WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

4. Изучить художественные приемы преодоления этнических стереотипов и разрешения конфликта «своего» и «чужого» в рассказах и повестях Лескова (на примере повестей и рассказов «Островитяне», «Жидовская кувырколлегия», «На краю света», «Очарованный странник», «Колыванский муж», «Железная воля»).

Материалом исследования являются повести и рассказы Лескова об иностранцах и инородцах («Язвительный», «Островитяне», «Левша (Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе)», «Колыванский муж», «Очарованный странник», «Жидовская кувырколлегия», «Ракушанский меламед», «На краю света», «Железная воля»), а также их источники (письменные тексты, элементы которых используются в качестве материала художественного произведения), отдельные публицистические статьи и письма Лескова, связанные с проблематикой отношения к «чужому»; произведения русской и зарубежной литературы, философии и фольклористики, интертекстуально связанные с рассматриваемыми текстами Лескова. Впервые в научный оборот вводятся архивные материалы, связанные с делом Лескова в Правительствующем Сенате (в связи с судебным преследованием Лескова со стороны Эстляндского оберландгерихта), а также работой Лескова в Ученом комитете Министерства народного просвещения.

Теоретической и методологической базой исследования являются принципы историко-литературного, мотивного и интертекстуального анализа произведений литературы и фольклора, а также методы изучения ментальности, разработанные историками школы «Анналов». В теоретическом плане для настоящего исследования необходимо также учитывать исследования феномена «чужого» в фольклористике и этнологии, изучение этнических стереотипов в этнопсихологии, философские и культурологические исследования проблемы диалога М. Бубера, М. М. Бахтина, Ю. М. Лотмана, В. С. Библера, Б. Вальденфельса. В историко-литературном плане принципиальное значение для работы имеют труды о творчестве Лескова таких исследователей, как А. Л. Волынский, Б. М. Эйхенбаум, А. А. Горелов, И. В. Столярова, О. В. Евдокимова, И. П. Видуэцкая, Б. С. Дыханова, О. Е.

Майорова.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. В произведениях Лескова оппозиция «своего» / «чужого» выступает как категория традиционной ментальности.

2. Иноземец как «чужой» воспринимается рассказчиком и персонажамипростолюдинами. «Чужому» приписываются отрицательные качества в соответствии с противопоставлением «свое» (хорошее) / «чужое» (плохое). «Чужой» вызывает негативные ассоциации, не воспринимается как полноценный человек, представляется связанным с потусторонним миром и нечистой силой. «Чужое» пространство кажется опасным, враждебным и представляется царством смерти. Рассказчики и персонажи-простолюдины в произведениях Лескова воспринимают «чужое» недифференцированно, без учета этнокультурных особенностей, и наделяют представителей различных этносов одинаковыми отрицательными качествами.

3. Сопоставление произведений Лескова с их источниками показывает, что автор последовательно усиливал присутствовавшее в использованных им источниках негативное отношение к иностранцам и инородцам.

4. Анализ высказываний и публицистических статей Лескова, а также архивных материалов позволяет отметить автобиографичекие и автопсихологические черты образов рассказчиков и героев в произведениях Лескова об иностранцах и инородцах. Таким образом, ментальность является не только объектом, но и субъектом изображения.

5. В произведении сталкиваются разнонаправленные этнокультурные гетеростереотипы. Они отменяют категоричность и однозначность друг друга, но и не сливаются в нечто единое. Таким образом, в тексте создается пространство незавершенного диалога, где не совпадающие точки зрения взаимно отражают друг друга. Кроме того, символическое расширение образа «чужого» приводит к его сближению с образом исторически «своего», сферой ценностно значимого, близкого к святости.

Металитературный план содержания повестей и рассказов Лескова обнаруживает исторически «чужое» в «своем» и демонстрирует неизбежность диалога культур в процессе создания художественного произведения.

Научная новизна исследования определяется полученными результатами.

В работе впервые выделен как единый предмет изучения комплекс произведений, в которых Лесков выступает как исследователь характерного для традиционной ментальности восприятия иноземцев и инородцев как «чужих»; данные произведения рассматриваются не с точки зрения идеологической проблематики, а в аспекте поэтики; впервые в лесковедении на материале данных произведений с содержательной стороны рассматривается проблема диалога в творчестве Лескова, а именно художественные приемы воплощения диалога «своего» и «чужого»; наконец, впервые анализируется (а в отношении некоторых текстов и впервые устанавливается) связь произведений Лескова об иностранцах и инородцах с их литературными и фольклорными источниками, а также с личностно-психологическими особенностями Лескова как автора биографического. Результаты исследования дают также материал для изучения проявления ментальности в художественном тексте.

Практическая значимость данного исследования состоит в углублении имеющихся в настоящее время представлений об особенностях поэтики Лескова, в расширении круга литературных источников и претекстов произведений Лескова. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в работе над научной подготовкой Полного собрания сочинений Лескова (при составлении комментариев и выполнении атрибуции текстов, опубликованных при жизни Лескова без подписи автора), в дальнейшем изучении творчества писателя, при разработке курсов по истории русской литературы и спецкурсов, связанных с творчеством Лескова.

Апробация основных положений и результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены в виде докладов на следующих международных научных и научно-практических конференциях: «СанктПетербург, Северо-Запад и проблемы “открытой культуры”» (СПб., 2001);

«Юбилейная международная конференция по гуманитарным наукам, посвященная 70-летию Орловского государственного университета» (Орел, 2001); «Санкт-Петербург – полиэтнический мегаполис» (СПб., 2003);

«Герменевтика в гуманитарном знании» (СПб., 2004); «Творчество писателейорловцев в истории мировой литературы: Международная научная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения К. Д. Муратовой» (Орел, 2004); «Проблемы мировоззрения и творчества Н. С. Лескова» (Орел, 2005); «Н. С.Лесков и современность» (Москва, 2006); «Наследие Н. С. Лескова и проблемы литературоведения в изменяющейся России» (Орел, 2006);

«XI Невские чтения: Язык и культура – основа общественной связности» (СПб., 2009); «XII Невские чтения: Смена парадигм в области гуманитарного знания» (СПб., 2010); «XIII Невские чтения: Коммуникация в условиях глобальной информатизации» (СПб., 2011). Результаты исследования представлены в статьях.

Структура диссертации. Диссертационное исследование изложено на страницах и состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка, который включает 230 наименований.

Содержание работы Во «Введении» обосновывается актуальность и научная новизна темы диссертации, характеризуется степень изученности проблемы диалога «своего» и «чужого» в творчестве Лескова, формулируются цели и задачи работы, объясняется выбор материала, а также дается описание структуры диссертационного исследования.

В первой главе работы «“Чужое” в произведениях Лескова: этнические стереотипы, их литературные и личностно-психологические источники» анализируются особенности восприятия иностранцев и инородцев рассказчиками и персонажами Лескова, а также устанавливаются источники связанных с этими особенностями этнических стереотипов.

В § 1 «Образ “чужого” в произведениях Н. С. Лескова как отражение ментальных установок сознания» на основе анализа междисциплинарных понятий «этнический стереотип», «ментальность», а также содержания и исторических корней оппозиции «свое» / «чужое», с одной стороны, и различных высказываний писателя о задачах литературного творчества, с другой стороны, обосновывается стремление Лескова-писателя к художественному исследованию традиционной (сохранившейся со времен средневековья) ментальности. Как показывают публицистические статьи Лескова, одной из задач писателя он считал отражение в искусстве «массового материала». В различных статьях Лескова содержатся близкие школе «Анналов», изучающей ментальность, методологические установки, выражен интерес к средневековому сознанию, которое, по мнению писателя, сохранялось у русских «простолюдинов» до конца XIX в. В образе мыслей рассказчика (как это показано на примере рассказа «Ракушанский меламед») Лесков отразил тот комплекс представлений, который, согласно исследованиям современных Лескову историков, был характерен для человека допетровской Руси. Одно из проявлений средневековой ментальности – неприязнь к «чужим», восприятие их сквозь призму этнических стереотипов – стало объектом художественного изображения в произведениях Лескова, которые для историков культуры (Ю. М. Лотмана и Б. А. Успенского, О. В. Беловой) служат сегодня документальным источником, зафиксировавшим ментальные стереотипы восприятия «чужих».

В § 2 «Этнические стереотипы в сознании рассказчиков и персонажей Лескова» выявляется специфика изображения иностранцев и инородцев в исследуемых произведениях Лескова. Оппозиция «своего» / «чужого» создается в произведениях Лескова с помощью введения в текст особого субъекта речи – носителя ментальных установок сознания. Как правило, это рассказчик (реже – личный повествователь) и персонажи-простолюдины. Для средневековой ментальности, генетически связанной с мифологическим мышлением, «чужое», в противоположность «своему», было связано с нечеловеческим, звериным или демонским. Этот, наиболее архаичный комплекс характеристик «чужого» зафиксирован в произведениях Лескова.

Создавая ситуации столкновения (поединка, соперничества, подавления русских иноземцами), автор актуализирует в представлении героев (рассказчиков и персонажей) глубинное, скрытое, но активно управляющее поступками и механизмами сознания восприятие иноземца как «чужого».

Отношение персонажей и рассказчиков к иностранцам и инородцам определяется неприязнью к «чужим», которые живут в пространстве«наоборот» и обладают устойчивым набором отрицательных качеств.

Основные противоположения «своих» «чужим» можно описать с помощью следующих оппозиций: связь с небесными силами / связь с нечистой силой;

связь с миром живых / связь с царством смерти; священное / профанное;

чистота / «нечистота»; простота / хитрость; широта души / мелочность и скупость.

В образах иностранцев и инородцев в произведениях Лескова воплощен не тот или иной «национальный характер», а представление о «чужом» в ментальности. Как показывает сравнение характеристик иноземцев рассказчиками и персонажами Лескова с данными современных исследователей традиционной культуры, Лесков во многом этнографически точно описал признаки «чужого». Однако в произведениях Лескова можно выделить такие особенности восприятия «чужого», которые современными фольклористами и этнографами отмечаются редко или не отмечаются вовсе. Это представление о «язвительности» «чужих», присутствии у них «амбиции» (гордости), а также особое отношение рассказчиков и персонажей к «чужому» имени, которое представляется неполноценным, смешным, свободно заменяется каламбурами или другим «чужим» именем или используется как нарицательное.

В § 3 «Массовая беллетристика, этнографическая литература и исторический анекдот как источники произведений Лескова об иностранцах и инородцах» определяется круг литературных и фольклорных источников произведений Лескова о «чужих», проводится сравнительный анализ текстов Лескова и их источников, анализируются особенности обработки Лесковым найденных источников (на примере рассказов «Ракушанский меламед», «Жидовская кувырколлегия», «На краю света», повести «Очарованный странник»). Некоторые источники нами указаны впервые (исторический анекдот о попытке подкупа Мордвинова, произведения А. Ф. Погосского, рассказы о чудесном спасении в сибирской тундре).

Используя в качестве источников для рассказов о евреях («Жидовская кувырколлегия», «Ракушанский меламед») анекдотические сообщения фольклорного и квазиэтнографического характера, Лесков перерабатывает их так, чтобы отрицательные и комические черты оказались более яркими и выпуклыми. В представлении рассказчиков о евреях автор заостренно усиливает тем самым противопоставление «свое» (хорошее) / «чужое» (плохое) и, с точки зрения рассказчиков, показывает евреев сугубо отрицательными персонажами, хитрыми, корыстными, суеверными, употребляющими негодную пищу и лишенными благочестия.

Лесков, составивший 36 рецензий на книги А. Ф. Погосского (для Ученого комитета Министерства народного просвещения), неоднократно использовал произведения «военного Даля» в качестве источников, отразивших солдатское (и шире – народное) миропонимание и представивших образцы стилистически необработанной солдатской речи. В случае с рассказами Погосского отмечается та же особенность обработки исходного материала (в повести «Очарованный странник»): в произведении Лескова оппозиция «свое» / «чужое» усиливается, однако сознание субъекта речи (рассказчика) подчеркнуто дистанцировано от авторского.

Произведения массовой беллетристики (рассказы о чудесном спасении в сибирской тундре) и этнографической литературы (сочинения архиепископа Нила (Исааковича)) явились источниками для описания жизни сибирских инородцев в рассказе «На краю света». Архиепископ Нил не выразил в своих книгах столь явного негативизма по отношению к жителям Сибири и тех, связанных со средневековой ментальностью представлений по отношению к «чужим», которые приписал архиерею-рассказчику Лесков. Автор «На краю света» создал и особые условия, в которых могут актуализироваться ментальные установки по отношению к «чужим» и «чужому» пространству:

рассказчик должен ночевать в сугробе с «дикарем», ему угрожает смерть от голода и холода. Однако при сходном развитии сюжета в произведениях массовой литературы (например, в статье «О великодушном поступке тунгуса», которую мы рассматриваем в качестве образца рассказов о спасении в сибирской тундре) сибирские инородцы не описаны как «чужие».

Сопоставление текста Лескова с обнаруженными опубликованными источниками показывает, что во всех случаях писатель усиливал негативизм по отношению к «чужому», придавая образам «чужих» отрицательные характеристики и черты неправдоподобия. В результате такой обработки материала источника противопоставление «своего» и «чужого» в произведениях Лескова предстает как более выраженное, заостренное.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.