WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
1 А.Л.СМЫШЛЯЕВ РИМСКИЙ НАМЕСТНИК КАК МАГИСТРАТ (К вопросу об особенностях римской государственности в эпоху ранней Империи) Хотя наместники римских провинций в период Принципата обладали подобного же рода властью и полномочиями, что и магистраты в самом Риме1, тем не менее они не считались магистратами в строгом смысле этого слова2. Однако в представлении подавляющего большинства обитателей Римской державы, не знакомых с юридическими тонкостями, наместники выступали именно как магистраты - консулы или преторы, несущие свою службу не в Риме, а в провинциях3. Укоренению и длительному сохранению подобных представлений способствовало в числе прочего и чисто внешнее сходство облика и антуража наместников и городских магистратов Рима и провинций4. Следует также иметь в виду, что в мирной обстановке деятельность наместника протекала, как правило, в городах - центрах судебных округов - и во многом уподоблялась деятельности местных городских магистратов. Свою власть наместник осуществлял в соответствии с устоявшимися обычаями и традициями, имея в качестве своих визави традиционные институты городского самоуправления и поддерживая тесное сотрудничество с представленными в них городскими элитами5.

1 Гай называет власть наместников, так же как и власть преторов, “магистратским империем” (Inst.

I.99) и постоянно проводит параллели между полномочиями претора в Риме и наместника в провинции (Inst. I.6,20, 29, 101, 105, 134, 185, 200; II.24, 278; IV.139). Число подобных примеров можно было бы умножить как с помощью свидетельств того же Гая, так и других римских юристов. По словам авторитетнейшего юриста Прокула, наместник должен замещать в провинции всех римских магистратов и исполнять их обязанности (D. 1.18.12; ср. D. 1.16.7.2; 1.18.10).

2 Проконсулы так называемых сенатских провинций были промагистратами, а остальные наместники считались помощниками промагистрата, т.е. принцепса, являвшегося проконсулом императорских провинций. Юристы упоминают отдельно среди тех, кто вершил правосудие, “магистратов Народа римского” и “президов провинций” (Gai. Inst. II.24; D.11.1.4.1; 42.1.15 pr. - 1;

50.16.131.1).

В повседневной речи наместники нередко именовались “магистратами” или “преторами” (“Магистраты” - Vell. Pat. II.126.4; Tac. Dial. 36.22.5; Ann. I.2.2; II.54; III.33.1; 34.3; IV.6.4; 20.4; XII.60.2;

XIII.31.3; XV.20.3; 21.4; Suet. Aug. 47; Tib. 12.2; Claud. 23.2; Fronto. Ad M. Caes. 1.6.3 (Naber, p.13).

“Преторы” - Tac. Ann. I.74.1; IV.43.3; 45.1; XV.25.3). Характерно, что тот же Гай в своем комментарии к провинциальному эдикту использует слова “претор” и “проконсул” почти как взаимозаменяемые (Honor A.M. Gaius. Oxf., 1962. P.89). В греческих текстах, не являющихся официальными документами, наместник часто именуется rcwn, т.е. “магистрат” или “высший магистрат” (Mason H.J. Greek Terms for Roman Institutions. A Lexicon and Analysis. Toronto, 1974. P.111 ff.). Вплоть до начала II в. н.э. гречесие авторы нередко называли наместника (так же как и претора) strathgj” (Ibid. P. 12, 155 ff.). Апулей говорит о проконсуле Африке, завершающем службу в провинции, что тот уже почти закончил срок своего консульства (Apol. 94).

Одинаковые официальное платье и почетная стража (ликторы с фасциями), одинаковое обыкновение вершить суд и отдавать важные распоряжения с трибунала, расположенного на форуме или в базилике.

О зависимости наместника от помощи со стороны местных городских властей см. Jacques F. Le privilge de libert. Politique impriale et autonomie municipale dans les cits de l' Occident romain (161 - 244).

Roma, 1984. P. 343; Burton G. Government and the Provinces// The Roman World. V.1 L.-N.Y., 1987. P.ff.; Lintott A. Imperium Romanum. Politics and administration. L.-N.Y., 1983. P.129; Shulte C. Die Grammateis von Ephesos. Schreiberamt und Sozialstruktur in einer Provinzhauptstadt des rmischen Kaiserreiches. Stuttgart, 1994. S.56 ff.

Возникает вопрос о том, в какой мере магистратский характер власти наместника, всеобъемлющая сфера ее применения и широко распространенные представления о наместнике как о магистрате определяли его поведение и образ действий, как в рабочее, так и в свободное время, какое воздействие они оказывали на осуществление им своих обширных властных полномочий. В своих работах я рассматривал отдельные аспекты этого вопроса6, другие же исследователи, насколько мне известно, его практически не касались7. Между тем ответ на этот вопрос позволил бы нам составить более полное представление и об обусловленности поведения и деятельности правителя эпохи Принципата традиционными взглядами, институтами, ценностями8, и о природе римской государственности этого периода в целом.

Особое значение для решения этого вопроса имеют свидетельства римских юристов, и в частности сохранившиеся фрагменты трактатов “Об обязанностях наместника”, являвшихся не только юридическими сочинениями, но и практическими руководствами, адресованными администраторам и судьям, в которых разбирались главным образом наиболее часто встречающиеся на практике вопросы и ситуации9.

Таким образом, работа по обобщению конкретного материала в значительной мере уже проделана за нас римскими юристами. То же самое можно сказать и об авторах тех литературных памятников, в которых наряду с конкретными данными о деятельности наместников можно обнаружить множество устоявшихся стереотипов, клише, общих мест. Это в первую очередь сочинения риторического характера (речи, риторические руководства), либо работы, написанные в риторическом ключе. По большей части они, так же как и юридические трактаты, относятся ко II - началу III в. н.э.

Как уже отмечалось выше, наместник должен был постоянно объезжать свою провинцию, чтобы вершить суд в городах - центрах судебных округов. Уже во время торжественной гражданской церемонии вступления в каждый город наместник в соответствии с этикетом действовал наподобие магистрата, вступающего в должность10. В самом городе он значительную часть своего рабочего дня проводил на форуме, занимаясь судебными разбирательствами и прочими делами, сидя на трибунале, окруженном громадной толпой (Plut. Anim an corp. aff. 501 E-F; Apul. Flor.

9; Apol. 28; 44; Tert. Apol. 1.1)11. Открытость и гласность судопроизводства в античном городе были, как известно, средством контроля граждан за деятельностью магистратов.

Люди, окружавшие трибунал, были не только зрителями, но в известной мере и участниками судебного разбирательства и могли своим поведением оказывать Смышляев А.Л. Вступление наместника в провинциальный город: церемония adventus по Ульпиану //ВДИ, 1991, № 4. Он же. Civilis dominatio: римский наместник в провинциальном городе //ВДИ, 1997, № 3.

Лишь Н.Перселл в работе общего характера отметил, что поскольку во главе провинций ранней Империи стояли “магистраты”, сохранялось и уважительное отношение к подданным, полагавшееся свободным, а римское правление по-прежднему имело непрямой характер. (Purcell N. The Arts of Government // The Oxford History of the Classical World. / Ed. J.Boardman et al. Oxford - N.Y., 1986. P. 566).

Вопрос об обусловленности поведения наместника эпохи Империи традиционной аристократической системой ценностей разобрал Дж.Лендон (Lendon J.E. Empire of Honour. The Art of Government in the Roman World. Oxford, 1997. P. 194 ff.).

До сих пор этот вопрос разбирался почти исключительно на примере деятельности и поведения императора (Wallace-Hadrill A. Civilis princeps. Between Citizen and King // JRS. 1982. 72; idem Suetonius.

The Scholar and his Caesars. L., 1983. P. 163 f.; Jacques F., Scheid J. Rome et l’intgration de l’Empire 44 av.

J.-C. - 260 ap. J.-C. T.1. Les structures de l’Empire romain. P. 1990. P.32, 84, 109; Lendon J.E. Op. cit P. ff.).

Характеристику этих трактатов см. в статье Смышляев А.Л. Трактаты римских юристов “Об обязанностях наместника провинции” // Древнее право, 1997, № 1 (2).

Смышляев А.Л. Вступление наместника в провинциальный город... С. 108 слл.

Не случайно юристы в числе прочих рекомендаций дают наместнику советы, как надо держать себя во время судебного заседания, чтобы не ронять свой авторитет в глазах окружающих (D.1.16.9.2;

1.18.19.1).

воздействие на его исход (Plut. Caes. 10; Dio Cass. LII, 30.2). То же самое можно сказать и о провинциалах, толпившихся вокруг трибунала наместника12.

Еще большее воздействие на приговоры и решения наместника оказывали провинциалы, входившие в число советников наместника (в его consilium). Как правило, это были самые богатые и влиятельные граждане того города, где проходило судебное заседание13. Формально наместник, так же как и любой другой судья, не был обязан следовать мнению своих советников, но в силу обычая он должен был с ним считаться и стараться выносить свое решение на основе мнения совета (e consilii sententia)14. О значении советников из представителей местной городской элиты позволяют судить слова Диона Хризостома, заявившего после превращения его родной Прусы в центр судебного округа, т.е. в город, где вершит суд наместник, что его сограждане теперь сами себя судят, а не судятся перед другими15. Не случайно города провинций боролись за право стать центром судебного округа16.

Во время открытых судебных заседаний наместник нередко должен был подвергаться разнонаправленному давлению, как со стороны своих высокопоставленных местных советников, так и окружающих трибунал рядовых граждан и проявлять при этом немалый дипломатический такт17.

Таким образом, римский наместник вершил суд примерно таким же образом и в таких же условиях, что и местные городские магистраты.

Юрисдикция наместника не была разграничена с юрисдикцией городских магистратов. Ульпиан отмечает, что “поскольку проконсул обладает всеобъемлющей юрисдикцией (plenissima iurisdictio) он один осуществляет (в провинции) полномочия всех лиц, которые в Риме вершат суд в качестве магистратов... и нет в провинции такого дела, которое не мог бы решить он сам” (D. 1.16.7.2; 1.16.9 pr.). Это означает, что наместник осуществлял - в числе прочих - также и полномочия местных магистратов и мог разбирать те же самые дела, что и они. И, судя по имеющимся свидетельствам, он действительно занимался делами подобного рода18.

Интересно отметить, что и в самом Риме “хороший” император должен был вершить суд с трибунала на глазах у многочисленной толпы и с помощью ведущих Colin J. Les Exigences de la populace paнenne dans la litйrature greque chrйtienne du IIe siиcle // REG.

1965. 77. P. 330 suiv. Смышляев А.Л. Civilis dominatio... С. 28.

Перечисляя достоинства идеального наместника, Филон Александрийский упоминает, что тот разбирал важные дела с помощью людей, обладающих властью (Philo. In Flac. 1.4.). Прокуратор Иудеи Фест проводил в Кесарии предварительное судебное разбирательство по делу апостола Павла вместе со своими военными трибунами и “самыми выдающимися мужами города” (Acta Apost. 25: 23). По словам юриста Модестина, наместник, собираясь разбирать дела заключенных в провинциальном городе, должен пригласить в своей совет (consilium) как всех мужей сенаторского ранга, так и всех адвокатов (patronos causarum), если они живут в этом городе (D. 48.1.12. pr.). Видимо, адвокаты привлекаются не только как эксперты, но и как “самые выдающиеся мужи” в городе после сенаторов.

Mommsen Th. Rцmisches Strafrecht. Lpz., 1899. S. 149 f., Garnsey P. The Lex Julia and Appeal under the Empire // JRS. 1966, 56. P. 177 ff.; Sherwin-White A.N. The Letters of Pliny. A Historical and Social Commentary. Oxf., 1966. P. 395, 541; Lintott A. Op. cit. P.57.

Dio Chrys. Or. 40. 10; Jones C.P. The Roman World of Dio Chrysostom. L., 1978. P. 108.

Quass F. Die Honoratiorenshicht in den Stдdten des griechischen Ostens. Untersuchungen zur politischen und sozialen Entwicklung in hellenistischer und rцmischer Zeit. Stuttgart, 1993. S. 152 f. Anm. 414; S. Anm. 551.

Плиний хвалит наместника Бетики Тирона за то, что тот повышает цену своего правосудия в глазах провинциалов своей большой обходительностью, в которой самое главное - привлечь к себе каждого почтенного человека и, будучи любимым маленькими людьми, в то же время пользоваться уважением первых людей города. Большинство же наместников, опасаясь показаться слишком угодливыми по отношению к могущественным лицам, приобретают славу недоброжелательности и даже злобности (Ep. IX.5).

D. 48.2.6; 50.13.14; Suet. Galba. 7.1-2.

сенаторов, а также самолично разбирать в числе прочих массу повседневных рутинных дел19.

Точно так же, как и местные магистраты, наместник принимал участие в заседаниях городской курии и народного собрания. По свидетельству Ульпиана, при распределении в городской курии почетных должностей и повинностей наместник мог прислать письменную рекомендацию своему кандидату либо самолично выступить с соответствующим предложением во время заседания курии (“как это часто бывает”) (D.

49.4.1.4), действуя в таком случае наподобие высшего городского магистрата20.

В приписываемом Ульпиану трактате “Мнения”21 разбирается случай с участием наместника в работе народного собрания (D. 49.1.12). Имеются и другие свидетельства такого же рода22, что позволяет считать подобную практику достаточно распространенной.

Свидетельства об участии наместника в работе городской курии и народного собрания относятся главным образом ко II - началу III в. н.э. На этом основании многие исследователи делают вывод, что при Антонинах, и особенно при Северах, президы регулярно вмешиваются в работу органов городского самоуправления, тем самым лишая последнее какого-либо реального значения23. Однако с этим вряд ли можно согласиться. Ведь в наших источниках идет речь не о нововведениях, а об обычной и устоявшейся практике24. Кроме того, наместник, не имея в городах собственного аппарата управления и лишь изредка посещая с горсткой приближенных центры судебных округов, не мог установить постоянный прямой контроль над жизнью подданных и обойтись без сотрудничества с местными городскими властями25.

По мнению Ф.Жака, наместник присутствовал на заседаниях курии не в качестве руководителя, отдающего приказы и директивы, а в качестве арбитра, разрешавшего споры и смягчавшего конфликты26. Однако вряд ли в провинциях, насчитывающих десятки, а то и сотни городов, наместники могли с помощью личного участия в работе курий обеспечить решение подобной задачи. Кроме того, остается неясным, зачем они участвовали в народных собраниях, которые во II-III вв. н.э. обычно не принимали Dio Cass. LXIX.7.1., LXV.10.5, LII.32.1; Millar F. The Emperor in the Roman World (31 BC -AD 337).

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.