татарина; Иван Сипачев, окончивший «свой курс немцем»; Фридрих Шульц, типичный немец, пытающийся во все «русить»). Автор показывает при этом различные стратегии поведения человека в инокультурной среде (в повести «Островитяне», например, показаны основные выделяемые современной кросс-культурной психологией стратегии аккультурации: ассимиляция, сепарация, маргинализация и интеграция), ставит своего героя перед необходимостью выбора культурной идентичности.

Уже одно из первых произведений Лескова о судьбе человека в инокультурной среде (повесть «Островитяне») показало, что автору наиболее интересна с художественной точки зрения стратегия интеграции, воплощенная в образе василеостровского немца Фридриха Шульца, который соединяет признаки «своего» и «чужого», черты «доброго немца» и признаки «типов» русской литературы (Хлестакова и самодура).

Во-вторых, повествовательная структура текста (беседа повествователя и рассказчика) отражает диалог двух типов сознания (ментального и культурного) и не дает возможности дать однозначную оценку отношения Лескова к евреям, немцам, англичанам, татарам, сибирским инородцам.

Художественное творчество Лескова не было идеологически или политически обусловленным, тенденциозным. Писатель неоднократно заявлял о принципиальном несогласии ни с одним из направлений. Идея Лескова может быть обнаружена с помощью анализа поэтики произведения, и эта идея одинаково сложна как для автора, так и для читателя, поскольку она диалогична.

В-третьих, диалог «своего» и «чужого» создается в произведениях Лескова различными способами преодоления этноцентризма. Прежде всего это проявляется в преодолении стереотипа «чужого», изменении его основных составляющих (в частности, представления об историческом прошлом «чужого» народа). Образ «чужого» через систему словесных повторов и аллюзий получает необходимое смысловое расширение и на символическом уровне рассказа сближается с образом исторически «своего».

Появление в произведении Лескова неожиданных исторических аллюзий, сближающих сибирских инородцев с древнерусским человеком («На краю света»), евреев – с декабристами («Жидовская кувырколлегия»), показывает близость «чужих» к истине и даже святости. Такое восприятие «чужого», при котором признается его право на обладание истиной, является подлинно диалогическим.

В нашем исследовании мы рассмотрели также возникновение в художественных произведениях Лескова интеркультурального пространства (пространства межкультурного диалога), которое образуется в результате сопоставления двух видов этнических стереотипов: стереотипов «чужого» в сознании рассказчиков и стереотипов «своего» (русского) в сознании персонажей-иностранцев. При таком столкновении разнонаправленных гетерокультурных стереотипов каждая из точек зрения оказывается не до конца справедливой и поэтому не является окончательной. Незавершенный диалог культур (в повести «Железная воля») соответствует незавершенному диалогу европейских мыслителей (Шекспира, Шопенгауэра и Лескова) – о соотношении воли и свободы в жизни человека.

Наконец, диалогичность рассматриваемых повестей и рассказов Лескова проявляется как интертекстуальность. Произведения Лескова об иностранцах и инородцах имеют металитературный план содержания, для которого характерны скрытая полемика, интерпретация, пародирование, связанные с претекстами (русскими былинами, духовными стихами и произведениями древнерусской письменности в связи с их анализом и оценкой в работах В. В. Стасова и А. Н. Веселовского, полемикой, вызванной теорией заимствования эпических сюжетов, полемикой среди историков о происхождении Руси, произведениями Тургенева, Пушкина, Шекспира, Лессинга и Шопенгауэра). Эти интертекстуальные связи позволяют, с одной стороны, увидеть исторически «чужое» в «своем», например немецкие источники сказок Пушкина и творчества Тургенева, восточные («татарские») корни русских былин, а с другой стороны, раскрывают авторскую рефлексию о диалоге «своего» и «чужого» в художественном творчестве.

Если Лесков-публицист часто выступал за небходимость отличать «свое» от «чужого» в русской истории и культуре, то Лесков-художник обнаруживает тесную связь «своего» и «чужого», невозможность избежать влияния «чужого» – в фольклоре, литературе и религии.

В отношении ментальности как предмета художественного интереса Лескова можно, таким образом, сказать, что традиционная ментальность (включающая этнические стереотипы и негативизм по отношению к «чужому»), с одной стороны, изображается и, с другой стороны, преодолевается. Рассмотренные нами художественные приемы (создание «пограничных» образов, символическое расширение образа «чужого», создание пространства интеркультуральности, а также введение философского и металитературного плана содержания), имеющие диалогическую природу, позволяют преодолеть не только ментальные стереотипы, но и другие формы «направленской узости», связанной с идеологией, политикой и культурными мифами. Однако диалогичность повестей и рассказов Лескова об иностранцах и инородцах проявляется и в том, что диалог двух типов сознания (ментального и культурного) не завершен, поэтому произведения Лескова оказываются довольно сложными и имеют неоднозначные трактовки.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Оппозиция «свое» / «чужое» в рассказе Н. С.

Лескова «На краю света» // Русская литература. 2002. № 2. С. 174—185.

2. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Qui pro quo и «Подмен виновных»:

металитературное и автобиографическое в рассказе Н. С. Лескова «Колыванский муж» // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. 2008. № 2 (12). С. 32 – 46.

Другие публикации:

3. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Исторические, фольклорные и текстовые аллюзии в рассказе Н. С. Лескова «Жидовская кувырколлегия» // Юбилейная международная конференция по гуманитарным наукам, посвященная 70-летию Орловского государственного университета:

Материалы. Орел, 2001. Вып 1.: Н. С. Лесков. С. 190 – 197.

4. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Изображение немца в повести Н. С. Лескова «Железная воля» (1876) // Санкт-Петербург – полиэтнический мегаполис:

Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 300-летию Санкт-Петербурга. СПб., 2003. С. 61 – 63.

5. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Теория заимствования эпических сюжетов и повесть Н. С. Лескова «Очарованный странник» // Творчество писателейорловцев в истории мировой литературы: Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения К. Д. Муратовой, 21 – 25 сентября 2004 г. Орел, 2004. С. 87 – 91.

6. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Повесть Н. С. Лескова «Очарованный странник» и статьи В. В. Стасова о происхождении русских былин // Герменевтика в гуманитарном знании: Материалы международной научно-практической конференции, 21 – 23 апреля 2004 года. СПб., 2004.

С. 208 – 211.

7. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Незавершенный диалог культур в повести Н.

С. Лескова «Железная воля» // Sciences and humanities: Современное гуманитарное знание как синтез наук. Лесковский палимпсест. СПб., 2006. С. 67 – 81.

8. Zavarzina (Danilova) N. You. La figure de l’Allemand dans le rcit de Leskov Une Volont de fer // Nikola Leskov. / Пер. на франц. C. Bricaire. Paris, 2006. P. 254 – 261.

9. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Смысловые оппозиции в рассказе Н. С.

Лескова «На краю света» // Новое о Лескове: Межвузовский сборник научных трудов. Йошкар-Ола, 2006. Вып. 2. С. 96 – 105.

10. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Н. С. Лесков и А. Ф. Погосский (К проблеме «Творчество Н. С. Лескова и массовая литература») // Лесковский сборник – 2007. Орел, 2007. (Ученые записки Орловского государственного университета). С. 233 – 239.

11. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Диалог культур и диалог книг в повести Н. С.

Лескова «Островитяне» // Лесков Н. С. Островитяне. СПб., 2009. С. 5 – 28.

12. Заварзина (Данилова) Н. Ю. Творчество Н. С. Лескова в оценке критиков Русского зарубежья // Лесковский палимпсест: Материалы научной сессии «X. Невские чтения». СПб., 2008. Вып. 11. С. 138 – 142.

13. Данилова Н. Ю. Творчество Н. С. Лескова в оценке русской церковной критики XIX – начала XX вв. // Культура и история: Материалы межвузовских научных конференций «Культура и история» (2004 – 2007) / Под ред. Ю. К. Руденко, А. А. Шелаевой, В. В. Горячих, М. А. Шибаева.

СПб., 2009. С. 210 – 225.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.