WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 59 |

Как отмечает Л. А. Обухов: «Немалую роль в этом сыграл декрет ВЦИК от 3 ноября 1921 г., в котором объявлялась амнистия части лиц, участвовавших в качестве рядовых солдат в белогвардейских военных организациях»3. Эмигрантам была предоставлена возможность вернуться в Россию на общих основаниях с возвращающимися из европейских стран на родину военнопленными. 9 июня 1924 г. амнистия была распространена на всех, находящихся на Дальнем Востоке, в Монголии и Западном Китае рядовых солдат белых армии. Вторая волна началась после оккупации Япони- Аблова Н. Е. КВЖД и российская эмиграция в Китае. – С. 121.

Гудошников Л., Трощинский П. Китайский исследователь Ван Чжичен об истории шанхайской ветви русской эмиграции. – С. 69.

Русский Харбин и Пермь. – С. 9.

ей Маньчжурии в 1931 г. Третья волна возвращения происходила после разгрома японских войск в Китае в 1945 — 1947 гг.Подводя итоги, необходимо отметить, что белая эмиграция в Китае, достаточно быстро приспосабливалась к мирной жизни вдалеке от родины. Этому способствовало наличие русских, обосновавшихся в Китае до событий 1917 г. и гражданской войны и русско-китайского города Харбина, а также русского района в Шанхае, в частности. «В Маньчжурии языковой проблемы не существовало — здесь была возможность в определенных рамках применять свои знания и жить, владея только русским языком»2.

Итак, белая эмиграция в Китай, была одной из самых многочисленных.

В ее состав входили представители различных социальных слоев.

Эмигранты быстро приспособились к новым обстоятельствам и пытались вести в Китае активную экономическую, политическую, общественную, культурную деятельность. Можно разделить людей бежавших в Китай на тех, кто пытался активно противостоять Советской власти и тех, кто не вел борьбу и попытался в последствии вернуться в Россию.

Барашев а.

Советская политическая линия в Китае 1927 — 1928 гг.

После переворота Чан Кайши в Шанхае 12 апреля 1927 г. и известии об антикоммунистическом перевороте 15 апреля в Кантоне положение китайских коммунистов требовало выработки новой тактики ведения борьбы в быстро изменяющихся условиях. Огромную роль в этом призваны были сыграть как советские специалисты в Китае, так и решения Коминтерна.

Недавняя тактика, выработанная Москвой и направленная на углубление уступок Чан Кайши, полностью дискредитировала себя, создав угрозу уничтожения достигнутых успехов и полной деградации китайских коммунистов. А директивы Кремля от 19 февраля 1927 г., где говорилось о необходимости принять меры по незамедлительному возвращению вождя «левых» гоминьдановцев Там же. – С. 9.

Таскина Е. Неизвестный Харбин. – С. 26.

Ван Цзинвэя в Китай и усилить нажим на «правый» Гоминьдан, не боясь осложнений в едином антиимпериалистическом фронте1, уже не могли спасти положения.

Состоявшийся 27 апреля 1927 г. 5-й съезд партии также выявил стойкость идей вложенных в умы китайских товарищей советскими идеологами. Чэнь Дусю продолжал отстаивать позиции умеренности и уступок в отношении Гоминьдана, его поддерживал Пэн Шучжи. Но были и противники такой линии — Мао Цзэдун выступил за усиление аграрной революции, его поддержал Цюй Цюбо, который раскритиковал «правый оппортунизм» в партии. Интересен тот факт, что незадолго до этого оба этих, казалось бы, противоречащих друг другу взгляда, были поддержаны Коминтерном.

Положение продолжало ухудшаться, с трудом было отбито наступление 14 отдельной дивизии генерала Ся Доуиня на Ухань, а в это время Сталин продолжал требовать невозможного: «направить «левый» Гоминьдан на развертывание аграрной революции во всех провинциях, принять меры к организации «восьми или десяти дивизий» революционных крестьян и рабочих в качестве «гвардии Уханя», настойчиво доводить до ванцзинвэевцев мысль о том, что если они «не научатся быть революционными якобинцами, они погибнут и для народа, и для революции»2.

По предложению Бородина Политический Совет Гоминьдана отказался от забастовочной борьбы, принял меры по стабилизации денежной единицы, регулированию цен и облегчения положения рабочих.

Чан Кайши договорился с банками о прекращении денежных операций с Уханем — полки магазинов пустели, недовольство ширилось.

Не имея точной и развернутой информации о положении дел в Китае, а может и не понимая всей сложности, Сталин продолжал требовать: «Без аграрной революции победа невозможна… Мы решительно стоим за фактическое взятие земли снизу… Надо вовлечь в ЦКГ побольше новых крестьянских и рабочих лидеров снизу… Нынешнее строение Гоминьдана надо изменить. Верхушку Гоминьдана надо обязательно освежить и пополнить новыми лидерами, выдвинувшимися в агрореволюции, а периферию надо расширить за счет миллионов из рабкрестсоюзов… Надо ликвиди- ВКП (б), Коминтерн и Китай. Док. – М., 1999. – Т.2. – С. 632–633. 2 Панцов А. В. Мао Цзэдун. – М, 2007. – С. 260.

ровать зависимость от ненадежных генералов… пора начать действовать.

Надо карать мерзавцев»1.

Таким образом, если раньше Зиновьев предлагал уступать и помогать буржуазии, то теперь, фактически, требовалось провести аграрную революцию за 24 часа. Чэнь Дусю вспоминал: «Ощущение было такое, будто тебя по уши окунули в дерьмо»2. Бородин и Войтинский также признал невозможность претворения в жизнь таких решений.

Хотя год назад КПК сама призывала к созданию своих независимых вооруженных сил, но такие действия, по мнению Москвы, могли быть расценены Гоминьданом как угрожающие и привести к расколу. Теперь же коммунисты фактически не имели никакой возможности влиять на положение дел в армии и на ее офицерский состав.

В середине июня стало известно о предательстве Фэн Юйся-на, считавшимся одним из наиболее надежных военачальников в «левом» Гоминьдане. Пытаясь как-то исправить положение Чэнь Дусю собрал расширенное заседание ЦК и Политбюро, обсуждал положение с Роем и Бородиным, но решения не были приняты. 12 июля под давлением Москвы он был вынужден уйти в отставку. Через три дня коммунистов предал Ван Цзинвэй. Во многом благодаря действия М. Роя, который показал ему телеграмму Сталина в надежде, что для Гоминьдана поддержка КПК столь важна, что недовольство Кремля подтолкнет его к решительным действиям. Но это вызвало противоположную реакцию3.

Полная зависимость КПК от Москвы не давало возможность «исходя из своего понимания обстановки, самостоятельно и быстро принимать решения и немедленно проводить их в жизнь… подчиняться приказам Коминтерна… при решении любых вопросов, больших или малых»4.

Новое руководство КПК, возглавляемое Цюй Цюбо, приняло более радикальное направление в своих действиях, было решено провести ряд вооруженных восстаний в четырех провинциях в ВКП (б), Коминтерн и Китай. – Т.2. – С. 763–764.

Шорт Ф. Мао Цзэдун / Пер. с англ. Ю.Г. Кирьяка. – М, 2005. – С. 164.

Там же. – С. 164.

Chang Kuo t’ao. The Rise of the Chinese Communist Party. – London, 1999. – Vol. 1. – P. 652.

31_ середине июля. Если они потерпят поражение, то, нужно уйти в горы, следуя плану Мао.

Коминтерн тоже дал указание на организацию вооруженных восстаний, но с поднятием масс левого Гоминьдана против верхов.

«Только в том случае, если революционизирование Гоминьдана окажется на практике безнадежным делом и если эта неудача совпадет с новым серьезным подъемом революции…. [только тогда надо]… строить советы»1. Т. е. необходимо было поднять восстание против Ван Цзинвэя как предателя под лозунгами «левого» Гоминьдана.

Вина за все предыдущие провалы и неудачи была возложена Сталиным на руководство КПК. Он говорил, что среди китайских коммунистов нет ни одной марксисткой головы, которая могла бы реально оценить ситуацию, принять необходимые меры и действовать. Также у него возникла идея приставления к партийным организациям всех уровней своеобразных «нянек» из СССР, чтобы они следили и принимали решения2.

Так же по решению Иосифа Виссарионовича в Китай прибыл его новый представитель — Виссарион Виссарионович Ломинадзе.

На родину вернулись М. Рой и, потерявший доверие вождя, Бородин. До второй половины августа в Китае еще находился Блюхер, осуществлявший функции представителя Коминтерна, но и он вскоре отбыл в Москву.

Прибывший представитель сразу же раскритиковал ЦК КПК, обвинив их в совершении большого количества ошибок правооппортунистического толка и нарушении директив Коминтерна.

«Длительное время правильные директивы Коминтерна извращались в оппортунистическом духе. Коминтерн не может далее полагаться на этих колеблющихся интеллигентов и должен смело выдвинуть несколько стойких товарищей из рабочих для руководства КПК, образовав из них большинство ЦК КПК»3.

Но Чжан Готао и Цю Цюбо пришлось «согласиться» с этими доводами, тем более, что Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение оказать помощь КПК в военном плане и выделить оружия и боеприпасов примерно на один корпус.

ВКП (б), Коминтерн и Китай. – Т.3. – С. 73, 75.

Панцов А. В. Мао Цзэдун. – С. 266–267.

Chang Kuo t’ao. The Rise of the Chinese Communist Party. – Vol. 1. – P.669–670.

31_ 7 августа прошло чрезвычайное совещание ЦК КПК в квартире Михаила Осиповича Разумова (Ло Думо), советника уханьского правительства. Первым выступил Ломинадзе, подвергнув острой критике китайских коммунистов, подчеркнув, что КПК совершила большие ошибки. После выступления всех желающих, обсуждались три резолюции: о борьбе крестьян, рабочем движении и организационных вопросах. Также обсудили составленное Ломинадзе «Обращение ко всем членам партии». Выступления Мао Цзэдуна, носившие радикальный характер в области аграрной политики, были подвергнуты дружеской критики советского представителя.

Благодаря своему выступлению и своеобразному «одобрению» его Ломинадзе Мао Цзэдун был вписан в список кандидатов в члены Временного политбюро, которое должно было возглавлять партию до 6-го съезда.

По решению ИККИ, исходящей из классической концепции марксизма о всемирно-исторической роли рабочего класса, Шанхай вновь должен был стать штаб-квартирой КПК. По отношению к аграрному вопросу Временное политбюро заняло позицию на конфискацию земель только крупных дичжу (а не всех и сразу как, например, хотел Мао), в военном вопросе ставку решили делать на массы, вооруженные же силы должны были стать лишь вспомогательным фактором.

Поражение восстания «Осеннего урожая» и ряда других выступлений в Китае показали слабость коммунистов и ошибочность многих директив Коминтерна. В Шанхае в глубоком подполье действовал теперь штаб коммунистов вместе с Ломинадзе, туда же прибыл еще один представитель ИККИ, Гейнц Нейман (Мориц). сентября Сталин принял решение об официальном выходе КПК из Гоминьдана, о чем и направил телеграмму КПК. К этому времени Китайская коммунистическая партия уже и так была исключена как из левого, так и из правого крыла Гоминьдана.

С 7 по 14 ноября 1927 г. в Шанхае проходит расширенное совещание Временного политбюро, руководят им Ломинадзе и руководитель Красного интернационала профсоюзов Ольга Миткевич.

Москве вновь понадобились виновные в провале восстаний, Сталин отказался признать ошибочность своего политического курса.

Мао Цзэдуна, И Лижуна, Ся Минханя освободили от обязанностей членов провинциального комитета, Мао Цзэдуна вывели из членов в кандидаты Временного политбюро ЦК и т. д.

31_ По поводу «своих вооруженных сил КПК» представитель секретного Отдела международной связи ИККИ Александр Альбрехт (Арно, Вудро и т. д.) писал в Москву: «Весьма важен вопрос создания Красной армии…Так как у этих армий нет базы и снабжения, то она ложиться большим бременем на крестьянство. Тем более что часть этой армии полубандитского происхождения…..Особенно скверно в этом отношении, что эти армии зачастую уходят, оставляя крестьян расплачиваться за свои набеги с войсками милитаристов»1.

В середине 1928 г. завершился Северный поход, приведший к установлению власти Гоминьдана в Китае. В феврале 1928 г. в Москве на 9-м расширенном пленуме ИККИ был признан спад революционной волны в Китае, высказано мнение против авантюристкой политики на восстания и за переход к кропотливой работе по завоеванию масс на сторону КПК.

В июне-июле 1928 г. в селе Первомайское под Москвой прошел 6-й съезд КПК. Он высказал солидарность с решениями 9-го расширенного пленума ИККИ, осудил «путчизм», вся политика, проводившаяся в КПК с 1927 г. была признана ошибочной, а вина «повешена» на лидера партии Цюй Цюбо.

Таким образом, можно наглядно проследить крах и слабость политической линии Москвы в Китае и всю ее пагубность на происходившие там события для КПК и ее членов. Малая осведомленность о происходящем, недостоверность сведений, замкнутость в рамках определенной догматической стратегии и противодействие со стороны самих членов КПК — все это делало эту политику заранее обреченной на провал.

Кириченко м.

Эрнест Хемингуэй о роли Испании и Италии в Гражданской войне Тема Гражданской войны в творчестве Хемингуэя возникла неслучайно. Она выросла из репортажей об Италии на почве ненависти автора к фашистскому режиму и стремлении противостоять ему любым доступным способом. Удивительно, ВКП (б), Коминтерн и Китай. - Т. 3. С. 333.

что американец, на первый взгляд — сторонний наблюдатель, так глубоко и искренне воспринял менталитеты совершенно разных народов.

Опасность националистских идей фашистских Италии и Германии ему стала понятна с самого начала. Близким сделалось стремление к освобождению своей территории патриотами Испании, и очевидным — меньшая угроза для человечества со стороны коммунизма. Эрнест Хемингуэй неоднократно принимал участие в военных действиях. Еще во время Первой мировой войны, когда ему было только восемнадцать лет он был санитаром в Италии, где был тяжело ранен и награжден двумя итальянскими орденами. Далее тема Первой Мировой войны прослеживается в его творчестве — он много работает в Германии, Франции, Лозанне. Он пишет о беспорядках, наводимых фашистским режимом, о смирившейся Франции. Посвящает статью «Крылья над Африкой» нападению Италии Муссолини на Абиссинию, описывая все творившиеся в стране бесчинства, антигуманизм, насилие и призывает пострадавших понять, кто их враг и восстать против Италии. Позже автор романов «Прощай, оружие!» и «По ком звонит колокол» примет участие во Второй Мировой войне, в английской авиации, боровшейся с пилотами «самолетов-смертников» ФАУ-1, возглавит движение французских партизан и будет активно сражаться против Германии, за что в 1947 г. ему вручат бронзовую медаль. Таким образом, журналист с таким богатым военным опытом смог гораздо глубже по сравнению с многими своими современниками вникнуть в международную проблему1.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.