WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 59 |

С января 1937 г. подготовка военных специалистов началась и в Советском Союзе. Кировобадская школа особого назначения (известная как «20-я военная школа пилотов») готовила летчиков для Военновоздушных сил Испании, всего около пяти сотен человек, пять выпусков примерно по сто авиаторов каждый. Более трехсот летчиков вернулось в охваченную огнем Испанию, где они сражались в одном ряду с советскими, французскими, немецкими и английскими интернационалистами (после поражения Республики, остав- См.: Там же. – С. 112.

См.: Там же. – С. 141.

См.: Там же. – С. 224–225.

шиеся в живых выпускники Кировобадской школы эмигрировали в Советскую Россию, многие сложили голову во время Великой Отечественной войны)1. 185 лётчиков последнего выпуска уехать не успели: часть испанцев — сто один человек — попросили политического убежища в Советском Союзе (около сорока из них были направлены в Разведуправление Красной Армии), 84 человека выехали в Мексику.

Думается, что и среди испанцев, уехавших в Центральную Америку было немало лиц, выполнявших «щекотливые» задания советских спецслужб.

Большинству из них так и не удалось вернуться на родину, кое-кто вступил на испанскую землю, но под чужим именем и с поддельными документами2.

Отделения по подготовке испанских летчиков существовали в Липецкой летно-технической школе, в 9-й Рогальской высшей военной школе летчиков и летчиков-наблюдателей. В Рязанской пехотной школе, Сумской артиллерийской школе, Тамбовской школе по подготовке саперов и связистов, Горьковской танковой школе, на многочисленных кратковременных курсах по подготовке младших командиров военную подготовку прошли несколько сотен испанцев в возрасте от девятнадцати до двадцати пяти лет. Общевойсковую подготовку испанские курсанты проходили в военной школе в Орджоникидзе, здесь же готовили командиров пехотных подразделений.

В СССР обучали и командный состав Интернациональных бригад. В ноябре 1936 г. по линии Наркомата обороны прошли курс обучения тридцать человек, будущие командиры рот и батальонов. Успешно действовал и учебный центр в Тбилиси, рассчитанный на подготовку шестидесяти командиров пехоты и двухсот летчиков. Политическую подготовку иностранные коммунисты проходили в так называемой «Международной ленинской школе», в коммунистических университетах трудящихся Востока и нацменьшинств Запада имени Ю. Ю.

Мархлевского. Именно последним принадлежит разработка «Восьми условий победы», своеобразной программы, предложенной коммунистической партией: обеспечение всей полноты власти правительству, представляющему все общественные силы страны и отражающему волю масс; введение всеобщей повинности, создание единого командования и Генерального штаба, выдвижение к руководству войсками верных республике См.: Там же. – С. 136.

См.: Там же. – С. 137.

и народу командиров; установление железной дисциплины в тылу;

национализация и реорганизация основных отраслей промышленности, в первую очередь военной индустрии; организация рабочего контроля над производством; установление справедливых цен на сельскохозяйственные продукты, согласование планов промышленного и сельскохозяйственного производства. (Опубликовано в испанской коммунистической газете «Мундо Обреро».) Там же — «у Мархлевского» — разрабатывалась идея образования института комиссаров армии. Решением правительства и приказом военного министра такой институт действительно был создан во главе с генеральным военным комиссариатом. Генеральный комиссар Хулио Альварес дель Вайо. Его заместители — Кресен-сиано Бильбао (социалист), Антонио Михе (анархист), Анхел Песта-нья (синдикалист), Рольдан (анархист), Претель (социалист, второй секретарь Всеобщего союза трудящихся). Цель комиссариата: «Проводить контроль социальнополитического характера над солдатами, дружинниками милиции и другими вооруженными силами на службе Республики и добиваться координации между военным командованием и борющимися массами, направленной к лучшему использованию возможностей упомянутых сил»1.

С одной стороны политические комиссары сыграли положительную роль в установлении дисциплины и порядка в армии. С другой стороны, некоммунистические силы увидели в этом институте орудие коммунистической гегемонии.

Еще одним неудачным предложением была попытка организовать партизанское движение в тылу противника.

С мая 1937 г. Сталин стал активно вмешиваться в политическую борьбу в Испании. М. Т. Мещеряков выделяет два период сталинского интервенционизма в испанские дела. Первый с мая 1937 г. связан с эйфорией Сталина относительно революционной динамики в Испании.

Его советы в этот период отличались значительным реализмом, сдержанностью и даже симпатией в отношении республиканских лидеров.

Когда, например, в сентябре 1936 г. социалисты во главе с Л. Кабальеро развернули кампанию за немедленную отставку правительства Х. Хираля, Сталин рекомендовал не провоцировать раскол Народного фронта. Спасти правительство Х. Хираля не удалось, однако правительство Кабальеро было сформировано в соответствии с рекомендация- Там же. – С. 138–139.

ми Сталина. Весной 1937 г. Сталин вмешался в конфликт между коммунистами и социалистами с целью урегулировать противоречия.

Сталин поддержал в дальнейшем замену Кабальеро более гибким лидером социалистов Х. Негрином. Но после майских столкновений между коммунистами с одной стороны и радикальными анархистами и представителями Объединенной рабочей марксистской партией (ПОУМ) с другой стороны вмешательство Сталина в испанские дела стало жестким и безапелляционным. Особенно это касалось организаций и их лидеров, которые представлялись ему как «троцкистские». Борьба против троцкистов была перенесена на международную арену и многие из неправедных коммунистов были подвергнуты беспощадным преследованиям и убийствам1.

Советские спецслужбы использовали Испанию для развертывания разведывательной сети за пределами Испании. Агентура вербовалась из испанцев и представителей интернациональных бригад. Таким образом, разговоры о «советизации» Испании не были безосновательными.

Особенно это касалось «войны разведок», которую обстоятельно описал в своей книге В. Л. Телицын.

Мансурова сменил широко известный по организации убийства Льва Троцкого майор госбезопасности Наум Эйтингон, который «отвечал за ведение партизанских операций в тылу франкистов и внедрение агентуры в верхушку фашистского движения».

Эйтингон сделал упор на разведке, вербовке агентуры из стана противника, ему, в частности, удалось привлечь к сотрудничеству с советской разведкой племянника главы испанских фалангистов Антонио Примо де Ривейры, друга А. Гитлера. Племянник снабжал советскую разведку весьма содержательной информацией о контактах франкистов с немцами и итальянцами. Он сообщал о сроках прибытия на Пиренеи новых германских самолетов, итальянских дивизий, португальских добровольцев, передавал копии с личной переписки Муссолини и Гитлера и стенограмм совещаний, посвященных испанской проблеме.

Один из наиболее известных разведчиков Павел Судоплатов оставил заслуживающие внимания свидетельства о деятельности в Испании советских спецслужб: «В Испанию мы направляли как своих молодых, неопытных оперативников, так и опытных, См.: Мещеряков М. Т. СССР и гражданская война в Испании. – С. 91–92.

29_ инструкторов-профессионалов. Эта страна сделалась своего рода полигоном, где апробировались и отрабатывались наши будущие военные разведывательные операции. Многие из последующих ходов советской разведки опирались на установленные в Испании контакты и на те выводы, которые мы сумели сделать из своего испанского опыта». Ценные признания: Испания — полигон для будущих операций, создание здесь своей базы, которая, видимо, пришлась как нельзя кстати во время Второй мировой войны (особенно в ее последние дни, когда нацисты стремились заключить сепаратный мир с западным противником и использовали Испанию — как и Италию — в качестве дипломатического плацдарма для секретных встреч). Еще одна примечательная личность, на судьбе которой и «следе» в испанских делах стоит остановиться, — бывший белый генерал и активный участник Гражданской войны в России Николай Скоблин, замешанный в похищении сотрудниками НКВД глав эмигрантского военного союза (Русского общевоинского союза — РОВС) генерала Александра Ку-тепова (в 1930 г.) и генерала Евгения Миллера (в 1937 г.). Французская контрразведка вышла на след Скоблина в 1937 г., и ему пришлось спасаться бегством, он бежал из Парижа в Мадрид на самолете, заказанном для него резидентом советской разведки в Испании А.

Орловым (когда Орлов в 1938 г. сам бежал, он сохранил золотое кольцо Скоблина в качестве доказательства своей причастности к этому делу). Из Берлина прибыли лучшие специалисты по антитеррористической борьбе. С большим трудом им удалось несколько ослабить натиск диверсантов (благодаря разведке, бомбежке партизанских баз, внедрению своих людей в состав корпуса и покушений на его командиров), но не свести на нет боевые операции.

Следует отметить, что советская разведка направляла свою деятельность не только против франкистов, она рассчитывала нейтрализовать влияние в Испании троцкистов и анархистов. Так, руками советских чекистов был убран с политической арены один из лидеров Рабочей партии марксистского единства (ПОУМ) Андреса Нино.

Убийство Нино не было единичным актом, с политической арены пропали десятки фигур. Их смерть лежала на совести «Управления особых задач», созданного наркомом Ежовым в декабре 1936 г., действовавшего под его личным руководством 29_ и имевшего в своем распоряжении «мобильные группы» для осуществления политических убийств за границей. Главной ареной деятельности этого управления в 1937 — 1939 гг. стала Испания.

В качестве своей главной задачи секретные отделы НКВД ставили задачу борьбы «сталинизма с атакующей его марксистской ересью».

Вслед за гибелью Нино (бывшего личного секретаря Льва Троцкого), полетели новые головы. В Барселоне были похищены и казнены советскими чекистами Эрвин Вольф, Курт Ландау, Марк Рейн (сын высланного из России в 1922 г. меньшевика Р.

Абрамовича), Хосе Роблес, Роберт Смайли. Все они прибыли в Испанию из разных стран — Германии, Англии и США — как добровольцы, рассчитывая быть полезными Республике в рядах интербригад. Многие рядовые члены ПОУМ и анархистских группировок были арестованы и расстреляны по приговору коммунистического дисциплинарного суда. Во Франции, в главном центре по набору добровольцев для интербригад, желающих отправиться в Испанию в случае, если они не были членами партии, обычно опрашивали офицеры НКВД. Большинству добровольцев с паспортами предлагали оставить их в проверочном центре, после чего эти документы направлялись в Советский Союз дипломатической почтой. НКВД особенно было довольно двумя тысячами американских паспортов, которыми потом пользовались советские нелегалы.

База интербригад в Альбасете находилась под контролем политуправления Коминтерна, во главе которого стоял эмиссар Интернационала от Франции Андре Марти, в течение ряда лет работавший на советскую военную разведку и помогавший НКВД в его беспощадной войне с троцкизмом. Вместе с Марти действовали итальянские коммунисты Луиджи Лонго и Джузеппе де Витторио, будущий лидер Германской Демократической Республики Вальтер Ульбрихт.

Агентура вербовалась из испанцев и представителей интернациональных бригад. Таким образом, разговоры о «советизации» испанских республиканцев не были безосновательными.

В конце 1944 г., опираясь на советскую агентуру в Испании, советское руководство попыталось развернуть партизанское движение на Пиренеях. Вслед за встречей легендарного коммунисти- 29_ ческого руководителя Энрико Листера1 с Г. Димитровым2 состоялась беседа И. В. Сталина, Г. М. Маленкова и Л. П. Берия с Долорес Ибаррури в конце октября 1944 г. Обсуждались вопросы о положении в Испании, перспективах партизанской войны, возможных поставках оружия, организации партизанских баз и новых отрядов испанского движения Сопротивления на юге Франции. В соответствии с рекомендациями Сталина Долорес Ибаррури с группой испанских коммунистов выехала во Францию3.

Операция испанских партизан развернулась на севере Каталонии (долина Аран). В ней участвовало до пятнадцати тысяч республиканцев — те, кто действовал все время в Испании, и те, кто перешел франко-испанскую границу. Ударную силу составил 14-й специальный корпус. Партизаны атаковали гарнизоны небольших городов, разрушали автодороги, взрывали железнодорожные линии и перерезали телефонные провода. Республиканское руководство ставило задачу захватить один из провинциальных центров, объявить его «столицей освобожденной территории» и тут же обратиться к антигитлеровской коалиции с просьбой признать легитимность существования.

Франко ответил усилением репрессий. С коммунистами, социалистами и анархистами расправлялись без пощады. Наибольшего успеха франкисты достигли в начале 1946 года, когда было заявлено о захвате одного из партизанских руководителей Кристино Гарсиа и десяти партизан. Всех их казнили в Мадриде как государственных преступников через повешение. Трупы казненных родным не выдали, их хоронили тайно, без следов и записей.

Партизанам не помогли ни денежные «инъекции», ни поставки оружия из Москвы. Они постепенно утрачивали свои позиции и свое влияние в испанском обществе: обыватель не желал новой гражданской войны. Сталин вновь почувствовал, что начинает те- В дневнике Георгия Димитрова имеется запись от 27 апреля 1943 г. : «Я принял 20 испанских военных командиров (вернувшихся из Академии им. Фрунзе):

Модесто, Листера и других. Они снова поставили вопрос об их использова нии на фронте». См.: Dimitrov G. Diario. Gli anni di Mosca (1934 – 1945) / Torino, 2000. – P. 610.

Запись в дневнике Георгия Димитрова от 18 ноября 1944 г.: «Я принял испанс ких генералов (в Красной Армии) Модесто, Листера и Гордона. Я прояснил их обязанности в Югославии (в распоряжении Тито) и последующее перемеще ние во Францию и Испанию. – См.: Dimitrov G. Diario. – P. 769.

Dimitrov G. Diario. – Р. 809. – Запись от 23 февраля 1945 г.

рять инициативу в испанском вопросе, и, боясь повторить события марта 1939 г., перешел в решительное наступление на дипломатическом фронте.

Вопрос о франкистской Испании неоднократно поднимался на заседаниях Совета Безопасности ООН (советские представители получили поддержку со стороны Франции, которая, как и в 1930-е годы, опасалась перенесения пламени войны на свою территорию и даже закрыла свою границу с «горящими Пиренеями»). Но все усилия Советского Союза оказались безрезультатными.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.