WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |

Выше уже была изложена одна из точек зрения по данному вопросу (принцип законодательной экономии и избежание коллизии правовых норм).

Согласно другой точке зрения, такие виды услуг, как перевозка, поручение, комиссия и другие не охватывают всего многообразия правоотношений по оказанию других различных услуг и требуют дополнительного регулирования. В этом смысле глава 39 ГК РФ о возмездном оказании услуг является универсальной, ибо распространяет свои нормы на другие главы ГК РФ: 37, 38, 40, 41, 44–51 и 53 и на все подрядные отношения (ст. 702–729, 730–739 ГК)537.

Не соглашаясь с представленными точками зрения, следует отметить, что все услуги, не подпадающие под воздействие норм главы 39 ГК РФ (за исключением разновидностей договора подряда, в отдельных случаях договоров по выполнению научно-исследовательских, опытноконструкторских и технологических работ), объединяет то, что объектом их воздействия являются вещи.

Для другой группы услуг, подпадающей под сферу регулирования главы 39 ГК РФ, характерно иное: в большинстве случаев «объектом» воздействия данных услуг является личность услугополучателя (услуги связи, медицинские услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию).

Указанные различия позволяют сделать вывод о необходимости классификации услуг на «услуги в широком смысле слова» и «услуги в узком смысле слова». К первой группе относятся услуги, которые не подпадают под регулирование главы 39 ГК РФ, ко второй – подпадающие под правовое воздействие данной главы.

Общеизвестно, чтобы интегрировать те или иные явления в одну группу, необходимо выявить их общие признаки. В связи с этим остановимся более подробно на признаках «услуг в узком смысле слова». В юридической литературе наиболее распространена точка зрения, что для «услуг в узком смысле слова» характерны следующие черты: во-первых, деятельность Завидов Б.Д. Договор возмездного оказания услуг // «Юрист». 1998. № 3. С. 22.

услугодателя не воплощается в овеществленном результате; во-вторых, услугодатель не гарантирует достижение предполагаемого результата538.

Первый указанный признак является квалифицирующим для всех видов услуг, он лежит в основе разграничения работы и услуги и никем не подвергается оспариванию. В то же время А. Ю. Кабалкин считает, что отсутствие вещественной формы оказываемых услуг не всегда согласуется с существом ряда отношений, упоминаемых в п. 2 ст. 779 ГК РФ. В частности, многие договоры оказания услуг связи заключаются по поводу отправления писем, бандеролей, посылок. Одним из условий договора туристического обслуживания чаще всего является предоставление определенных транспортных средств. На наш взгляд, здесь произошло смешение понятий – предмета договора и объекта обязательства, что является довольно типичным случаем. Зачастую под предметом договора понимается как действие, которое должник должен совершить в соответствии с договором (работы, подлежащие выполнению по договору подряда), так и объект, на который направлено это действие (здание, которое подрядчик должен возвести для заказчика)539. Мы же исходим из следующего понимания (которое нашло свое отражение в теории права): объект обязательства – это действие по реализации прав и обязанностей сторон, направленных на достижение поставленной перед ними цели; предмет же договора выступает в виде того, на что направлено исполнение обязательства.

Второй признак услуг – «услугодатель не гарантирует достижение предполагаемого результата», находится за пределами договора на оказание возмездных услуг, так как предметом данного договора является сама Индюков В.П. Услуга как объект гражданского правоотношения / Проблемы права социалистической государственности и его социального управления. Свердловск: Изд-во Уральского государственного университета, 1978. С. 32; Гражданское право. Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С.

541–542; Песоцкая Е.В. Маркетинг услуг: Учебное пособие. С. 15; Измайлова Е.Д. Договор на выполнение маркетинговых исследований // Хозяйство и право. 2000. № 10. Приложение к журналу. С. 6; Котлер Ф.

Маркетинг. Менеджмент. Анализ, планирование, внедрение, контроль. М., СПб.: Изд-во ПитерКом, 1999. С. 544; Божук С.Г., Маслова Т.Д. Маркетинговая деятельность. Субъекты. Функции. Организация:

Курс лекций. СПб.: С.-Петербургская государственная инженерно-экономическая академия, 1997. С. 81;

Маркова В.Д. Маркетинг услуг. М.: Финансы и статистика, 1996. С. 16; Пивоварова М. Стратегия привлечения клиентов в индустрию гостеприимства // Маркетинг. 2000. № 2. С. 63.

См., например, Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). Минск: БГУ, 1986. С. 264;

Советское гражданское право. 2-е изд., перераб. и дополн. Т. 1 / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юридическая литература, С. 451 и др.

деятельность, а не результат этой деятельности. Кроме того, даже если не брать во внимание, что достижение предполагаемого результата находится за пределами договора, следует заметить, что о данном признаке можно было бы вести речь лишь применительно к тем обязательствам, где результат услуги напрямую зависит от личных качеств услугополучателя (например, образовательная, медицинская услуга). Но в связи с чем, например, юридические и аудиторские услуги не могут гарантировать достижение соответствующего результата Судебное решение – это правоприменительный акт, который должен основываться на объективных данных. Однако, к сожалению, иногда при отправлении правосудия учитываются либо политические и экономические моменты (как было, например, с применением ст. 855 ГК РФ), либо иные субъективные факторы.

С этих позиций, безусловно, нельзя заранее знать, какой вердикт будет вынесен судом. В любом случае гарантией деятельности исполнителя юридической услуги будет являться уровень его квалификации. Что же касается аудиторской услуги, то вообще не объяснимо, в силу каких причин заключение о финансовой (бухгалтерской) отчетности клиента не может гарантировать его достоверность. Ведь целью аудита как раз и является выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц. Аналогичное замечание по поводу второго критерия услуги было сделано и в отношении иных видов услуг540.

Экономические исследования последних лет обогатили теорию нематериальных услуг. Наряду с рассмотренными признаками нематериальных услуг были выделены еще и следующие: 1) неразрывность производства и потребления услуги; 2) неоднородность или изменчивость качества; 3) неспособность услуг к хранению (быстрая порча)541.

Правоведами данные признаки были поддержаны и «переложены» на услуги См.: Козлова Н.В. Договор возмездного оказания правовых услуг // Законодательство. 2002. № 3. С. 43– 44.

См.: Маркова В.Д. Маркетинг услуг. С. 11; Песоцкая Е.В. Маркетинг услуг: Учебное пособие. С. 15;

Котлер Ф. Маркетинг. Менеджмент. Анализ, планирование, внедрение, контроль. С. 543; Дурович А.Г., Копанов А.А. Маркетинг в туризме: Учебное пособие для вузов. Минск: Изд-во Экономпресс, 1998. С. 15.

в узком смысле слова. Например, Д. Степанов указывает на такие признаки, как эксклюзивность; синхронность оказания и получения542. Эксклюзивность созвучна признаку неоднородности или изменчивости услуги, а синхронность оказания и получения – неразрывности производства и потребления услуги. Справедливости ради надо отметить, что еще в 1973 г.

Н.А. Бариновым было обращено внимание на признак синхронности оказания и получения услуги. Он указывал на то, что полезный результат деятельности услугодателя потребляется в процессе этой деятельности543.

Изложенные выше признаки вряд ли индивидуализируют услуги «в узком смысле слова». Признак эксклюзивности, как его понимает Д. Степанов, подходит для всех обязательств; признак «синхронность оказания и получения услуг» характерен не для всех услуг. Например, такое совмещение оказания и получения услуги может отсутствовать при информационных, консультационных, аудиторских услугах (т.е. в тех обязательствах, где результат услуги может быть объективирован на определенном носителе).

Среди услуг в «узком смысле слова» следует выделять так называемые «личные» услуги. На данный вид услуг обращали внимание Е.Д. Шешенин и Н.А. Баринов544. Целью обязательств, опосредующих данные услуги, является не достижение эквивалентно-возмездного результата, а удовлетворение разнообразных потребностей; при этом в них неимущественный интерес превалирует над имущественным. Для этих обязательств характерно и то, что неисполнение либо ненадлежащее исполнение договорного обязательства влечет, как правило, возникновение убытков, которые преимущественно носят моральный характер, а оказание услуги личности требует наибольшей внимательности, квалификации, культуры обслуживания со стороны услугодателя545. К личным услугам Степанов Д. Услуги как объект гражданских прав // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 16–17.

Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. С. 23.

Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг. С. 43; Баринов Н.А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1987.

С. 128.

Кванина В.В. Договоры с абонементной формой отношений сторон. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. М., 1990. С. 75.

относятся, например, образовательные, медицинские услуги546, репетиторство, услуги по туристическому обслуживанию и т.д.

К признакам личных услуг, кроме отмеченных особенностей, относят еще и следующее: они предполагают достаточно высокий уровень личного контакта с заказчиком; некоторые из них (медицинские, репетиторские) обладают большой индивидуальной направленностью, где применение единообразных штампов не всегда возможно; услуги личного характера Медицинские услуги могут носить самый разнообразный характер, от консультаций врача до хирургического вмешательства. Это обстоятельство послужило основанием для обсуждения вопроса: ко всем ли возмездным медицинским услугам подлежат применению нормы главы 39 ГК РФ. В.А. Кабатов замечает, что медицинские услуги могут привести к определенному овеществленному результату: изготовлению и установке сердечного стимулятора, зубного протеза и т.п. Достижение такого овеществленного результата неразрывно связано с проведением различного рода медицинских обследований, хирургического, медикаментозного лечения и составляет с ними определенное единство. Поэтому вряд ли было бы обоснованным относить подобного рода медицинские услуги к подрядным отношениям (См.: Кабатов В.А. Возмездное оказание услуг / Гражданский кодекс Российской Федерации, часть вторая. Текст.

Комментарий. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л.

Маковского, С.А. Хохлова. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 393). М.И. Брагинский с приведенным положением соглашается лишь частично. Автор полагает, что в подобных случаях появляются основания использовать конструкцию смешанного договора с элементами, обладающими признаками, которые присущи, с одной стороны, тем, которые указаны в ст. 702, а с другой – в ст. 779 ГК. Им делается вывод: «в силу п. 4 ст. 421 к «медицинским услугам» в их чистом виде должны применяться нормы главы 39 ГК РФ, а к обязательствам, непосредственно связанным с протезными работами, – гл. 37 ГК». Имеется в виду, что для той части отношений, которая охватывает исключительно изготовление и установку протеза, необходимо использовать принцип: «если получен предусмотренный договором материальный результат – есть и оплата». И наоборот: «нет вещного результата – нет и оплаты» (См.:

Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. С. 236). Если брать во внимание только приведенный пример, то можно было бы согласиться с мнением М.И.

Брагинского. Однако, как нам представляется, здесь все намного сложнее. Возьмем, к примеру, два вида хирургического вмешательства на сердце: установку сердечного стимулятора и расширение сердечной аорты. В первом случае можно говорить об овеществленном результате, во втором случае его нет. Но, грубо говоря, есть вмешательство в «вещественную субстанцию». Действия хирургов (услугодателей) при осуществлении данных операций будут во многом схожи, и будут основываться, как указывает В.А. Кабатов, на результатах различного рода медицинских обследований.

Поэтому нам представляется более привлекательной позиция В.А. Кабатова: на все медицинские услуги должны распространяться нормы главы 39 ГК РФ. Аналогичной точки зрения придерживается Е.Г. Шаблова, которая отмечает, что потребительной стоимостью в медицинских услугах (применительно к указанному случаю) является не сердечный стимулятор как таковой; в качестве такового выступает восстановление функции сердечной мышцы, реабилитация человека, восстановление его здоровья (См.:

Шаблова Е.Г. Услуга как объект гражданских прав. С. 54–55).

(особенно медицинские, образовательные) обладают большой социальной значимостью, последствия ненадлежащего исполнения обязательств об оказании услуг личного характера могут иметь тяжелейшие социальные последствия547.

Внутри личных услуг выделяются услуги, обладающие социальной значимостью. Данные услуги подвергнуты определенной классификации.

Так, например, по степени удовлетворения публичного интереса выделяют услуги высокой (особой), повышенной, обычной социальной значимости. К первой группе относят услуги, связанные непосредственно с личностью ее получателя (потребителя), его нематериальными благами (образовательные, медицинские). Предмет обязательства образуют действия по реализации соответствующих конституционных прав. Вторую группу составляют услуги, представляющие для потребителя повышенный интерес, например, консультационные услуги, туристическое обслуживание. К третьей группе услуг отнесены все прочие виды услуги, не имеющие столь очевидной социальной значимости, но представляющих охраняемый законом интерес для отдельного потребителя (например, банные)548.

Приведенная классификация услуг представляется интересной. Однако, предложенный критерий классификации (публичный интерес) нам видится неубедительным, так как в приведенных примерах (консультационные, банные услуги) наличествует частный, а не публичный интерес. Сущность публичного интереса заключается в том, что он служит приоритетным условием и гарантией существования и развития социальной общности. К услугам социальной значимости относятся, на наш взгляд, те виды личных услуг, которые в определенной мере могут повлиять на будущее социальной общности. К таким услугам, в частности, следует отнести образовательные, медицинские услуги.

См.: Шаблова Е.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг.

Диссертация на соискание ученой степени д.ю.н. Екатеринбург, 2003. С. 101–102.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.