WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 59 |

Наконец найдены останки последних жертв цареубийства — цесаревича Алексея и великой княжны Марии Конечно, и теперь в зарубежье и в нашей стране останутся охотники отрицать принадлежность к семье последнего российского императора Николая II найденных и извлеченных в Поросенко-вом логу останков. Изпод шпального настила на старой Коптя-ковской дороге группой А. Н.

Авдонина в 1991 г. было извлечено 9 останков. На протяжении ряда лет российскими, американскими См.: Кононенко А. А. Партия социалистов революционеров в 1901 – 1922 гг.: про блемы историографии. – Тюмень, 2004.

См.: Кружинов В. М. Политические конфликты на Урале в первое десятилетие Со ветской власти: проблемы теории и историографии. – Тюмень, 2005.

и английскими крупнейшими специалистами, центрами, судебномедицинской экспертизой была установлена принадлежность найденных останков царской семье и ее близким. Но и после этого данные результаты оспариваются практически всегда и безосновательно. В основе соображений таких авторов лежит идея неверия в сам факт бессудебного расстрела членов царской семьи, предположения спасения их всех или некоторых из них, в частности, Анастасии и Алексея. В данном случае одним из аргументов были ссылки на то, что двоих в захоронении в Поросенковом логу не оказалось и не должно быть.

С давних пор распространенной является версия о тайном вывозе самими же руководителями Уральской области членов царской семьи в Пермском направлении и подмене их убитыми другими специально подобранными горожанами. Эта версия, очевидно, будет фигурировать и ныне. В частности, она настойчиво проводится екатеринбургским писателем Л. М. Сониным, в том числе и в его новой книге «Загадки гибели царской семьи». В ней мы видим раздел, посвященный «свидетельствам фальсификации расстрела всей царской семьи». Много внимания уделяется поискам царской семьи в Перми и Прикамье начальником уголовного розыска Екатеринбурга, в дальнейшем — помощником начальника Военного Контроля 1-го корпуса Сибирской армии белых, А. Ф. Кирстой, очевидно, из карьерно-корыстных целей отрицавшего факт убийства Романовых, стремившегося получить от белых властей разрешение на формирование и большое материальноденежное содержание специального отряда для «поисков» в Прикамье выдававшейся им за великую княжны Анастасии1. Это была женщина, арестованная за воровство красными осенью 1918 г. западнее Перми, у разъезда Пермской железной дороги № 37. Она выдавала себя за великую княжну Анастасию. Она была известной местной жительницей.

Красноармеец Уткин, «смеясь, говорил, что это Анастасия Грачева», воровка2. Сестра видного См.: Сонин Л. М. Загадка гибели царской семьи. – М., 2006.

Гибель Царской семьи. Материалы следствия по делу об убийстве царской семьи (август 1918 – февраль 1920) / Сост. Н. Росс. – Франкфурт на Майне, 1987. – С. 184–186. Кирсте весной 1919 г. ряд лиц умышленно или ошибочно дава ли показания об этой же женщине, внешне не похожей на Анастасию Нико лаевну, выше ее ростом, старше как о царской дочери и т.д. Кирста брал это умышленно на веру и всемерно пытался обосновывать свою версию, офици альным следствием в дальнейшем доказательно отвергнутую и т.д.

2_ большевика Н. В. Мутных сообщила Кирсте, что будто бы в Перми видела в полутемном подвале членов всей царской семьи, чему тот, кажется, тоже поверил. В дальнейшем Мутных в своем кругу говорила, что вводила белого начальника в заблуждение, дабы вызвать к себе его доверие1. Этим она затем воспользовалась для переправы в тыл белых группы большевиков для нелегальной работы. Не так давно появилась публикация глав из книги К. Бронникова о «тайне «записки Юровского»«. В ней автор с явно фальсификаторской целью заявляет, будто Я. Х. Юровский вместе с Ш.

И. Голощекиным после расстрела царской семьи на место захоронения тел у Ганиной ямы, в шахте, не поехал, а увез на ст.

Екатеринбург II для отправки в Пермь подложных лиц под видом членов царской семьи, чего на самом деле не было2.

Л. М. Сонин безоговорочно утверждает, будто Юровский не присутствовал не только на указанном, первом, захоронении, но и на втором, в Поросенковом логу. На основе этого утверждения он решительно заявляет о незнании Юровским самих событий по захоронениям и прочих. Автор обрушивается не столько с критикой, сколько с опровежением «Записки Юровского» в целом, насквозь фальшивых пресловутых «Записках Юровского», как он выражается, «канонизированных Рябовым и Радзинским»3. Кроме бранных слов и оценок у многих авторов «Записка Юровского» иного отношения не вызывает («Пресловутая записка» и т. д.)4. К двум другим произведениям Юровского: воспоминаниям — публикации 1922 г. и докладу на собрании старых большевиков 1 февраля г. в Екатеринбурге отношение практически такое же. Не жалуют воспоминаний Юровского и многие другие авторы, включая имеющих ученые степени и звания.

Между тем, игнорирование документов Я. Х. Юровского, в том числе «записки», литературно оформленной с помощью известного историка М. Н. Покровского, многих других документальных материалов участников трагических событий, что делается осознанно, обращение к различным, особенно зарубежным издани- Там же. - С. 187-189.

См.: Бронников К. Тайна «записки Юровского» // НГГ (Новая городская газета). - (Екатеринбург) 1997. - 15, 25 сент., 2 окт.

Сонин Л. М. Покер на костях, или Как скрывают правду о судьбе Николая II. - Ека- теринбург, 1998. - С. 130.

Соколов Н. А. Убийство царской семьи. - М., 1990. - С. 307-310.

2_ ям, полных откровенных измышлений, — путь к субъективизму, новым измышлениям, замене истинного хода событий, вплоть до их полнейшего искажения. Еще раз следует подчеркнуть, что все три произведения — воспоминания Я. Х. Юровского — это первоисточники, им цены нет. Это наиболее важные документы по рассматриваемой теме. Прежде чем на документальной основе раскрывать состоявшиеся 17–19 июля 1918 г. захоронения жертв большевистского репрессивного режима — членов царской семьи, последующего нахождения их останков, в том числе последних в текущие дни, следует кратко, на основе основных и наиболее достоверных, авторитетных документах, отвергнув измышления, которым «несть числа», остановиться на неоспоримом факте убийства в Ипатьевском доме в ночь на 17 июля 1918 г. всех обреченных.

В соответствии с решением большевистских вождей — В. И. Ленина и Я. М. Свердлова с участием приехавшего в начале июля в Москву лидера Уральской области, возглавлявшего и «тройку» по делам царской семьи, — Ш. И. Голощекина, решено было расстрелять всех ее членов вместе с доктором и тремя слугами.

При этом решили официально афишировать расстрел лишь бывшего императора, относительно остальных членов семьи дать ложную информацию об их эвакуации из Екатеринбурга с возможностью последующей ссылки на их гибель по каким-то обстоятельствам в пути следования в Пермь. Это было продиктовано стремлением внушить правительству Германии, что принцессы, члены семьи немецкой крови живы, и повлиять на принятие смягчающих условий договоренностей по Брестскому мирному договору для своей страны.

После расстрела в Москву было выслано с подобной мотивацией сообщили о расстреле Николая II; этот акт был одобрен ВЦИКом, сделана информация на заседании Совнаркома, даны публикации в центральной прессе и затем в Екатеринбурге. Но чтобы в Центре не возникло недопонимания, в Москву вечером 17 июля на имя секретаря Совнаркома, фактически В. И. Ленину, за подписью председателя исполкома Уральского совета, была послана строго зашифрованная телеграмма следующего содержания: «Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и глава, официально семья погибнет при евакуации»1.

Там же. - С. 307-310.

2_ Официального сообщения о «гибели» членов семьи Николая II при обстоятельствах военного времени не было. Очевидно, так было решено. Умолчание о расстреле или гибели жены и детей царя далее послужило главным толчком к самого различного рода фантастическим измышлениям. Тем более, что участникам расстрела и захоронения делалось строгое предупреждение о сохранении тайны, хотя она все же соблюдалась далеко не всеми:

появившиеся в начале статья, а затем книга о казни Романовых местного видного большевика П. М. Быкова вскоре были сняты с библиотечных полок, запрещены. Книги следователя Н. А. Соколова и его сподвижника — руководителя процесса расследования генерала М. К. Дитерихса и др., увидевшие свет вне территории Советов, за рубежом, хранившиеся в СССР в спецфондах библиотек и архивов, были малодоступны советскому читателю, лишь спустя много лет краткие сообщения о гибели всей семьи стали темой открытой, но в основном лишь для констатации. Ситуация стала меняться с появлением санкционированной, искажавшей события, книги М. К. Касвинова1 и кардинально — с началом «перестройки» и в последующие годы. В литературно-исторический оборот стали вовлекаться секретные документы и материалы, тем не менее, и с этого времени в плеяде авторов, как зарубежных, так и отечественных, не уменьшается, а, пожалуй, нарастает поток самых разнообразных и многочисленных домыслов, искажений хода событий, связанных с казнью и захоронением семьи Николая II. Это обусловлено и обращением авторов лишь к узкому кругу источников, и неспособностью многих в них разобраться, но и явной предвзятостью, умышленным искажением событий по разным мотивам.

Как уже отмечалось, многие авторы просто-напросто игнорируют важнейшие документы, относя их к заказным по исполнению, дезориентирующим и т. д. Это относится и к теме расстрела в Ипатьевском доме, и к захоронению, к последнему особенно, ибо по разным обстоятельствам открыть тайну оказалось сложно и при получении некоторых первоисточников и чрезвычайно распространившейся версии о полном уничтожении — сожжении всех тел расстрелянных. Мощный толчок к тому дал вывод наиболее квалифицированного, авторитетного следователя по делу царской См.: Касвинов М. К. Двадцать три ступени вниз. – М., 1988.

семьи — Н. А. Соколова1. На него повлияла широко распространившаяся уже летом 1918 г. информация, полученная от бойцов Визов-ского карательного отряда П. З. Ермакова, его самого (о причинах этого — далее). Итоги следствия Соколова могли стать иными, если бы белые продержались в Екатеринбурге хотя бы месяц, недели, ибо Соколов и его спутники побывали на участке Коптяковской дороги в Поросенковом логу, на шпальном настиле («мостике»), на основном захоронении. Это произошло лишь 10 июля, а через пару дней следователем было получено предписание незамедлительно эвакуироваться со всеми следственными материалами. Вряд ли можно сомневаться в том, что Соколов и его группа не заинтересовалась бы многочасовым ночным происшествием на этом месте.

В столь не чтимой некоторыми авторами «Записке Юровского» и двух других его воспоминаниях любителями попыток обоснований сохранения жизни то тем, то другим членам царской семьи, а то ей и целиком, содержится наиболее обстоятельное и достоверное описание всего самого главного в происшествии с нею в Екатеринбурге. Единственныи местом в этих документах-воспоминаниях, не соответствующим действительности, является упорное отрицание автором своего участия вместе с П. З.

Ермаковым в выборе первоначального места захоронения трупов убитых — открытой шахты у Ганиной ямы. Уж слишком неудачным оказался этот выбор! Все прочее — правда, исключая отдельные неточности, допущенные из-за издержек памяти (вроде того, что сжигали и отдельно закапывали останки Алексея и Демидовой (и то с оговоркой — «очевидно Демидову»). Человеческая память — «небезгрешна»! Сподвижники Юровского по карательной акции, с которыми он тесно общался на протяжении многих лет жизни в Москве, — Г. П. Никулин, М. А.

Медведев (Кудрин) отмечали объективность и достаточную точность его воспоминаний, которыми они при встречах делились, уточняли друг у друга. Так, Никулин отмечал: «Писал он воспоминания. Писал он в двадцатых годах короткие воспоминания… Он по своей скромности не называл ничью фамилию, в том числе и свою», «в Музее революции… мы там вели беседу (там также записывали)» и т. д. См.: Соколов Н. А. Убийство царской семьи. – С. 255; Гибель Царской семьи. – С. 395, 396.

Стенограмма беседы с Г.П. Никулиным в Радиокомитете о расстреле царской се мьи 12 мая 1964 г., хранившаяся в спецфонде в Центральном партийном ар хиве (ныне – РГАСПИ). С. 31 и др.

2_ Как я полагаю, можно считать установленным полный состав участников расстрела царской семьи, это: Я. Х. Юровский, Г. П.

Никулин — комендант Дома особого назначения и его помощник, М. А. Медведев (Кудрин) — член коллегии облЧК, П. С. Медведев — начальник внешней охраны, П. Г. Кабанов — начальник пулеметной команды внутренней охраны, П. З. Ермаков, С. П.

Ваганов — военный комиссар ВИЗа и его заместитель, состоявший одновременно в должностях командира Визовского карательного отряда, В. Н. Нетребин — только что включенный в состав ЧК и входивший во внутреннюю охрану царской семьи и, возможно, член внутренней же команды латыш Я. М. Цельмс, т. е. 8 или человек1.

Из 8 точно установленных участников расстрела 7 оставили данные об этом. Кроме Ваганова, не успевшего отступить из Екатеринбурга 25 июля 1918 г., убитого визовскими рабочими за его жестокость, П. С. Медведев, оказавшийся в Перми, занятой белыми, в дальнейшем арестованный, подробно описал процесс казни, так же свое участие в ней не признавал. Однако другими охранниками был назван в числе расстрельщиков, как и его женой, которой он перед отступлением из Екатеринбурга в том признавался.

Как и сами участники расстрела, все охранники, наблюдавшие эту Голгофу, другие, ссылаясь на их непосредственные рассказы, в дальнейшем свидетельствовали об убийстве всех заключенных дома Н. Н. Ипатьева в числе 11 человек: 7 членов царской семьи, доктора и трех слуг — и именно их, а не каких-то подставных лиц.

Умерщвлены были все 11, включая и оказавшихся после первых залпов раненными.

Свидетельства участников расстрела царской семьи содержатся в воспоминаниях Я. Х. Юровского: «Записка Я. М. Юровского 0 расстреле царской семьи и сохранении трупов»2; «Николай на шел свое место свидетельствую. Слишком все было ясно для на рода» (раздел воспоминаний)3. «Из машинописной расшифровки стенограммы выступления Я. М. Юровского на закрытом сове- Подробнее по вопросу состава расстрельщиков см.: Плотников И.Ф. Правда ис- тории. Гибель Царской семьи. М. - Екатеринбург, 2003, раздел «Палачи и их руководители». - С. 211-240.

См.: Скорбный путь Романовых. 1917 - 1918 гг. Гибель царской семьи. Сб. док. и мат. / Отв. ред. и сост. В. М. Хрусталев, при участии М. Д. Стейнберга. - М., 2001. - С. 236-239.

Источник. - 1993. - № 0.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.