WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 59 |

В. Сталин как нарком по делам национальностей видели, прежде всего, рычаг для укрепления власти. Вообще тактика Сталина и его сторонников изначально отличалась от ленинской, что спровоцирует их последующие разногласия. Субъектами федерации Сталин считал автономии, лишённые независимости и права на отделение, а саму федерацию с сильной центральной властью рассматривал как переходную ступень к будущему «социалистическому унитаризму»3. Это наложило определённый отпечаток на практику создания первых автономий.

К концу Гражданской войны в составе РСФСР были образованы Башкирская, Татарская, Киргизская (с 1925 г. Казахская) советские автономные республики, а также Чувашская и Калмыцкая См.: Чистяков О. И. Становление «Российской Федерации» 1917 – 1922. – М.;

2003. – С.46–47.

Нежинский Л. Н. В интересах народа или вопреки им Советская международная политика в 1917 – 1933 г г. – М., 2004 – С. 218.

Несостоявшийся юбилей: Почему СССР не отпраздновал своего 70 летия – М., 1992 – С. 11.

автономные области, Дагестанская и Горская республики1. Практика национально-государственного строительства продолжилась и в дальнейшем.

Можно утверждать, что, несмотря на все противоречия в национальной политике большевиков, предложенный ими вариант (осуществление принципа самоопределения и образование автономий) соответствовал объективным задачам модернизации многочисленных этносов бывшей империи. Это сыграло важную роль в расширении социальной опоры советской власти и в победе красных в Гражданской войне.

Однако об этнической государственности думали не только большевики, но и их противники. Антибольшевистские правительства и вооруженные силы создавались и действовали преимущественно на окраинах, населенных так называемыми инородцами, и национальная политика для белых изначально была весьма важным фактором в обеспечении социальной, материальной, финансовой поддержки армий.

Одним из таких правительств был самарский Комуч. В его составе учреждался Инородческий отдел, задачей которого было регулирование отношений между национальностями. Комуч стремился к союзу с национальными движениями и организациями на основе признания идеи демократического федерализма. При этом, признавая, что окончательно решать вопрос о будущем государственном устройстве России полномочно только Учредительное собрание, Комуч заявлял своей целью «возрождение государственного единства России». Поэтому он отказывался признавать суверенные права за любым правительством, «откалывающимся от государственного тела России и провозглашающим свою независимость самостийно»2.

Существовавшее параллельно Временное сибирское правительство проводило подобную национальную политику. Само оно выступало как орган областной автономии и, откладывая окончательное решение вопроса о правах территорий до созыва Всероссийского учредительного собрания, отказывалось признавать местные правительства, высказывая готовность идти лишь на предоставление культурно-национальной автономии народам Сибири.

Чеботарёва В. Г. Наркомнац РСФСР: свет и тени национальной политики 1917 – 1924 гг. – С. 29.

Национальная политика России: история и современность. – М., 1997. – С. 78.

Образование единого центра антибольшевизма на востоке страны в лице Директории — Всероссийского временного правительства — в сентябре 1918 г., казалось, дало основу для проведения согласованной национальной политики на обширной территории. В «Грамоте Всероссийского временного правительства» от сентября 1918 г.

провозглашались широкая автономия и культурно-национальное определение для национальных меньшинств»1. Но все эти заявления не были претворены в жизнь. Это был закономерный шаг, продиктованный требованиями централизации власти и управления, ресурсов и сил в широкомасштабной вооруженной борьбе. Решение национального вопроса, прежде всего предоставление государственного статуса тем или иным образованиям, откладывалось до окончания войны. Уже 18 ноября 1918 г. установление военной диктатуры адмирала А. В. Колчака в Сибири открыло новый этап национальной политики белых в регионе. В обращении к населению верховного правителя России декларировалось стремление к созданию демократического государства, равенство всех сословий и классов перед законом. Правительство обещало, что «все они, без различия религий и национальностей, получат защиту государства и закона»2. Но идею единой и неделимой страны почти все национальные движения и организации воспринимали как возвращение к дореволюционной политике.

Убедительным подтверждением провала национальной политики белых служит история взаимоотношений Добровольческой армии с этносами и их организациями на Юге России. Л. Г. Корнилов заявил, что его армия будет отстаивать право на широкую автономию отдельных народностей, входящих в состав России, но при условии сохранения государственного единства. Правда, в отношении отделившихся к тому времени Польши, Финляндии и Украины признавалось их право на «государственное воз-рождение»3. Однако реализация этих деклараций не состоялась. Сам лозунг единства и неделимости воспринимался на окраинах как противоречащий любым проявлениям национальной самодеятельности. Это приводило к разъединению и ослаблению материальных и моральных сил белых. Только П. Н. Врангель выдвинул Иоффе Г. З. От контрреволюции «демократической» к буржуазно помещичьей диктатуре // История СССР – 1982 – № 1. – С. 113.

За спиной Колчака: Док. и мат. – М., 2005. – С. 452.

Национальная политика России. – С.83.

23_ идею «тактического федерализма» и признал суверенитет Украины1, но сделано это было слишком поздно, когда исход войны был предрешен в пользу красных.

Решение национальных проблем белые подчинили военным и политическим задачам. Политическое самоопределение народов не предусматривалось, а реализация культурно-национальной автономии в ходе Гражданской войны была затруднена. Это обусловило узость социальной базы белых режимов и как следствие — поражение в войне.

суханов Д.

Деятельность Л. Д. Троцкого на посту председателя Реввоенсовета в годы Гражданской войны 14 марта 1918 г. в день открытия чрезвычайного съезда Советов, на котором ратифицировался Брестский договор, в «Известиях» появилось постановление Совнаркома о кадровых переменах в армии. Сообщалось о назначении Л. Д. Троцкого членом Высшего Военного Совета и исполняющим обязанности председателя Совета2. 6 апреля Л. Д. Троцкий стал одновременно наркомом по морским делам, сменив на этом посту П. Дыбенко. 2 сентября в связи с превращением страны в военный лагерь решением ВЦИК был создан Революционный Военный Совет Республики (РВРС).

По предложению Я. М. Свердлова председателем РВРС был назначен Л. Д. Троцкий3.

Рассматривая деятельность Льва Давидовича в данный период надо сказать, что существует два подхода к оценке его личности в данный период. Сторонники одного подхода, акцентируя внимание на негативных аспектах деятельности Л. Д. Троцкого, на ошибках, которые он допускал, не признавали за ним никакого вклада в создание Красной армии. Так считали, главным образом, См.: Росс Н. Врангель в Крыму. - Франкфурт. 1982. - С. 114.

Цит. по: Васецкий Н. А: Троцкий: опыт политической биографии. - М., 1992. - С.

107.

Там же. - С. 108.

23_ идеологи и практики Белого движения, многие из них отвергали всякую способность к такой работе, не только за Л. Д. Троцким, но и за Советской властью, например, А. И. Деникин. В своих воспоминаниях он писал: «Красная Армия строилась исключительно умом и опытом старых царских генералов. Участие в этой работе Троцкого, Подвойского, товарищей Аралова, Антонова, Сталина и многих других было фиктивно»1.

С конца 1920 гг. эта точка зрения возобладала и в советской исторической литературе, применительно к Л. Д. Троцкому и всем идеологическим противникам И. В. Сталина. Были сторонники и противоположного подхода. Они не брали в расчет никаких недочетов и провалов в работе наркомвоенмора, говорили о его деятельности исключительно в превосходной степени. Такую трактовку можно найти в ряде публикаций того периода, в частности у К. Радека2. Эту тенденцию поддерживают такие военные историки, как М. А. Молодцыгин и А. Я. Пономарев3. Опираясь на исследования 90-х гг. XX — начало XXI вв., мемуары и сочинения самого Льва Давидовича нужно попытаться провести объективный анализ его деятельности на данном посту.

Находясь на этом наркомвоенмора, Л. Д. Троцкий уделял первостепенное внимание пропаганде и агитации. Но не менее широко использовались им методы административного воздействия, репрессий в отношение командного и солдатского составов при решении возникавших проблем.

Большую роль играл Декрет об обязательном обучении военному искусству, по которому обучению подлежали трудящиеся от до 40 лет, без отрыва от работы в течение 8 недель, без вознаграждения за время обучения4.

Прошедшие курс обучения военнообязанные в любое время могли быть призваны в армию. Л. Д. Троцкий был фактически одним из первых, кто поддержал ленинскую идею распространения военных комиссаров по всей армии как представителей советской власти и организаторов политической работы. В конце марта г. появилось сообщение наркомвоена и Высшего Во- Деникин А. И. Очерки русской смуты. Белое движение и борьба Добровольчес- кой армии. Май октябрь 1918 г. - Берлин, 1924. - С. 144.

Цит. по: Журавлев В. Силуэты: политические портреты. - М., 1991. - С. 49.

См.: Военно исторический журнал. - 1990. - № 8-10. - С. 28-36.

См.: Васецкий Н. А. Троцкий: опыт политической биографии. - С. 141.

23_ енного Совета о привлечение в армию военных специалистов од контролем военных комиссаров1. За это, Л. Д. Троцкий уже тогда заслужил немало упреков и критики в свой адрес, со стороны тех же военспецов (М. Д. Бонч- Бруевич). «Я, являющийся в первые месяцы организации Красной армии ее военным руководителем, ни разу не получил от Троцкого хоть какого- нибудь указания и не обнаруживал у него даже подобия интереса к военному делу»2. В данный период Льва Давидовича окружало большое количество помощников, которые не только охраняли его в поездках по фронтам, но готовили справочные материалы, писали черновики статей, воззваний, речей, книг, из которых потом составляли собрание сочинений Л. Д. Троцкого. Аппаратный стиль руководства, когда вопросы решались в целом, без отвлечения на частности, когда штатные помощники готовили эти вопросы, был свойственен Льву Давидовичу.

В боевые действия Л. Д. Троцкий был вынужден вступить уже в августе 1918 г. 7 августа 1918 г он выехал из Москвы на Восточный фронт в специально сформированном поезде. В «Моей жизни» Л.

Д. Троцкий назвал три эпизода, когда занимал самостоятельную стратегическую позицию и отстаивал ее». Это борьба против А. И.

Деникина, защита Петрограда и польская компания»3. Л. Д.

Троцкий не назвал еще один важный момент — разгром Колчака.

Изучение участия Л. Д. Троцкого в этих компаниях позволит реально оценить его успехи на военном поприще.

Весной 1919 г. в результате маневра, осуществленного на южном фланге войск Колчака командующим Восточным фронтом С.

С. Каменевым, противник разбит и отброшен за реку Урал. Для закрепления позиций и развития успеха С. С. Каменев высказывался за преследование колчаковских армий и дальше в Сибири.

Однако Главковерх И. И. Вацетис воспротивился этому, считая, что следует прекратить военные действия, закрепиться на достигнутом и готовится к дальнейшим боям. Принятие этого решения означало бы утрату с таким трудом завоеванной стратегической инициатив, а колчаковцы получили бы возможность для перегруппировки сил, пополнения за счет сибирского кулачества. Лев Давидович поддержал И. И. Вацетиса и отстранил С. С. Каменева от Там же. - С. 142.

Бонд Бруевич М. Д. Вся власть советам. - М., 1952. - С. 271.

Троцкий Л. Моя жизнь. - М., 1988. - Т.2. - С. 150.

командования фронтом. Однако по приказу В. И. Ленина С. С. Каменев был восстановлен в должности.

Болезненный удар по амбициям и самолюбию Льва Давидовича был нанесен в ходе летне-осенней компании 1919 г. против А. И. Деникина. В это время на Украине сложилась весьма критическое положение. Фронт состоял из многочисленных формирований, во главе них стояли явные и скрытые атаманы. Чтобы поправить положение, Л. Д. Троцкий предложил ряд мер. В их числе беспощадная ликвидация партизанщины, самостийности и «хулиганской левизны», перенесение центра тяжести на Донецкий бассейн. «Мне нужна совершенно точная и категорическая поддержка в ЦК в этом вопросе»1. Такая поддержка была ему была обещана. Однако на Украине с ее сильным середняцким крестьянством, почти повсеместным недоверием к центру и таким как Л. Д. Троцкий, руководителям его методы, рассчитанные на завинчивание гаек, принятие импульсивных решений и решений не срабатывали. Дал осечку один из его центральных тезисов: «революционные войска — нервные войска, способные к быстрым метаморфозам». Быстрых «метаморфоз» не получилось. Во избежание дальнейшего обострения обстановки Совет Рабоче-Крестьянской Обороны (СРКО) отозвал Троцкого в Москву. На состоявшемся 3 июля 1919 г. экстренном заседание ЦК РКП(б) принял ряд решений, усиливших руководство военным ведомством со стороны ЦК и СРКО.

По поводу участия Л. Д. Троцкого в обороне Петрограда осенью г. во всех советологических исследованиях настойчиво приводится мысль, что В. И. Ленин настаивал на сдаче Петрограда Юденичу и переброске освободившихся войск под Тулу на борьбу с А. И. Деникиным. Л. Д.

Троцкий наоборот выступал за безоговорочную оборону города.

Сторонники Л. Д. Троцкого, поддерживая эту версию, ссылаются на телеграмму В. И. Ленина Л. Д. Троцкому от 17 октября 1919 г., в котором говорилось, что на СРКО 16 октября был «принят ваш план»2, то есть план Л. Д. Троцкого. Однако все опубликованные печатные материалы говорят как раз о непреклонности В. И. Ленина, требовавшего не сдавать город.

В условиях напряженной ситуации на фронте СРКО, Главное командование Красной армии, партийные и советские органы Цит. по: Дойчер. И. Вооруженный пророк: 1879 – 1921. – М, 2006. – С. 321.

Ленин В. И. Военная переписка. – М., 1980. – С. 211.

23_ Петрограда взяли на себя оборону города, часто действуя через самого Льва Давидовича. В итоге войска Юденича удалось отбить от Петрограда, и Л. Д. Троцкий издал приказ «Мелким сошкам по рукам»1, которым распорядился «развивать наступление не только до полного изгнания, но и уничтожения Юденича», для чего можно даже было переходить финскую и эстонскую границу, то есть преследования белых на территории сопредельных государств.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.