WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Анализ табл. 1 показывает, что из 24 регионов, входящих в группу с низким уровнем социального риска (меньше 100%), лишь в 5 регионах отмечается более высокая инвестиционная активность, чем в среднем по России. Это Москва, Московская область, Петербург, Томская и Белгородская области, которые характеризуются достаточно высоким уровнем инвестиционного потенциала (наличие трудовых, производственных ресурсов, научно-технического потенциала).

Таблица 1. Уровень региональных социальных рисков в Российской Федерации в 1999 г.

(в % к среднероссийскому уровню) Интегральный Инвестиции на уровень душу населения Субъекты РФ социальных рисков 0 Российская Федерация 100,0 100,I группа (низкий уровень риска: до 100 %) 15 г. Москва 67,7 260,16 Московская область 85,5 116,29 Воронежская область 86,3 52,47 Краснодарский край 90,5 86,27 Нижегородская область 90,7 71,49 Ростовская область 91,8 53,38 Самарская область 91,8 97,21 Тульская область 92,6 56,13 Калужская область 92,9 56,28 Белгородская область 93,3 113,48 Ставропольский край 94,2 56,18 Рязанская область 94,2 44,37 Пензенская область 94,3 40,39 Саратовская область 94,9 68, Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики 32 Тамбовская область 96,2 31,36 Волгоградская область 97,9 51,17 Орловская область 98,0 66,79 Калининградская область 98,7 45,35 Астраханская область 98,8 99,9 Псковская область 99,1 41,41 Республика Адыгея 99,5 39,62 Томская область 99,6 146,6 г. Санкт-Петербург 99,8 131,20 Тверская область 99,9 70,II группа (от 100 до 110%) 19 Смоленская область 100,4 67,14 Костромская область 100,7 89,42 Республика Дагестан 101,2 22,66 Республика Хакасия 101,7 78,53 Оренбургская область 102,6 84,51 Удмуртская Республика 102,6 76,61 Омская область 102,6 51,60 Новосибирская область 102,9 52,57 Республика Алтай 103,0 26,76 Камчатская область 103,2 69,40 Ульяновская область 103,4 46,58 Алтайский край 104,9 39,22 Ярославская область 105,2 80,8 Новгородская область 106,4 105,34 Республика Татарстан 106,8 128,45 Карачаево-Черкесская Республика 107,0 36,75 Амурская область 108,0 55,11 Владимирская область 108,1 48,74 Хабаровский край 108,2 76,70 Республика Саха (Якутия) 108,6 171,7 Ленинградская область 110,0 138,III группа (от 110 до 120%) 63 Тюменская область 110,4 538,30 Курская область 110,5 58,26 Кировская область 110,5 46,54 Пермская область 110,7 102,73 Приморский край 111,2 54,44 Кабардино-Балкарская Республика 111,4 66,33 Республика Калмыкия 112,0 37,64 Республика Бурятия 112,7 60,78 Сахалинская область 112,7 427,Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики 71 Еврейская автономная область 113,2 36,12 Ивановская область 113,7 31,10 Брянская область 114,7 26,23 Республика Марий Эл 116,0 42,46 Республика Северная Осетия 116,2 35,55 Свердловская область 116,3 85,25 Чувашская Республика 116,4 55,52 Курганская область 119,2 34,1 Республика Карелия 119,4 70,IV группа (от 120 до 130%) 24 Республика Мордовия 120,1 51,50 Республика Башкортостан 122,3 98,68 Иркутская область 122,4 65,69 Читинская область 124,6 50,77 Магаданская область 127,3 165,56 Челябинская область 129,8 76,V группа (от 130 до 150%) 5 Мурманская область 130,7 94,31 Липецкая область 135,1 67,59 Кемеровская область 141,7 89,43 Республика Ингушетия 143,5 79,3 Архангельская область 146,4 57,VI группа (свыше 150%) 67 Красноярский край 151,1 91,4 Вологодская область 151,8 97,2 Республика Коми 153,9 120,65 Республика Тыва 163,5 21,72 Чукотский автономный округ 258,6 76,В группе II из 21 региона с невысоким уровнем социальных рисков (до 110% от среднероссийского) высокая инвестиционная активность отмечается в регионах с высоким экономическим потенциалом (Республика Татарстан, Ленинградская область), со значительным природно-сырьевым потенциалом (Республика Саха – Якутия) и в Новгородской области, где инвестиционная активность стала результатом создания системы привлечения инвестиций и реальных гарантий со стороны областного руководства.

В группе III с уровнем социальных рисков от 110 до 120% от среднероссийского высокая инвестиционная активность Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики наблюдалась в регионах с высоким природно-ресурсным потенциалом (Тюменская и Сахалинская области).

В группах IV-VI с уровнем социальных рисков выше 120% от среднероссийского высокая инвестиционная активность отмечена лишь в регионах с высоким природно-ресурсным потенциалом (Магаданская область, Республика Коми).

Если сопоставить инвестиционные потенциалы и инвестиционную активность, то можно сделать вывод, что лишь немногие из регионов, даже при наличии значительного экономического потенциала и невысокого социального риска, смогли обеспечить соответствующую инвестиционную активность. Значительную группу составляют регионы с высоким социальным риском и низкой инвестиционной активностью. Это, прежде всего, Республика Тыва, Республика Северная Осетия, Алтайский край, Курганская и Читинская области, Республика Ингушетия. Эти регионы к тому же имеют низкие рейтинги инвестиционного потенциала, что делает их мало привлекательными для потенциальных инвесторов.

В целом же зависимость между инвестиционной активностью и социальными рисками очень незначительна, что свидетельствует об отсутствии государственной инвестиционной политики по снижению социальных рисков.

Учитывая, что задачей федеральной инвестиционной политики должно стать выравнивание экономического и инвестиционного пространства, создание благоприятного режима привлечения инвестиций в страну в целом, следует обратить особое внимание на снижение социальных рисков и формирование инвестиционных потенциалов в регионах IV-VI групп.

С учетом ограниченности государственных централизованных инвестиций необходима их концентрация в первую очередь на реализации федеральных инвестиционных программ, направленных на решение крупных межрегиональных проблем, а также отдельных инвестиционных проектов, активизирующих межрегиональную интеграцию. Одновременно инвестиционная политика государства должна быть ориентирована на создание условий для притока инвестиций (в том числе иностранных), иначе говоря, для создания благоприятного инвестиционного Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики климата в России и ее регионах. Эти условия достаточно хорошо известны:

• наличие долговременной государственной стратегии развития страны, с обоснованием целей и путей модернизации экономической и политической систем;

• четкая позиция государства по вопросу о защите прав собственности, в том числе прав собственности на землю, а также интеллектуальной собственности;

• обеспечение стабильных «правил игры», устанавливаемых законами;

• устранение неравенства условий применения законов и требований к различным субъектам хозяйствования;

• законодательное обеспечение льгот и гарантий инвесторам на федеральном уровне, с использованием регионального опыта;

• создание системы гарантий инвесторам с участием центра и регионов, а также механизмов реализации гарантий, способных ослабить региональные диспропорции.

3. Социальные факторы экономических преобразований Воздействие социальных факторов на экономику осуществляется прежде всего через социальную организацию общества и человеческий капитал. Уровень социальной организации определяется через качественную оценку функционирования системы социальных институтов (государственно-правовые институты, религия, моральные нормы, культурно-исторические традиции, искусство, наука, и др.), характер социальной мобильности, мотиваций и интересов.

Различным типам социальной организации соответствуют определенные экономические модели. Имеются серьезные аргументы в пользу широкого спектра причин, определяющих способность нации к реформированию, которые опираются на основные представления людей, заложенные в их сознании культурой, языком, религией, социально-психологическими стереотипами. Так, исследовано влияние протестантской этики на Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики формирование рыночной модели экономики западного типа, буддийского мировоззрения на формирование моделей экономики «азиатских тигров».

Еще одна группа социальных факторов – элементы невещественного богатства общества – человеческий капитал, который характеризуется уровнем интеллектуального и духовного развития, квалификации, инновационных способностей, профессионального мастерства и добросовестности, приобретаемых в процессе воспитания, образования и трудового опыта. Сюда же следует отнести научно-технический потенциал. Благодаря интеллектуальным и информационным технологиям знания, воплощенные в человеке, носят универсальный характер и являются мировым достоянием.

В то же время особенностью современного периода, определяющей динамизм экономики, выступает упор на массовое формирование творческой индивидуальности, способной к созданию инноваций и принятию инновационных решений в различных сферах деятельности, в том числе в малом бизнесе.

Эффективная инвестиционная политика основана на вовлечении этих факторов в экономический рост. В свою очередь, состояние человеческого капитала воздействует на качественные характеристики инвестиционной деятельности.

В начале 90-х годов авторы этого исследования, объясняя механизм трансформации научно-технических циклов в колебания экономической динамики, доказывали, что ключевая роль в экономической динамике принадлежит человеку и успех любых преобразований зависит от задействованности созидательных сил, т.е. человеческого капитала. Изучение взаимосвязей между вложениями в человека, повышением на этой основе качества рабочей силы и экономическим ростом в развитых странах в 40-80-е годы показало опережение темпов расходов на качество рабочей силы по сравнению с ростом производительности труда. Эти тенденции сохранились в развитых странах и в 90-е годы. Информационный научнотехнический сдвиг, происходящий в этих странах, показал полную зависимость развития общества от человеческого фактора, и в первую очередь от образовательного потенциала, наличия технической элиты и профессионалов высокого уровня.

Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики Кроме того, информационное общество требует и развитого, ответственного потребителя, иначе научно-технический и инвестиционный прогресс теряют свой социальный и экономический смысл. В этой связи стоит обратить внимание на опыт США, где реализуется серия крупных стратегических программ, готовящих страну к реалиям XXI в. Их исходная посылка – сложившаяся структура населения и прогнозы потребностей человека, которые меняются каждые 15-20 лет. Все реформы опираются на эти данные. При этом на одном из первых мест стоит решение проблемы социального неравенства и поиск эффективных мер, позволяющих сократить чрезмерный разрыв в образовательном, культурном, мотивационном и гражданском потенциале различных групп населения. Этот стратегический акцент связан с требованиями всеохватывающей системы информационных технологий, которая выступает в качестве основного направления инновационного прогресса.

В России к началу процесса трансформации был накоплен значительный научно-технический, образовательный, квалификационный потенциал. Многие трудности процесса преобразований связаны с определенным обесценением этого потенциала, поскольку он создавался по меркам социалистического планового хозяйства и в новых условиях не соответствует значительно сжавшимся объемам экономики и более примитивному технологическому уровню. В то же время развал накопленного потенциала и отсутствие новых направлений развития приводят к утрате источника перспективного развития. Общество теряет свое богатство.

Особо следует отметить, что за рубежом не только констатируется громадная роль человеческого капитала в развитии общества. Большое значение придается совокупной оценке накопленного капитала, который включает наряду с воспроизводимым богатством человеческий и природный (ресурсы и качество окружающей среды) капитал. Мировая структура этого капитала, рассчитанная в 1994 г. (кроме стран СНГ), весьма примечательна. Во-первых, доказано, что основная доля богатства приходится на человеческий капитал: 60-79% (кроме Ближнего Востока). Во-вторых, подтверждается, что природный капитал превосходит воспроизводимый лишь на Ближнем Глава 10. Социальные приоритеты инвестиционной политики Востоке (58%) и в Западной Африке (21%). В-третьих, видно, что доля воспроизводимого капитала колеблется в пределах 15-30%1.

Рассмотрение этой структуры богатства весьма поучительно для России, где преувеличивается значение вещественного богатства и недооценивается невещественное богатство.

Исследуя эту проблему применительно к достижению устойчивого роста, ряд западных ученых сформулировали требование сохранения совокупного капитала общества и необходимость неотрицательных значений чистых инвестиций в него. В мировой практике отрицательные значения совокупных инвестиций характерны для Африки (-1,1% ВНП), Ближнего Востока (-1,8%), а также России (-1,6% ВВП). Показательно, что, например в Чили природная рента на 50% была инвестирована в человеческий капитал.

Решение вопроса об альтернативном развитии накопленного потенциала зависит от стратегии долговременного развития экономики, от того, какая экономическая модель будет реализовываться. Речь идет о принципиальной ориентации экономики на повышение качества жизни широких слоев населения, а не о частичных уступках со стороны элиты для снижения недовольства народа. Качество жизни является важнейшим фактором формирования человеческого капитала, как источника экономического роста и воздействия на состояние экономики. Сейчас этот фактор негативно влияет на экономику.

Рассмотрим подробнее проблемы сохранения и возрождения научного, образовательного потенциалов и здоровья населения.

Научно-технический потенциал. Известно, что научнотехнический потенциал, сосредоточенный в основном в развитых странах мира2, является важным фактором сохранения ими преимущества в социально-экономическом развитии на мировой Оценка воспроизводимого капитала дается в официальной статистике всех стран; инвестиции в человека должны содержать все затраты, включая всю совокупность текущих издержек, природный капитал оценивается по замыкающим затратам и ренте.

В 24 странах ОЭСР 90% затрат на НИОКР сконцентрировано в семи странах, а на долю США приходится около половины расходов на науку и научных кадров «большой семерки». (Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 8. С. 56).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.