WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Методологической основой работы стали принципы научной объективности и историзма. Основополагающим методологическим подходом исследования избран системный подход. Именно он определил совокупность общенаучных и специальных методов. К общенаучным можно отнести методы анализа, синтеза, индукции, дедукции и др. Важная роль в проведении исследования принадлежит специальным историческим методам. Историко-сравнительный метод позволил путем сопоставления фактов и явлений выявить общее и особенное в изучаемом вопросе. Историко-генетический метод дал возможность последовательно раскрывать основные составляющие деятельности системы мест заключения в регионе. Функциональный метод применялся диссертантом для выявления наиболее типичных проявлений репрессивной политики в пенитенциарной практике тюрем, лагерей и колоний. Описательный метод позволил дать представление о том или ином историческом факте или событии, а документально-иллюстративный метод, вводящий в употребление документы минувшей эпохи, придал описанию и его анализу большую аргументацию.

Источниковую базу исследования наряду с опубликованными документами составили материалы семи архивохранилищ: Государственного архива Архангельской области (ГААО), Отдела документов социально-политической истории Государственного архива Архангельской области (бывшего Государственного архива общественно-политических движений и формирований Архангельской области) (ОДСПИ ГААО), архива Информационного центра Управления внутренних дел (ИЦ УВД) по Архангельской области, Государственного архива Вологодской области (ГАВО), Вологодского областного архива новейшей политической истории (ВОАНПИ), архива Управления внутренних дел (УВД) по Вологодской области, архива Управления федеральной службы безопасности (УФСБ) по Вологодской области.

По характеру содержащейся информации источники можно классифицировать следующим образом. Первую группу составляют законодательные и подзаконные нормативные акты советских органов власти. К ним относятся: кодексы, законы и указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления ЦИК и СНК, Совмина СССР и др. Особое место среди документов данной группы занимают приказы и директивы НКВД-МВД СССР, которые раскрывают особенности организационной структуры и функций различных видов пенитенциарных учреждений, режима содержания и организации трудового процесса заключенных. Часть их в последние годы опубликована48. Эти документы позволили проследить изменения в репрессивной политике государства и рассмотреть специфику деятельности пенитенциарных учреждений. Однако реальное положение заключенных в них не раскрывается.

Ко второй группе источников относятся документы Коммунистической партии. К исследованию привлечены материалы центральных партийных органов: резолюция февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г., давшего старт на развертывание в стране массовых репрессий, секретные постановления ЦК и Политбюро ЦК ВКП(б), ЦК ВКП(б) и СНК СССР, которые являлись негласными руководящими документами при осуществлении политики репрессий, а также документы местных партийных органов: переписка областных ГУЛАГ. 1918 – 1960: документы / сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. – М., 2000; История сталинского ГУЛАГА. Конец 1920-х – первая половина 1950-х гг.: собрание документов в 7-ми т. / отв. ред. Н. Верт, С.В. Мироненко. – М., 2004 и др.

партийных органов с политотделами ИТЛ, материалы первичных партийных организаций пенитенциарных учреждений, отражающие партийное руководство деятельностью мест заключения. Несмотря на ярко выраженную идеологическую окраску, эти материалы весьма значимы для изучения практики репрессирования, трудового использования заключенных.

В третью, самую многочисленную группу источников выделена делопроизводственная документация. Эту группу можно разбить на несколько подгрупп.

Первая подгруппа представлена организационно-распорядительной документацией. Сюда входят инструкции, циркуляры, распоряжения аппаратов ГУЛАГа, Тюремного управления, управлений областных НКВД-МВД, входивших в их структуру тюремных отделов и управлений (отделов) исправительнотрудовых колоний и лагерей (УИТЛК-ОИТК), приказы начальников лагерей, которые разъясняли и уточняли законодательные акты, постановления вышестоящих органов по разным вопросам. Упомянутые документы позволяют изучить механизм функционирования системы мест заключения, выявить особенности отношения к проблемам пенитенциарной практики в центре и на местах.

Вторую подгруппу составляет докладная (контрольная) документация. К ней относятся докладные записки, информационные справки, обзоры, созданные руководством пенитенциарных органов и учреждений на местах в процессе исполнения распоряжений вышестоящих инстанций. Как правило, в этих документах дается анализ работы за определенный промежуток времени. Однако их авторам было присуще стремление показать ситуацию в приукрашенном виде.

Третья подгруппа – учетно-статистическая документация – представлена различными сводками и отчетами областных тюремных отделов, УИТЛКОИТК, лагерей. Их информационную основу составляют статистические данные, позволяющие изучить динамику наполнения мест заключения, проследить изменения в их структуре, кадровом составе, производственной деятельности.

Четвертая подгруппа – текущая деловая переписка (служебные письма, телеграммы и др.). Материалы переписки тюремных отделов и УИТЛК-ОИТК с подведомственными пенитенциарными учреждениями, Тюремным управлением, ГУЛАГом, НКВД-МВД СССР, а также администрации лагерей со своими структурными подразделениями и ГУЛАГом по вопросам перемещений, режима содержания, трудового использования заключенных, позволяют проанализировать механизм исполнения наказания.

В особую подгруппу делопроизводственной документации можно выделить массовые персонально ориентированные источники – учетные карточки, эшелонные списки, следственные, тюремные и лагерные личные дела заключенных. Эти пока еще частично рассекреченные архивные материалы насыщены разнородной информацией, позволяющей более тщательно изучить феномен репрессий, выяснить основания привлечения к уголовной ответственности заключенных, восстановить судьбы конкретных людей, оказавшихся в неволе.

Отдельную группу источников составили материалы периодической печати. Изучение публикаций в местной периодике (газетах «Правда Севера», «Красный Север» и др.), газетах для сотрудников НКВД-МВД («Страж революции и «На боевом посту») показало, что в 1937–1953 гг. любая информация о местах заключения оказалась вне поля зрения официальной и ведомственной прессы. Частично восполняла этот пробел засекреченная лагерная пресса. На страницах многотиражной газеты Вытеграгидростроя «На сталинской стройке» и стенгазеты «Боевой листок» отдельного лагерного пункта (ОЛП) № 9 Вологодского УИТЛК нашли отражение трудовые успехи осужденных, некоторые подробности их жизни и быта. Плохая сохранность лагерной прессы не позволила в полном объеме использовать ее информационные возможности.

Основная масса использованных в работе мемуарных источников представлена опубликованными воспоминаниями бывших заключенных49. К исследованию также привлечены воспоминания Л.С. Осташевой и С.Н. Елфимовой, репрессированные родственники которых в 1937–1938 гг. были узниками внутренней тюрьмы г. Вологды. Интересную информацию содержат записанные диссертантом воспоминания А.А. Новинской, вдовы М.Н. Новинского, в 1951– 1953 гг. стрелка Котласского лагерного отделения.

В целом источниковую базу можно охарактеризовать как вполне репрезентативную для решения поставленных в исследовании задач.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней впервые в отечественной историографии предпринята попытка комплексного исследования региональной пенитенциарной системы в указанных географических и хронологических рамках, показана ее роль в реализации репрессивной политики государства. На основе широкого круга источников, в том числе и впервые введенных в научный оборот, исследованы особенности деятельности пенитенциарных учреждений на территории Архангельской и Вологодской областей в 1937–1953 гг., рассмотрен механизм осуществления репрессий по отношению к различным категориям заключенных.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертации могут использоваться при изучении отечественной истории и истории уголовноисполнительной системы в вузах Европейского Севера, в элективных курсах.

Фактический материал и положения диссертации могут быть востребованы для дальнейшего исследования советской репрессивной политики и пенитенциарной системы, разработки монографий, написания дипломных и курсовых работ по истории России, истории уголовно-исполнительной системы, краеведению.

Апробация исследования. Содержание работы изложено в 12 научных публикациях общим объемом 4,3 п. л. В их числе 2 статьи в изданиях, включенном в перечень ВАК. Некоторые результаты и выводы, полученные в процессе исследования, отражены в 10 докладах автора, представленных на 1 международного, 1 всероссийского, 2 межрегионального, 1 регионального уровня, 1 областного и 4 межвузовского уровня научных и научно-практических конференциях и семинарах. Диссертация обсуждена на заседании кафедры отечественной истории Вологодского государственного педагогического университета (февраль 2008 года).

Набатов Я.Н. О пережитом // Правда Севера. – 1989. – 19 – 27 сентября; Евсюгин А.Д. Судьба, клейменная ГУЛАГом: воспоминания. – Нарьян-Мар, 1993 и др.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений и списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и новизна исследования, его хронологические и территориальные рамки, анализируется историография проблемы, дается характеристика источниковой базы, формулируются цели и задачи исследования.

В первой главе – «Структура, управление и размещение мест заключения на территории Архангельской и Вологодской областей в 1937 – 1953 гг.» – рассматриваются процесс развития, нормативно-правовое обеспечение и специфика деятельности основных звеньев пенитенциарной системы в регионе в исследуемый период: тюрем, исправительно-трудовых лагерей и колоний.

Правовое регулирование деятельности тюрем в Архангельской и Вологодской областях в изучаемый период носило ведомственный характер («Положение о следственных тюрьмах», утвержденное приказом НКВД СССР от 29 июля 1939 г., «Положение о тюрьмах ГУГБ (Главного управления государственной безопасности) для содержания осужденных», объявленное приказом НКВД СССР от 14 декабря 1939 г. и др.). При этом все нормативные акты имели гриф секретности. Выявленные материалы позволяют утверждать, что формирование тюремной сети региона происходило в довоенный период. Тюрьмы, расположенные на территории Северной области до ее разделения на Архангельскую и Вологодскую в 1937 г., были рассредоточены по двум управлениям НКВД СССР. Следственные и срочные тюрьмы для содержания опасных государственных преступников подчинялись 10 отделу ГУГБ, а общие следственные тюрьмы находились в ведении ОМЗ (Отдела мест заключения) ГУЛАГа.

Разная ведомственная принадлежность тюрем сохранилась и при новом административно-территориальном делении. Их объединение в единое ведомство произошло осенью 1938 года. С этого времени руководство всеми тюремными учреждениями на местах было передано в тюремные отделы областных Управлений НКВД. Поскольку со спадом волны репрессий Вологодская и Грязовецкая срочные тюрьмы были закрыты, Вологодскому тюремному отделу стали подчиняться 9 тюрем: внутренняя следственная и восемь общих: № 1 г. Вологды, № 2 г. Великого Устюга, № 3 г. Устюжны, № 4 г. Череповца, № 5 г. Тотьмы, № 6 г. Белозерска, № 7 г. Кадникова и № 8 г. Никольска. В ведении Архангельского тюремного отдела оказалось восемь тюрем, из них одна внутренняя и 7 общих: № 1 – Архангельская, № 2 – Котласская, № 3 – Каргопольская, № 4 – Няндомская, № 5 – Вельская, № 6 – Шенкурская и № 7 – Мезенская.

После передачи в 1939 г. тюрьмы № 4 г. Няндомы в ведение ГУЛАГа, открытия тюрьмы г. Нарьян-Мара, а также ликвидации в 1941 г. тюрьмы г. Кадникова, в обеих областях продолжали функционировать по 8 тюрем. В дальнейшем до 1953 г. серьезных изменений в дислокации тюрем не происходило.

Незначительные реорганизации военных и послевоенных лет, обусловленные изменениями репрессивно-карательной политики государства, осуществлялись по большей части на внутритюремном уровне. Это позволяет говорить об относительной стабильности тюремной системы в регионе в 1937–1953 гг.

Наиболее крупными по количеству лимитных мест для содержания заключенных была Вологодская срочная тюрьма (1142 места в 1938 г.), а также следственные тюрьмы г. Архангельска и г. Вологды (1850 и 740 мест в 1947 г. соответственно). Лимиты следственных тюрем неоднократно пересматривались.

Общее наполнение тюрем региона с 1944 года не превышало установленных лимитов. Так, на 1 октября 1944 г. в них содержалось 2860 заключенных при общем лимите в 4140 мест, на 1 июля 1947 г. – 3783 при наличии 5360 мест.

Исследование пенитенциарной практики архангельских и вологодских тюрем показало, что наиболее сложными условия их функционирования были в годы войны. Чрезвычайные обстоятельства военного времени отразились на всех направлениях деятельности тюрем, стали суровым испытанием для заключенных и сотрудников. В послевоенные годы был осуществлен ряд мероприятий, направленных на восстановление обычного порядка их работы. К концу рассматриваемого периода наметилась тенденция к сокращению числа тюремных учреждений в регионе. В частности, была закрыта тюрьма г. Никольска.

Основными функциями тюрем в 1937–1953 гг. были изоляция, охрана и этапирование в лагеря и колонии различных категорий заключенных (подследственных, кассационных и осужденных). Тюрьмы играли роль не только следственных изоляторов, но и мест исполнения наказания в отношении опасных преступников. Особое положение среди них занимали тюрьмы, обеспечивавшие строжайшую изоляцию политических противников режима. Высокая степень надежности тюрьмы № 1 г. Вологды позволила использовать ее в качестве места содержания каторжников и опасных уголовных преступников.

Таким образом, на протяжении рассматриваемого периода тюрьмы региона являлись составной частью системы исполнения наказаний и выступали активными проводниками репрессивно-карательной политики государства.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.